Устройство автомобиля - Главная

Устройство автомобиля - Главная
Устройство автомобиля - Главная

Дубинин Андрей Валентинович: другие произведения.

  В поисках рая!      Россия. Южный Урал      И вроде все внешне хорошо - красивая машина, бизнес, два магазина, чтоб им... Но жизнь завязывалась морским узлом с каждым днем все вернее и вернее. И не было выхода.   Бизнес, раньше дававший более-менее стабильный доход, все больше превращался в живоглота, съедавшего кредиты с неслабеющим аппетитом.   Здоровье на фоне не проходящей депрессии начало сыпаться, исподволь, потихоньку, но вот уже пройти пятьсот метров становилось проблемой. И пузо, чтоб ему, скоро это будет не слоненок, а гиппопотамчик... Как раньше хотел слегка потолстеть, перейти, так сказать, из разряда гончих в более тяжелый класс, но то пивное чудо, появившееся в зеркале при утреннем осмотре, совсем не радует.   Гантели красиво раскиданы по залу, велотренажер, наверное, заржавел всеми своими подшипниками.   Но самое главное, что у лапочки зрение становилось все хуже и хуже, она тихо плакала по ночам в подушку, чтоб я не слышал. Мои утешительные монологи, что все будет хорошо, что и с таким зрением люди живут, совсем перестали утешать её. Глаза, изуродованные операциями, отказывались видеть, точнее, один глаз - второй даже свет уже не различал, не то, что фокусировать хоть какое-то изображение. Куда мы только не обращались, и к каким специалистам не ездили, но увы...   Вот и сейчас, глотая километры за километрами, мы катили на машине по Тарской трассе в соседнюю республику к известному по всей России специалисту, про которого рассказывали легенды, мол, тому вживил имплантат, и он снова увидел. Но мне слабо верилось - все это попахивало обычной рекламой, одна удачная операция раздувалась, на мой взгляд, в череду чудесных излечений и прозрений. Но едем... Радуйся, Радосте наша, покрый нас от всякаго зла честным Твоим омофором.      Центр глазной хирургии. Южный Урал      В общем, ни хрена не получилось, как я и думал, вся эта шарага со своим гуру во главе просто насос для высасывания денег. Оплаченное нами обследование дало только один результат - отрицательный. Многократно оперированные глаза больше ни одной операции не выдержат.   Гуру, приема у которого мы добились, долго задумчиво вглядывался в нашу карточку, переворачивая странички. Вид у него, несмотря на принятые через кассу деньги, был виноватый, видно что-то человеческое и этому живорезу было не чуждо. Меня он попросил зайти одного, жена осталась за дверью, я её сам попросил. Мне проще было поговорить с профессором с глазу, так сказать, на глаз.   - К сожалению, мы ничем не сможем помочь, - посмотрев на меня, сказал Хакимов. Не знаю, чего я ждал и на что рассчитывал, наверное, на чудо!   В сердце взорвалась боль, по лицу моему, наверное, прокатился целый вихрь из эмоций, все слилось в этом вихре, но злость - нет, не так - ЗЛОСТЬ играла главную партию в этом оркестре чувств.   Я поднял глаза на Хакимова, вдруг, в одно мгновение он стал моим самым большим врагом, я еле сдерживал поток нахлынувших на меня чувств. Дурак, на что я рассчитывал? Но не выдержал и спросил.   - Но есть же ваши прославленные имплантаты, ведь говорят, что они запускают процесс регенерации не только сетчатки, но даже стекловидного тела хрусталика.      Регенерация тканей глаза невозможна, так же, как и невозможна регенерация хрусталика, во всем мире его просто заменяют на искусственный, сделанный из тех или иных материалов.   Профессор, глядя на меня с грустью смертельно усталого человека, медленно закрыл карточку.   - Понимаете, имплантат мы пропитываем специальным раствором, стоимость которого даже не на вес золота, а на вес жизни.   - Сколько, сколько Вы хотите за этот раствор, я найду деньги, если нужно, мы продадим квартиру, машину, лишь бы спасти зрение, если осталась такая возможность, - я практически прорычал это.   Хакимов все так же с грустью глядел на меня, видно поток моей злобы никаким образом не ударил по нему, он опустил глаза. 'Вот черствая скотина, все они мясники', - подумал я.   - Поймите меня, мы просто не можем имплантировать лечебный модуль в глаза, они не выдержат еще одну операцию.   - Ну тогда продайте раствор, мы будем капать в глаза, делать уколы, все что нужно, за любые деньги, - вскочив со стула, я схватил его за плечо, - сделайте хоть что-то!!   Он с трудом снял мою руку со своего плеча. Удивительно, как он не нажал на тревожную кнопку и терпит все это, видно, моя боль была настолько неприкрыта. Я всмотрелся в его глаза - передо мной сидел не старый усталый дядька, а святой. Глаза его были просто пропитаны болью, он все понимал. Да что со мной такое, гипнотизирует он меня что ли? Откинувшись на спинку стула, я постарался разорвать этот ментальный контакт, но ничего не получилось. На меня смотрел старый и мудрый человек, чьё сердце переполнилось от людской боли, я понял, что он прекрасно понимает мои чувства, понимает, в каком аду оказалась моя жена после серии неудачных операций, просто он ничем не может помочь.   Профессор встал, обошел стол и сел рядом со мной на стул для посетителей.   - Этот экстракт препарата мы покупаем за бешеные деньги. Нет, даже не так. Мы можем сделать закупку одной ампулы только раз в год, вложив практически всю прибыль за вычетом средств для существования центра и зарплаты персоналу. Я не могу Вам сказать за сколько, но стоимости вашей квартиры не хватит, не хватит даже стоимости двух-трех квартир. Мы поэтому и разработали методику имплантата, чтоб доставить этот раствор прямо в глаз, именно там те миллиграммы, что мы вносим в имплантат, действую с максимальным лечебным эффектом. Если бы мы могли использовать его для инъекций и капель, да у нас бы все пациенты прозревали.   Для меня забрезжил свет в конце тоннеля.   - А где вы его берете? Я понимаю, что это коммерческая тайна, но только за то, откуда берется это лекарство, я отдам все деньги, что есть у нашей семьи. - Не в силах сдержать свои эмоции я подался вперед и опять посмотрел в глаза Хакимову.- Или как там у Вас это называется - 'коммерческая тайна'?   - Да - это коммерческая тайна, - сказал профессор, - и поставщики основным условием сделки во главе угла поставили конфиденциальность, так что я ничем не могу Вам помочь!   Я пытался перехватить его взгляд, чтоб зафиксировать, позвать на помощь того мудрого старика с глазами святого, который сидел внутри профессора, и которого я увидел, наверное, случайно, но он отвернулся и встал.   Обойдя стол, он сел на своё место и подвинул ко мне медицинскую карточку жены. Мои скулы свело, я встал и взял толстую книгу медицинской карты, переполненную мучениями моей любимой, покачал её в руках.   - Ну и как мне смотреть ей в глаза, как мне, мужчине знать, что я не могу ничем помочь своему самому любимому человеку? - обратился я к профессору, еле сдерживаясь.   Хакимов посмотрел на меня, и мне стало почему-то стыдно, казалось, что ему гораздо хуже, чем мне, его темные глаза были переполнены болью. На меня смотрел старик. Я понял, что это всё - никто и ничем нам не поможет. Развернувшись, я пошел к двери кабинета, думая, что я скажу жене, своему родному человеку, которая сейчас за дверью ждет меня.   - Подождите, - окликнул меня профессор, я так резко развернулся, что аж шею свело.   -Я, - он поправился, - мы ничем не можем помочь вам, так как это лекарство не из нашего мира.   Я, обалдев, посмотрел на него, он что, меня за лоха держит? Я понял, что вся предыдущая беседа была просто дешевым камланием на моих чувствах.   - А откуда, с Марса что ли? - ехидно поинтересовался я у профессора.   - Я и так вам много сказал и, поверьте, что сказав это, я нарушил основное условие существования моего центра. Я точно знаю, что прослушек в кабинете нет, поэтому и говорю вам это. Лекарство не из этого мира. Все! Больше я ничего не могу сказать, и пусть Господь поможет Вам!   Вот сволочь, желание ударить этого гуру переполнило меня, я сделал даже первый шаг, но профессор глядел на меня теми же глазами, и он не боялся. Опять этот псевдо-святой!   Да чтоб тебя! Я резко развернулся и выскочил из кабинета, как разгневанный носорог.      Гостиница      Мы добрались до гостиницы, как я вел машину, я не помню, что в утешение говорил свой лапочке, тоже не помню. Что-то выталкивал из себя через кипящую злость, и только глядя в правое боковое зеркало при поворотах машины на перекрестках, видел слезинки, катящиеся по щеке жены.   Другой мир, другой мир, как лошару развели, как последнего сраного поца!   Дойдя до гостиницы, автоматически помогая жене преодолевать препятствия, попадавшиеся нам по дороге лужи, ступеньки крыльца гостиницы, долго и непонимающе смотрел в азиатское лицо дежурной по гостинице, та что-то у меня просила. Варвара дернула меня за руку и тут слух снова включился.   - Пропуск, она просит пропуск и поэтому не дает ключ.   Судорожно пошарив в карманах куртки, нашел ламинат пропуска и положил его на ресепшен. Взяв в руки ключи, посмотрел на такое любимое лицо жены с засохшими следами слез. Её небесно-голубые глаза под очками с сильнейшими диоптриями смотрели на меня с выражением обиженного ребенка.   'Опять лишили надежды', - ухнула тяжелым камнем мысль. Давно не пил, а тут захотелось нажраться до поросячьего визга, чтоб не осознавать всё свое бессилие, невозможность победить и преодолеть это вставшее на нашем пути горе.   - А ресторан у вас есть? - спросил я дежурную.   - У нас в гостинице ресторана нет, но есть в соседнем квартале очень хороший ресторан 'Агидель', - сказала дежурная.   'Наверное, в честь насоса', - мелькнула злая мысль, - 'Насосусь как свинья'.   - Иван, я в ресторан не пойду, вроде как нечего отмечать, - сказала жена.   - А я пойду, надо снять напряжение, иначе завтра до дому не доедем, - ответил я.   - Но ведь будет пахнуть спиртным, до первого гаишника, - заволновалась жена.   - Малыш, приду, отосплюсь до упора, и потом буду ехать до самого дома аккуратно и не торопясь, - ответил я ей, - тем более, что на нашу Крепышку, - так называем мы наш минивен, - гаишники практически не обращают внимание, несерьезный аппарат для них, не денежный.   Да, да, гаишники или гибедедешники, как их там, этой республики, во истину слывут всем Гайцы-газазар! Машины с номерами не своего региона для них просто манна небесная, трясут как грушу всех подряд, кто с чужими номерами.   Мы поднялись по лестнице в номер, гостиница была небольшая, и лифта в ней не было. Выслушав увещевания жены, я предложил ей опять пойти поесть в ресторан, но моя лапонька сказала, что есть не хочет, а хочет просто полежать. Я пообещал принести что-нибудь вкусненькое и, постаравшись её утешить, помог ей раздеться, откинул с кровати покрывало, в очередной раз пообещал, что буду вести себя паинькой, больше двухсот грамм на душу не возьму, и закусывать буду по-человечески.   Достав из нашей дорожной сумки контейнеры из-под еды, я помыл их, надо же куда-то положить еду для жены, вытащил из сумки для ноутбука медицинскую карточку, бросил её на журнальный столик. Из карточки выскользнула небольшая белая визитка. Я взял её и увидел на ней только написанный от руки номер мобильного телефона, повернул её, но на другой стороне тоже отсутствовала хоть какая-то информация - белый глянец хорошей плотной бумаги и всё. Что надо было подложившему эту визитку в карточку, было совсем непонятно.   'Развод на бабло продолжается', - мелькнула злая мысль. Сунул визитку в карман куртки, затолкал в сумку пластиковые контейнеры для еды. Варвара лежала, отвернувшись к стене. Обиделась на меня, её можно понять, вместо того, чтоб остаться с ней и тихо посидеть рядом, разрушая свои нервы бушевавшей во мне злости, я ломлюсь куда-то, чтоб надраться.   - Ну, малыш, не сердись, - присел я к ней на кровать.   - Да иди уж, незачем тут психовать.   Наши чувства после венчания обострились, но, к сожалению, мы чувствовали из-за этого не только хорошее, но и плохое. Стоило мне в очередной раз спустить с цепи зверя своей злости, как жена начинала ощутимо страдать, в чем тут дело, и кто порылся, не знаю, но злость мою она чувствовала, как никто, и страдала из-за этого, поэтому в такие моменты я старался уйти.      А в ресторане, а в ресторане!      Нет, цыган в ресторане не было, но в ассортименте хватало аборигенов, правда, в силу обшей ментальности республики, народ отдыхал тихо и благородно. Дама с ресепшена гостиницы очень внятно объяснила мне маршрут до злачного места с именем прославленного погружного насоса. Раздеваться в гардеробе я не стал, просто снял куртку, перебросил её через руку и прошел в зал. В зале было очень прилично и чисто, тихо играла какая-то национальная музыка. Сев за столик, я положил куртку рядом на стуле.   Взяв в руки меню, пробежался по ценам. Да, понятно, почему ресторан назвали в честь насоса - цены были еще те, не запредельные, но явно столичные, все-таки какая-никакая, а столица, пусть и республики.   Тут взгляд мой упал на белый прямоугольник визитки, вывалившийся из кармана куртки прямо на стул, на который я её бросил.   - Будете заказывать? - спросила меня официантка. Она так тихо подкралась, или мои мысли так грохочут в голове безнадежно жерновами, что я даже не услышал, как она подошла?   - Да, 200 грамм беленькой, грибочки, селедочку под шубой и литр сока, - Официантка записала заказ и ушла. Почему всего 200 грамм? Дело в том, что я хотел просто снять напряжение, а не надраться, да и завтра, невзирая на выпитое спиртное, до дома хочется доехать без остановок, а это немного-немало пятьсот км.   В кустики сбегать, конечно, можно, но, в общем, могу позволить себе всего двести грамм чистой, дай бог, чтоб она была чистая, а не палёнка. Последнее время у меня совсем ухудшились мои взаимоотношения со спиртным. Если водка оказывалась палёной, то у меня случалась жуткая аллергия, причем в самых неожиданных местах. Наверное, я выпил свою цистерну, а то и две.   Взгляд мой снова упал на визитку. Я взял её в руки, телефон, написанный на ней не сильно красивым почерком явно рукой профессора, притягивал моё внимание как магнит. Ну что ему нужно-то от меня, мало денег сняли, опять хотят зарядить на какой- то развод?   В задумчивости я начал постукивать ребром визитки по столу. Под этот энергичный стук подошла официантка и принесла заказ. Я попросил сразу же выписать счет, чтоб ничто не задерживало меня в храме Бахуса после выпитого и съеденного, положил в папочку к счету сумму заказа и прибавил соточку официантке - не так и много, но и немало. Я не крутой, чтоб деньгами кидать, но и не жлоб, официанточка явно взгрустнула от мелкокалиберности моего заказа. Но тут я вспомнил про контейнеры в сумке и добавил и заказ, и денег.   Ну, начнем! Набулькав в хрустальную рюмку чистенькой из графинчика - она на удивление оказалась холодненькой - я выловил вилочкой грибок из вазочки, им оказался, к вящему моему удивлению, небольшой груздок!   О, как понятно, почему такие цены - ресторанчик-то не разменивается на всякое дерьмо за бешеные бабки, а кормит пусть дорого, но красиво и вкусно. Рюмка приятно холодила руку, ох, алкаш я, алкаш партизанский, поводил рюмку перед носом, водка пахла нормальной водкой, а точнее, совсем не пахла сивушными маслами и химией.   После того, как у меня восстановился нюх, который я потерял, оттрубив на газодобыче в Казахстане, нос у меня превратился в химическую лабораторию. Он вычленял из запахов пищи и предметов только синтетические запахи, которые били по его чуткому осязанию кувалдой, и я, как последний обезьян, начинал чесаться в самый неподходящий момент.   Водочка, добро пожаловать во вместилище греха! И я опрокинул рюмку в ненасытную утробу. Прокатившись по пищеводу холодненькой струйкой, она ухнула в желудок, и через несколько мгновений там зажегся приятный костерок, а теперь грибком её приятную.   Груздок вкусно захрустел на зубах и не песком, который забыли вычистить, а той приятной твердостью настоявшего груздя, хорошо обработанного и засоленного по правилам, как у моей бабушки в Сибири. Прислушался к душе - душа молча, оттаивала. Черное облако злости постепенно рассасывалось. Да к чему так было психовать, если достаточно одной рюмки, чтоб вся злость ушла.   Между первой и второй промежуток небольшой. Водочка бодренько налилась в хрусталь, селедка под шубой тоже оказалась неплоха - это была реальная селедка, а не картошка с запахом селедки и её жирные кусочки розовели под свеколкой и майонезом. На глаза опять попала визитка.   Сейчас мы тебя оприходуем, вот примем вторую дозу антидепрессанта, позвоним и спросим, какого рожна нужно. Селедка оказалась атлантической, жирненькой и не костлявой. Снимаем шапку перед поваром, не поленился кости выбрать, уже более умиротворенным взором я окинул ресторан.   Личности, сидевшие за соседними столиками, после двух рюмок показались мне более благожелательными и мирными. На маленькой сцене играл небольшой оркестр, состоявший на удивление из скрипки и какой-то национальной дудки, на которой играл, как мне показалось, молодой армянин.   Дудука что ли, так, кажется, назывался этот армянский духовой инструмент. Негромкая музыка пела о чем-то грустном, скрипке вторил нежно страдающий мотив дудуки, на сцену вышла певица и негромко запела какой-то национальный мотив. Я так и не понял, на каком языке она пела, но её нежный голос на фоне дудуки переполнял зал ресторана нежностью и грустью. Эх, еще, что ль, двести взять! Но нет, хватит, хватит, ни к чему, Варвара будет сердиться, да и отъезд затянется на неопределенное время.   Моё настроение плыло под нежную музыку, на волнах легкого опьянения, злость ушла, оставив горечь разочарования. Достав из куртки телефон, я начал медленно набирать цифры номера с визитки, в душе царила полная непонятка, я не знал, зачем мне нужен этот звонок, совершенно бессмысленный в той безнадеге, которая царила после визита к профессору.   Трубку взяла женщина или девушка, как там разберёшь, степень взрослости её организма. Судя по тому, как она сказала 'Алло', все-таки женщина - напористо так сказала, деловито.   То ли выпитая водка, то ли общий настрой... откликнулись во мне грузинским акцентом, которым я выдал первую фразу нашего разговора, клоун, блин.   - Ларису Ивановну хочу, - практически повторил я незабываемую фразу крылатого грузина.   -Тут нет такой, - ответили мне с другого конца нашего разговора. Откуда взялось во мне это глумливое состояние, мне непонятно, смешались в душе водки, грузди и селедки - вот и понесло меня.   - Как нет? Девушка, на визитке написан Ваш номер, - и я быстро продиктовал его уже нормальным голосом, без приколов.   - Да, номер мой, но я не Лариса, а вы, я так понимаю, не Мимино? - ответила мне по-прежнему серьезным тоном не Лариса Ивановна. - Откуда вы взяли мой номер? - на удивление вежливо спросила она, даже не послала хохмоча-придурка, я бы послал.   - Нашел в медицинской карточке жены, которую мне отдали в центре.   - Даже так, - задумчиво протянула женщина, - мы можем встретится? Ой, то есть, вы хотите встретится? - вдруг спросила она меня. Интересный вопрос. В моем состоянии водка и случайное знакомство совершенно не сочетались.   - Гм, а зачем? - вполне по-дурацки, в соответствии с дебилизмом ситуации задал вопрос я!   - Просто поговорить, мой телефон попал к вам неслучайно, вы второй человек, которому мой номер вручен таким странным способом, можете, конечно, не встречаться, но этот разговор в Ваших интересах, поверьте, в любом случае я Вам его не навязываю, - дама говорила со странным напором и не менее странной интонацией.   Вот на хрена я ей, и зачем ей этот разговор - раскорячился мой ум в винных парах. Я отнюдь не авантюрист, чтоб встречаться со случайным человеком, тем более женщиной по случайному звонку. Но почему бы и нет, встал во мне на дыбы пьяный жеребец мужской гордыни.   - Да, мы вполне можем поговорить, если вы считаете, что это мне может быть чем-то полезным, - более-менее ясно выстроил я слова в последней фразе.   - Где вы находитесь? - спросила меня дама.   - В ресторане 'Агидель', - ответил я.   - Хорошо, я буду через пятнадцать минут, - о как, прям молния, а не дама. Леди Бэтман. - Как мне узнать вас?   - Я сижу за столиком справа от входа, к лесу задом. Тьфу, - поправился я, - извините, к колонне спиной и слева от меня бар, то есть справа от входа бар, - запутался я в своих рекогносцировках, - а как я узнаю Вас, Лариса Ивановна? - опять вылетело с меня эта дурацкая фраза.   - Я - Людмила, и я буду в красном, вы сразу поймете, что я - это я! - о как закрутился вечерок, непонятно и слегка стремновато. Особых проблем ожидать от визита я не могу. Кормить и поить девушку тоже не собираюсь, пусть другие её танцуют, а вот о чем она собралась поговорить и на что, возможно, развести меня - это интересно, слинять я всегда успею, благо счёт оплачен и все вещи со мной.   Особой авантюрностью, как старый очкарик, я не страдал - не та физическая форма и не те жизненные мотивы - мне бы берлогу поглубже, да чтоб женушка рядом. Но уж больно резко дама отреагировала на мой звонок и сорвалась с места обитания своего.   - Что-то это жжж неслучайно, - вслух сказал я, сам себе.   'Продолжим бенефис одинокого актера, нет, все-таки клоуна - цирк уехал, а очкастый клоун остался',- подумал я, наклоняя графин над рюмкой. Рюмка наполнилась, а в графине водки практически осталось - на донышке. Толи рюмки большие, толи графин маленький, по сути, 200 грамм - это стакан водки. Хорошему алканавту - на один заход, а я умудрился растянуть аж на три. Да и закуска цела. Отставив рюмку в сторону, я навалился на закуску. Грибочки радовали, и шубка тоже не подкачала - эх, жаль, что моя хорошая отказалась пойти со мной, посидели бы. Хотя, весь этот запой с горя - просто очередная глупость или желание залить безнадегу, подкравшуюся к нам уже вплотную.      Мэрилин      - Гм, - раздалось над моей хмельной головой. Я поднял взор свой полупьяный.   Вах, какие красоты - блондинка в красном, как пошло, тьфу, нет, в этом случае вполне достойно и красиво. Правда, дама с красным цветом явно жила в полном экстазе - на короткое красное платье из тонкого трикотажа, накинута умопомрачительная курточка из красной лайки. На отливающие в свете ресторанной иллюминации, красным плечи, падают роскошные платиновые волосы и на холеном лице, сияют синие глазищи. Нет, не так - синие очи на пол лица обалденного цвета.   Промелькнула мысль про линзы - ну не бывает такого яркого цвета в природе, только в кино, и то хорошем. Дама блистала в зале ресторана, как феррари на подиуме в каком-нибудь авто-шоу.   Я шерстью почувствовал, что практически все мужские взгляды направлены на нас, полупьяно склонив голову вбок, увидел на длиннейших ножках из-под короткого платья красные сапожки на каблуке не сильно длинном, но и не коротком.   В общем - это была дива. Только я раскрыл рот, чтоб задать глупый вопрос, как дива опередила меня.   - Хватит на меня пялиться, я - Людмила, и насколько понимаю, это вы мне звонили! Может, предложите даме присесть?   Подтянув упавшую челюсть, я испустил вздох! Несмотря на полупьяное состояние, подрываться и джентельменствовать как-то не рвалось из глубины души! Быстро она как-то нарисовалась.   Дива Людмила раздраженно отодвинула стул от столика и села на него. Нет, не так - почтила стул своим присутствием и, слегка повернувшись, положила ногу на ногу, позволив мужчинам любоваться практически на всю длину своих великолепных ног.   Моё молчание явно затянулось, я выглядел уже полным долбаком, но это зрелище перед самым моим носом как-то окончательно отбило мыслительные процессы, есть у меня такой грех - тупею я в присутствии красивых женщин.   - Чем обязан, - попер с меня светский полупьяный апломб.   - Звонком, естественно, чем же еще! Вы как, в адеквате общаться, или напились до положения риз?!   - Гм, я тут себя с горя гуляю, позвонил по телефону не пойми с чего! Кураж дурацкий, а вдруг профессор на бабки меня разводить захочет, ну и пошлю я его по маршруту сексуально ориентированному, на известный мужской орган.   Дива которая Мерилин, аж запунцевела от возмущения, нервно застучав пальцами правой холеной до нельзя руки. Она зло посмотрела на меня, но видно преодолев своё возмущение, она выдавила из себя - 'Вы неправы!'   - В чем это я неправ? - опьянение брало своё.   - Давайте так, - начала дива Людмила.   - Ну, не могу давать, физиология не та, - опять закуражился я.   - Стоп! Хватит! - пристукнула вдруг красотка кулаком по столу, - Я приехала, чтоб дать вам шанс. Если вы не готовы к разговору, то нам лучше расстаться, но у вас есть призрачный, хоть и трудновыполнимый шанс - спасти вашей супруге глаза! - и вперила в меня взгляд, своих умопомрачительных глаз!   Меня стукнуло мочой в голову.   - Какой, блин, шанс призрачный, и сколько будет стоить этот шанс? Миллион, два? - начал закипать я. Вся моя рихтовка злости пошла кому-то под хвост.   - Нет, заплатим мы, не так много, но заплатим мы! - дива сжала кулаки так, что они покраснели.   Это было чем-то новеньким. Все смешалось в моей пьяной голове. Я был готов к тому, что меня будут разводить на бабки под красную лайковую упаковку. В общем, я ждал откровенного развода. Но вот такого чисто сетевого посыла - это что-то новенькое, прям, Орифлейм глазной какой-то.   Но если предлагают шанс, то Бог велел мне принимать любую помощь, кроме дьявола. Людмила в красном, конечно, вполне себе была в цветах ада, но вот то, как она это говорила, вовсе не выглядело отточенной речью, которую обкатывают не на одном клиенте. Все звучало вполне себе искренне. И странно, я протрезвел, как будто меня окатило холодной отрезвляющей водою.   - Я слушаю Вас, - и тут она стала рассказывать. Сначала я хмыкал, вполне себе ехидненько! Но чем больше звучало деталей, чем сильнее я окунался в то, что рассказывала мне эта искусительница, тем сильнее мне хотелось верить в то, что это правда.   В общем, суть рассказанного Людмилой заключалась в том, что действительно существует панацея для лечения глаз, причем, повреждений любой тяжести. Но её так мало, и она так дорого продается центру глазной хирургии, что ученые провели своё расследование. Естественно, они сразу же сделали анализ препарата, в том числе его ДНК, и выяснили, что он не только животного происхождения и является ДНК рептилии, но и пошли дальше.   Оказалось, что цепочки ДНК не соответствуют ни одной форме жизни на земле, они гораздо сложнее. Активная часть препарата запускает не просто хаотическую регенерацию органа, в который была внесена, но и является, по сути, мини-создателем для того органа, в который была инициирована.   У ученых создалось мнение, что этот препарат работает как микрокомпьютер, анализирующий структуру пораженного органа и запускающий регенерацию тканей, причем не хаотично, а целенаправленно. Он воссоздает не только ткани, но и форму. Например, глаз, который от долгого бездействия атрофировался, от одной инъекции полностью восстанавливается.   Но это еще не все чудеса. Восстанавливается еще и хрусталик, причем зрение приобретает новые свойства. Оно становится не просто универсальным. Диапазон подстроек глаза просто поражает. Сетчатка работает невероятно.   Это могло бы стать научным прорывом, если бы была возможность создания синтетического аналога препарата, но, увы, препарат не поддавался никакому клонированию или воссозданию. При любых попытках синтезировать его, он умирал как живое существо. И тогда решили сделать более глубокое исследование.   Стоило оно бешеных денег и выяснилось, что препарат является фактически симбионтом из ДНК и вируса, который и управлял воссозданием пораженных тканей и клеток. Вирус лечил место своего обитания и потом просто останавливался в развитии, не пытаясь, как ни странно, эмигрировать в другие органы, что было вообще невероятным. В общем, такого просто не могло быть на матушке Земле.   - Сказать, что мы были поражены, значит не сказать ничего, - закончила свой рассказ блондинка! Она достала из сумочки тонкую сигарету и прикурила её от явно золотой зажигалки.   Рассказ её был мне, конечно, интересен. Бывало, знаете, в детстве любил до поросячьего визга смотреть программу, которую вел незабвенный Капица, как её там, 'Очевидное и невероятное', даже журнальчик еще такой выпускался толстенький. Но какое отношение я и моя жена имели к этому празднику научной вакханалии?   - Интересно было все это услышать. Только каким образом, эти знания мне помогут? Близок локоток, да не укусишь. Профессор, значит, не соврал, что и у вас этого препарата не густо. Да с какого я должен верить, что все эти рассказы - не враньё, уж простите меня! - уже трезвым взглядом смотрел я на Людмилу.      Вербовка      Стряхнув пепел в пепельницу, которая непонятно каким образом оказалась на столике, (когда её принесла официантка, я не заметил), Людмила внимательно посмотрела на меня.   - И? - задал я глупейший вопрос.   - Сейчас я или уйду, или мы продолжим разговор в другом месте, и у вас после этого разговора не будет дороги назад. Вы заключаете с нами договор и после этого получаете не только объяснение, зачем вы нам понадобились, но и узнаете всю суть.   - Ваша фамилия не Мефистофель? - как-то автоматически съехидничал я! Уж больно сцена напоминала классическую - из литературы! Правда вместо дьявола была дама в красном, но дьявол бывает многолик, как говорит нам Евангелие.   - Нет, моя фамилия Хакимова, и я - дочь профессора Хакимова, - устало сказала, Людмила. - Так да, или нет!- еще раз спросила она меня.   - Если это отправная точка, то законный вопрос: что я, точнее моя жена будет иметь с этого, кроме той занимательной истории, что вы мне рассказали? - я уже внутренне согласился, если есть хоть какой-то мизерный, даже призрачный шанс заполучить это лекарство, то я был готов. Нет не так, я был ГОТОВ!   - Если мы договоримся, то ваша супруга получит инъекцию препарата бесплатно!- ошеломила меня Людмила.   - О как! И где я должен кровью расписаться? И куда душу нести в обмен, - пёрло с меня по трубам, явно не добро.   - Хватит, Вы же взрослый человек и сами сказали моему отцу, что Вы готовы на все, чтоб спасти зрение жене, - Людмила смотрела на меня как на... в общем, не лучшим образом я выглядел в её синих глазах.   'Стоп, ничего себе! Так это и есть побочный эффект препарата', - подумал я и тут же выпалил этот вопрос Людмиле!   - Да. Цвет глаз - от воздействия препарата. У меня были сильнейшие проблемы со зрением, я попала в аварию, и только отец благодаря этому препарату смог вернуть мне зрение, - улыбнулась устало дива искусительница.   - В общем, я готов, где продолжим разговор?   -Мы встали из-за стола, и только тут, поглядев на сумку, я понял, что не сделал главного. Покрутив головой по сторонам, я поманил рукой официантку, когда она подошла, я напомнил ей о контейнерах и деньгах, попросил положить в контейнеры два фирменных блюда.   Благо был не пост и бифштекс с картофельной запеканкой вполне могли напитать мою Варвару. Затолкав контейнеры в ноутбучную сумку, я отправился к выходу, где меня уже ждала Людмила.      Слава богу, у неё оказалась машина, какой-то лупоглазенький ниссанчик, и мы быстро доехали до гостиницы.   Надо было видеть, какими глазами посмотрела на меня дежурная по гостинице. Жена в номере, а постоялец еще и какую-то красотку ведет в номер, но как ни странно препятствовать она не стала.   Приятная ментальность практически исламской республики в составе России иногда радовала вот такими сюрпризами, попробовал бы я привести вечером, практически ночью, женщину к себе в номер у нас в городе, по минимуму бы слупили денег, по максиму бы покуражились на тему 'что можно, а что нельзя'.   Пройдя в номер, мы не совсем приятно удивили мою жену, да уж, пассаж, уйти в ресторан, а прийти в номер с блондинкой в красном - это, знаете ли, сюжет, достойный пера литератора или скалки жены!   Но, слава богу, недоразумение разрешилось. Номер был двухместный, так что я предложил Людмиле единственное кресло, вторую кровать оккупировал сам.   - Так с чего начнем? Про препарат я узнал, но, я так понял, что взять его в достаточном количестве негде? - и я посмотрел на Людмилу.   -Да это так, препарат мы получаем в крайне незначительном количестве, поэтому вынуждены были изобрести саму технологию имплантации его в глаз, так сказать, в сам центр проблем.   - Что за препарат, о чем вы? - включилась в разговор моя супруга. Мне было неудобно её перебивать. Но нужно было брать быка за рога, я со странным чувством посмотрел на даму в красном или на быка!   - Милая, давай выслушаем до конца нашу гостью, а потом я тебе расскажу подробности нашего разговора, при котором тебя не было.   - В общем, препарат дорог. Очень дорог, но он нужен нам и нашим пациентам как воздух, и дело не в деньгах. Мой отец, как может вам показаться, не коммерсант от науки, а прежде всего ученый, и лечебные свойства препарата - это просто кладезь новых возможностей в медицине, нет, даже больше - это просто новый уровень. И мы приняли решение сделать все, чтоб самим найти возможность доставать этот препарат без посредничества.   - То есть, вы решили кинуть посредника и найти поставщика препарата напрямую, а я-то тут при чем? Я не детектив и не супермен, чтоб поручать мне такие миссии.   - Зачем же так грубо, - сказала Людмила,- мы предложили поставщику увеличить количество получаемого экстракта препарата после того как обнаружили, что получить его формулу синтетическим путем не представляется никакой возможности. Но, увы, поставщик развел руками и отказал нам. Он сам не может, несмотря на сумасшедшую прибыль, увеличить количество привозимого препарата. Тем более, что и он тоже получает его через посредника.   -Тем более? - удивился я, - если поставщик не может доставить вам большее количество, несмотря на бешеные деньги, которые вы якобы платите ему за него, то я-то, чем могу помочь? - еще раз удивился я!   - К бешеным деньгам мы еще вернемся. Но сначала вы выслушаете, в чем состоит действительная суть нашего предложения к вам. Тем более, вы сказали моему отцу, что готовы пойти на все, чтоб помочь вашей жене! Так вот и получается, что придется пойти на многое, а самое главное - это уехать на другую планету!      - О как, - посмотрел я на Людмилу, - и на чем же? На паровозе, как в том анекдоте про Австралию и нового русского?   - Да нет, все значительно прозаически, - Людмила устало посмотрела на меня, видно мои дебильные шуточки утомили её, и разговор со мной давался ей нелегко. - Я еще раз задам вам этот вопрос! Вы действительно готовы пойти на всё, чтоб помочь своей супруге или это было сказано для красного словца? - нахмурилась она так, что её лоб покрылся морщинами.   - Ради красного словца не пожалеет и отца, - пробормотал я очередную свою фигню, которая так и перла с меня в этот вечер, - да, я вполне серьезен, я даже более чем серьезен!   - И вы будете готовы переселится на другую планету, тем более, что мы возьмем на себя частичное финансирование этого процесса? - Людмила смотрела на меня тяжело и оценивающе. Я явно не блистал в её глазах. Но я был им зачем-то нужен. Да уж, нашли супермена для выполнения миссии.   - Я-то готов, но я не понимаю своей роли. Я не супермен и уже не молодой человек, и как я буду искать этот препарат на, так сказать, другой планете? - в голову у меня все равно не умещалось, блин, какая другая планета, я постоянно сидел в интернете и не слышал, чтоб чего-то где-то открыли, да и не было на Земле способа межзвездного перелета, что бы там не снимали и не показывали в кино. Единственное, американский сериал 'Звездные врата', вышедший в прокат в 2004 году, рассказывал о технологической возможности путешествовать по Вселенной с помощью технологий, якобы, древних. О как, неужели все это правда и сериал действительно...   - Звездные врата? Так они существуют? - моему удивлению не было конца!   -А вы быстро соображаете, - Людмила посмотрела на меня уже не так разочаровано, - что именно и как технически это работает, мы не знаем. Немного не так. Мы знаем, что есть какой-то портал, через который на новую планету уходят переселенцы тайно и негласно. Так получилось, что наше расследование привело нас к этой тайне. Владельцы этого секрета, узнав, что мы получили такую конфиденциальную информацию, сделали нам предложение, от которого мы не смогли отказаться. Жизнь, знаете ли, дороже. Так получилось, что мы с отцом кроме основного вида деятельности теперь являемся посредниками для отправки переселенцев, мы подбираем врачей и медперсонал, которые хотят поменять все в своей жизни. А в вашем лице нам просто нужен человек, который ради спасения здоровья своей жены пойдет до конца и приложит все силы, чтоб найти источник этого экстракта. Мы, конечно, могли бы нанять супермена. Но где гарантия, что перейдя на ту сторону, он просто, не кинет нас и не начнет жизнь с белого листа. А Вы как раз тот, кто нам нужен, тем более, вы - охотник, не зря мы включили в анкету приема пациентов и эту строку.   Да уж анкета, которую мы заполняли с супругой, перед тем как поехать в центр, удивила нас своим размерами и, на первый взгляд, нелепостью вопросов. Какая взаимосвязь была, например, между здоровьем моей жены и чем увлекаюсь я, её муж, такой странный вопрос был в её анкете. Я, как мне помнится, написал 'пострелять и поохотится'. Да, теперь понятно, что анкету составляли крутые психологи, что смогли вытянуть из нас такую, в общем-то, ненужную на первый наш взгляд информацию.   - Мы не знаем, чем вы станете заниматься на новом месте. Но главное, мы готовы помочь вам финансово для приобретения основного, что вам может понадобиться в новом мире, и вы заключите с нами контракт. Естественно, мы рискуем, после перехода вы, возможно, сможете наплевать на него. Но мы очень рассчитываем на вашу порядочность и в качестве жеста доброй воли, в доказательство того, что мы на вас рассчитываем и доверяем, сделаем инъекцию препарата вашей жене в самый больной глаз. Лечебное воздействие препарата поможет убедить вас, и даст вам понять, что он действительно работает. Мы надеемся, что эта демонстрация лечебных возможностей препарата даст вам стимул для поиска источника экстракта на той стороне. Вот и всё.   Людмила устало откинулась на спинку кресла. Её синие глаза смотрели на меня, и в них я читал, что я в её глазах полное г... и действительно, совсем не соответствую миссии.   - Иван - это наш шанс, - я повернулся к жене, которая все это время молчала и впитывала все сказанное красоткой в красном. - Если конечно это все - не бесовские происки!   - Бесовские, - хмыкнула Людмила.   - Вы не обижайтесь. То, что вы сказали, действительно шанс для меня, для нас, - жена посмотрела на меня, - но то, как это происходит, похоже на элементарное бесовское искушение - бросить все и отправиться незнамо куда, вместо того, чтоб смирится с бедой и уповать на Господа!   - Да уж, ваш муж уже заикался про Мефистофеля, - устало улыбнулась Людмила.   - Не так кардинально! Но это искушение, - религиозность супруги не зашкаливала, но после того как мы венчались, многое изменилось в нашем мировоззрении.   - То есть, вы отказываетесь? - вопрос предназначался уже моей жене.   Варвара, посмотрела на меня, улыбнулась вымученно и, привстав с кровати и подтолкнув под спину подушку, с любовью посмотрела на меня.   - Нет, мы не отказываемся, - жена знала авантюрность моего характера и знала, что я могу, очертя голову, бросится за таким шансом. - Но поймите и примите, это! Нам нужно решиться, мы уже, в принципе, готовы на всё, нам нечего терять, но нам нужно все окончательно взвесить.   В глазах Людмилы мы, наверное, были неблагодарными свиньями. И тут я решил взять быка за рога!   - Людмила, еще вопрос. Переберемся мы туда, устроимся на месте, найду я этот источник или где берется этот препарат! А, что дальше, как я его передам вам, или связь работает в обе стороны?   - Хороший вопрос и очень непростой. Мы знаем, что, вроде как, есть дорога на ту сторону, в один конец, но с другой стороны те, кто уехал, как то умудряются присылать весточки своим родственникам и знакомым с предложением присоединится к переселению. Хотя нечасто и только самые богатые из клиентов присылают оттуда письма на наш адрес электронной почты. А самым большим доказательством является то, что препарат, как-то попал на Землю, и мы его применяем здесь. Хотя из объяснений людей, с которыми мы работаем в Ордене, мы получили разъяснение, что врата работают в одну сторону.   - Орден? - удивился я, - Этот, как его, тамплиеров? - я с удивлением посмотрел на Людмилу. Она явно проговорилась, сказала лишнего, да и вся картина разговора выстроилась так, что мы узнали гораздо больше, чем нам было положено.   - Давайте так договоримся, телефон у вас есть, я и так рассказала вам гораздо больше, чем предполагалось, больше чем хотела или могла. Просто вы действительно, как мне кажется, любите свою жену, и я надеюсь, пойдете до конца, чтобы найти источник этого, черт... - осеклась Людмила и посмотрела на мою жену, - этого чудесного препарата.   - Ну а если мы откажемся, то вы нас ликвидируете? - я смотрел на дочь профессора не только, как на решение наших проблем, но и уже как на возможный источник этих же проблем.   - Да бросьте вы, кто вам поверит, да и не думаю я, что вы кинетесь рассказывать всем кому надо и не надо! Да и вряд ли вам кто поверит, покрутят у виска - максимум.   - Тогда договорились, - я принял решение на 90 процентов, но не мог переступить через желание жены. - Ваш телефон у нас есть, и мы, по сути, являемся заложниками той дозы препарата, которую вы пообещали ввести моей жене перед отправкой. Я правильно понял? - посмотрел я на Людмилу.   - Да, мы правильно понимаем друг друга, и я еще раз повторюсь, со своей стороны мы готовы финансировать не только ваш переход на ту сторону, но и средства для, так сказать, обустройства на новом месте на той стороне, - она прервала мой возможный вопрос взмахом ладони. - Это не значит, что вы будете иждивенцами на нашей шее, просто вы должны определиться, чем вы там будете зарабатывать на жизнь, и в рамках этого мы вам поможем. Естественно, вы продадите свою квартиру, свои ценности тут, но там все стоит дороже и вам нужно изначально понять, чем вы там будете зарабатывать на хлеб насущный. Но это должно быть таким бизнесом, чтоб у вас оставались развязанными руки для поиска, который является основной целью, как для Вас, так и для нас.   - Последний вопрос, - обратился я к Людмиле, - представим на миг, что я нашел этот препарат, как я смогу его передавать Вам?   - А вот этот вопрос давайте мы отложим до окончательного принятия решения вашей семьей, - Людмила посмотрела на мою жену, улыбнулась ей.   - Не отчаивайтесь, мне этот препарат помог, и это действительно Ваш шанс, мне очень хочется верить в это. Как никто, я понимаю Вас, я сама была в такой же беде, мне помог мой отец, надеюсь, что и у Вашего мужа найдется и сила, и средства победить в этом нелегком мероприятии!   - Господь с вами! Спасибо за всё, - перекрестила Людмилу, моя жена. - Вы действительно подарили нам шанс. Спасибо Вам за эту надежду, как бы ни сложилось у нас там в будущем.   - Телефон у вас есть, звоните, как примите решение, мы определимся со всеми оставшимися вопросами.   Развернувшись на каблуках, она вышла из номера. Я подошел к жене обнял её, по её белым и нежным щечкам опять катились слезы.   - Ну не плач, милая, если это шанс от Господа, то мы пройдем этот путь вместе.   Варвара уткнулась в моё плечо. 'Плакса ты моя', - нежно подумал я, даст Бог, все будет хорошо. Да уж, вот это пассаж, то ни копейки, то полная запазуха не пойми чего!      Домой, домой      Дорога назад пролетела незаметно, два раза останавливали гаишники, но, видя мою очкастую харьку, просто проверяли документы и на удивление ни разу не проверили багажник нашей крепышки. Всю дорогу я гонял в голове полученную от красотки Людмилы информацию и так, и этак.   Переберемся мы туда, а чем я там буду заниматься? Я инженер по специальности давно превратился в обычного коммерсанта, принявшего на себя бизнес жены. Да и последняя моя работа на нефтедобыче, в общем-то, показала, что здоровье мое не ахти.   А тут - новая планета, что там, чем там заниматься? В общем, невысказанные вопросы бурлили в моей голове, а вот Варвара на удивление спала всю дорогу. Казалось, что после этого разговора напряжение спало с неё, и она, как будто что-то решив для себя, позволила наконец-то себе расслабиться.   Наш обратный путь на въезде в город пролегал мимо нашего любимого храма. Время сложилось так, что мы как раз успевали на вечернюю службу, и мы решили ковать железо пока горячо. Служба в этот раз прошла как-то незаметно, молилось легко и светло, мысли, несмотря на кучу новой информации, не отвлекали меня и, как показалось, жене молилось приятно. После службы мы дождались, пока батюшка разоблачится и подошли под благословение.   - Как вы? Как съездили? - батюшка был в курсе наших проблем, перед поездкой в лечебный центр мы просили благословить нас.   - У нас появился шанс полного излечения, - посмотрев на батюшку с надеждой, высказала главное жена. - Мы не можем рассказать всех деталей, и выбор наш не прост, но мы очень нуждаемся в Вашем благословлении!   - Что-то Вы не договариваете, хорошие мои, и мне непросто не зная всего принять решение. Но как пастырь божий я вручаю вас и вашу судьбу в руки его, пусть он направит вас и ваши души по безопасной и правильной для души христианской дороге! А я, простой слуга Господа нашего, благословляю вас, все в этом мире от Господа и думаю, что в том шансе, который представился Вам, нет происков лукавого! Надеюсь на это, дети мои. - Батюшка мог так называть нас, он венчал нашу семью и под сенью нашего храма мы действительно были детьми в его глазах. Да и любил он нас не понарошку, как не раз мы могли убедиться, исповедуясь в своих грехах, он болел всеми горестями и радовался всем радостям прихожан нашего храма. И сейчас его глаза лучились любовью. - Пусть пребудет с Вами в любом пути и решении Господь наш Иисус Христос и Богородица. Пусть покроет она вас в пути и возможных напастях честным своим амофором. Завтра исповедуйтесь и причаститесь и с легким сердцем начните свой новый путь. Благословляю вас.   Сказать, что камень упал с моей души - не сказать ничего. После благословения батюшки как будто крылья раскрылись за спиной.   Варвара тоже радовалась как ребенок, вся безнадега последних лет упала к нашим ногам как прах. И мы почувствовали, что то, что ожидает нас хоть и покрыто тайной, но мы теперь думали об этом светло и ясно, и не воспринимали всё, как возможную ловушку или яму полную проблем. У нас появился новый шанс в жизни. Слава тебе Господи, слава тебе. Всю дорогу до дома крутилась в голове молитва Святому духу. Я напевал её про себя, и она наполняла меня уверенность и силой.   -Царю Небесный, Утешителю, Душе истины, Иже везде сый и вся исполняяй, Сокровище благих и жизни Подателю, прииди и вселися в ны, и очисти ны от всякия скверны, и спаси, Блаже, души наша.   ------   Перевод: Царь Небесный, Утешитель (Советник, Наставник), Дух истины, вездесущий (находящийся) и все наполняющий (присутствием Своим), Сокровище благ и Податель жизни, прииди и поселись в нас, очисти нас от всякого греха и спаси, Преблагий, души наши.   ------   Суета сует и всяческая суета      По приезду домой, я сразу же, не отходя, так сказать, от кассы, позвонил Людмиле. Сказать, что она обрадовалась? Нет - это вряд ли. Звонок мой восприняла по-деловому, ну, по крайней мере, таким был её тон, спокойный и сосредоточеный. Интересная блондинка, однако умная, как мне, во всяком случае, показалось.   Мы решили, что я занимаюсь вопросами, связанными с переселением. Основным являлся один, и он оставался главным вопросом, чем я буду заниматься там за чертой. Из деталей, связанных с переселением, Людмила сказала, что там нужен внедорожный транспорт и оружие, вот как! А что еще нужно, мы определимся в скайпе, я не знал эту программу и не умел ею пользоваться, о чем не преминул сказать Людмиле.   Она отрекомендовала программу, как новое средство коммуникации и общения в интернете и самое главное более надежное в плане безопасности, чем аська, которую я с грехом пополам недавно освоил. Она продиктовала, мне свой ник (имя в этой программе, по которому я смогу её найти) и еще раз добавила, что там за черточкой мне понадобится оружие.   - Вы охотник, и оно, я так понимаю, у Вас есть, - добавила она. На этом мы и закончили наш разговор. Ага, не было печали. Эти рогатые прихвостни накачали.   Стволов-то у меня как раз и не было, продал я свои стволы, да и с транспортом, можно было сказать, никак, моя машина была очень вместительным минивеном, но не внедорожником. Раньше была Нива, но, работая в нефтедобыче, я убил ей, скача по степным дорогам нашей области. После увольнения продал её.   В общем, встали три вопроса, даже четыре, нет пять. В общем, встала туева туча вопросов. Чем заниматься и зарабатывать на хлеб насущный там за чертой? Проданный бизнес и квартира давали, конечно, определенный, но, увы, маленький капитал, да и вряд ли получится продать бизнес по реальной цене, процентов бы 80 выручить, а то и 70 в реале.   Так, что она там сказала про оружие, точнее внедорожники и оружие? Ага! Значит там оружие жизненно необходимо, очень я думаю, оно там нужно, если Людмила поставили его вторым по значимости в вопросах переселения туда. Правда она так и не сказала, как давно осваивается та земля за чертой, но вот мне так кажется, что оружие является основным средством выживания.   Еще когда я учился на инженера-механика, по специальности 'Станки и металлорежущий инструмент', у меня всегда была мечта стать оружейником, то есть сделать свою собственную оружейную мастерскую и заниматься ремонтом и изготовлением огнестрельного оружия.   Девяностые годы, прокатившиеся по нашей стране, принесли, конечно, определенный запах свободы, но, увы, в плане личного оружейного производства этот запах так и не стал свежим.   С каждым годом в этом секторе бизнеса было все хуже и хуже. Все, что было связано с индивидуальным оружием, больше напоминало маленький Бухенвальд. Шаг вправо, шаг влево - считается попыткой к побегу, конвой применяет оружие без предупреждения.   Оружейных мастерских по всей России можно было пересчитать по пальцам рук, ну одну ногу еще добавить и всё. А уж новых предприятий, которые бы могли что-то конструировать и производить, совсем не было. Были, конечно, жалкие попытки, но их быстро снесла оружейная империя в лице Ижевска, Тулы и Коврова. Судьба фирмы 'Царь пушка' чего стоила, кружился мужик, кружился и всё равно слинял в Эмираты.   Вот как раз с оружием-то было не так уж и плохо, появились новые модели охотничьего нарезного и гладкоствольного оружия. Магазины по продаже его и снаряжения плодились как грибы. Но вот с оружейной мастерской было глухо. Да, была такая лицензия, но для того, чтоб получить её, нужно было отучится где-нибудь на оружейном предприятии, а их было не так и много. В Ижевске, Туле и Коврове по-прежнему работали оружейные заводы, но послать туда на учебу могло только специализированное предприятие по продаже того же оружия и по великому блату.   Становится заложником чужих интересов, и делать мастерскую под чужой крышей или открыть такую контору, чтоб иметь возможность получения лицензии, как-то не умещалось в одном флаконе! Да и выдавали эту лицензию только в Москве за немалые деньги. Нет, стоила она на бумаге символически, рублей так пятьсот, но откатить за неё нужно было просто конские деньги, в том числе и местным разрешителям в карман.   Так что мечта оставалась мечтой, но в свете новых дел, связанных с переселением, которые обрушились на наши с женой головы, идея с мастерской вполне могла стать, если и не средством к существованию там за ленточкой, то, по крайней мере, подработкой на масло к тому хлебу. Сказать, что я что-то умел в оружейном деле, это нет. Были, конечно, основные навыки владения станками, но вот слесарить у меня всегда было на троечку, да чего там, на двоечку. Но не боги горшки обжигают, главное, что появилась идея, и я решил ей воплотить.   Вечером, найдя в интернете программу скайп, я с трудом выкачал и установил её на компьютере. Как назло, она вся была на английском и, судя по аннотации на сайте, создали её толи шведы, толи эстонцы, надеюсь, она не будет работать по-эстонски, медленно и неторопливо.   Зарегистрировавшись под своим ником, тем же что и в аське, я запустил поиск ника Людмилы. Переписывались мы с ней в течение часа, и, к радости моей, она подтвердила, что за черту народ переходит вооруженным, и посредники всех переселенцев не только предупреждают, что внедорожный транспорт и оружие - средства первой необходимости для выживания за ленточкой, но стараются помочь в приобретении такого транспорта за долю малую.   Мои попытки выяснить, на какую сумму поддержки я могу рассчитывать, Людмила сказала, что мы будем согласовывать то оборудование и технику, которые я сочту необходимыми, и, в общем, иносказательно дала мне понять, чтоб я урезал осетра и не раскатывал губу, да, мечта о внедорожном Ламборджини канула в чьи-то синие глаза.   После общения с Людмилой мы с Варварой решили разделить наши задачи по сложности и ответственности того, кто и чем занимается. Недолго думали, но пришли к решению, что Варвара занимается поиском покупателя на квартиру и бизнес. А я по результатам её сделок провожу и страхую процесс получения денег за все продажи, а на вырученную сумму решаю, какой транспорт и оборудование мы закупаем и где.   Жена, чудом отойдя от своей депрессии, взяла на себя тяжелый разговор со своей мамой и детьми.   Со своим сыном от предыдущего брака я решил поговорить сам. Надо было, каким-то образом объяснить ему и остальной родне, куда и зачем мы собрались уехать, причем, безвозвратно, та еще задача. Представляю глаза тещи, не знаю, что скажет ей моя любимая, но я точно не возьму на себя этот разговор.   Накидав на бумаге план, я принялся искать оборудование и материалы, необходимые мне для организации мастерской на той стороне. Сказать, что это было просто, ага три раза.   Помещаю в инете обьяву, 'куплю оборудование для оружейной мастерской' и жду ментов - картина маслом.   'Нет, мы пойдем другим путем', - прокартавил я и накидал на бумаге перечень необходимых станков. Это были токарный, вертикально фрезерный, сверлильный и, скорее всего, мне понадобится маленький гидравлический пресс, которыми пользуются в автомастерских. Так же хотелось найти горизонтальный пресс для дорнирования стволов, но найти такое за реальные деньги и не привлечь внимание органов! Очень нужна будет куча инструмента, и где-то нужно закупиться хоть какими-то комплектующими для ремонта и восстановления оружия, какое оно там у них в ходу?   Скорее всего, нашего полно, оно и тут на нашей веселой матушке Земле впереди планеты всей, как самое дубовое и неубиваемое. Потратив кучу времени на размещение объявлений на разных сайтах и площадках продаж оборудования, я принялся за поиск транспорта.   Да уж, транспорт. Постольку-постольку я собрался затарится станками, мне как-то придется транспортировать их на ту сторону, значит мне понадобится грузовик, и он должен быть вездеходом, а к грузовику нужен прицеп. А тут выбор невелик - или Урал, или внедорожный Камаз с кунгом, импортный транспорт я своими средствами не потяну, да и профессор вряд ли оплатит мне такие излишества.   Забравшись на любимый сайт, где я модерировал одну из конференций, я закинул вопрос в новой теме: 'Где, братцы, купить внедорожный грузовик с кунгом?', и стал просматривать ветку, где продавались запчасти и всякая комплектовка для огнестрела. Отвалившись от компьютера, я был разочарован. По грузовику дали несколько ссылок на продажи, но там были явно посредники, цена была тяжелая, что я не преминул огласить в своих комментариях и попросил народ дать реального продавца, так сказать, в первом лице или базу где продают военную конверсионную технику.   Да и по комплектующим и станкам тоже вопрос не радовал, станки были, их было много, но цены - ох! Да что ж так все дорого-то! Всякого железного мусора было много, но вот, увы, ничего в достойном количестве и по нормальной цене, каждый норовил сорвать побольше. Дефицит, однако.   Ладно, утро вечера мудренее, как говорила моя покойная мама. Пойду-ка я под бочок к своей лапочке.      Утро красит нежным светом. Южный Урал      Утром мы поехали в храм. Отстояли литургию, я честно сказал батюшке, что не постился и злоупотреблял, но священник разрешил мне причаститься на мой страх и риск. Приняв святых даров, мы с Варварой отстояли высший молебен и вычитали вместе с дьяконом благодарственные молитвы!   По приезду домой я ломанулся к компьютеру. Опаньки, уже теплее, кто же это мне прислал письмо в личку, ага, ветеран транспортного дал три ссылки на склады по продаже конверсионной техники и - бинго - один из них находился в нашей области, вблизи военного полигона, где проводилось испытание первой атомной бомбы во время военных учений, то еще место - знаковое.   Я поднял взгляд на иконостас, который по воле случая висел прямо над компьютером. Так получилось, сначала встал компьютерный стол, а после того, как мы стали воцерковляться, так оказалось, что красный угол был прямо над компьютером, такой вот бытовой сюрреализм.   В общем, пора ковать железо, пока горячо, я включил электрический чайник и пошел рассказать Варваре, что я нашел, и куда мне нужно срочно отправиться. Звонить я не хотел, мне, как любому мужику, хотелось пощупать всё своими руками и посмотреть в глаза каждой железке.   Жена немного расстроилась, что мы едем не вместе и взяла с меня честное слово, что я не буду гнать по дороге и буду максимально аккуратен в пути. Мы договорились, что она позвонит своей подруге риэлтору и постарается продать квартиру как можно быстрее, но по нормальной цене, а не по демпинговой, невзирая на новые обстоятельства, и поговорит с родней. Вот так я её озадачил, взвалил ей на плечи.   Выйдя из дома, я прогрел машину, попинал колесики и решил позвонить сыну, мне важно было с ним поговорить, перед тем, как я уеду насовсем, и мы уже никогда не увидимся, сын кроме жены был единственным родным мне человеком.   Был еще отец, но наши отношения были очень тяжелыми. После смерти мамы батя откровенно зачудил, нашел себе молодуху, которая крутила им, как могла, она и подводила отца к мысли, что я очень плохой сын и совершенно недостоин наследства. Но если бы она знала, как мне глубоко наплевать на все, что она там крутила-мутила.   Увы, отец её силами отдалился от меня, и обращался ко мне только тогда, когда в чем-нибудь нуждался. Чаше всего это была машина.   Как православный человек, я не мог отказать отцу, и как сын, я должен был его всячески поддерживать, но каждое общение с ним оставляло в моей душе тягостный отпечаток, отец не был верующим. Да и положа руку на сердце, он был законченным эгоистом, но я не в праве был его судить. Что выросло, то выросло. К моему воцерковлению он относился крайне неприятно и считал это дурью и блажью. А меня называл, несмотря на всё, откровенным дураком и неудачником, ну Бог ему судья. Может он и прав!   Так что оставался мой сын. Я позвонил ему и предложил прокатится со мной, у него как раз были каникулы. Но, увы, он не смог, бывшая жена к чему-то его припахала.   Дорога была на удивление легкой! Я обдумывал, какие станки, оборудование и материалы мне крайне необходимы, получалось, что много. Утащить на одной машине нереально, водитель то я один, а хотелось затариться кроме инструментов еще заготовками для стволов. То есть набрать прутка с хорошей стали, и надо где-то хапнуть твердосплавных пластин для инструмента, эх, еще бы заточных станков, в общем, нужно закатать губу.   Так незаметно под мысли о железе я приехал в военный городок, на въезде на КПП меня никто не остановил, только уныло целился в небо крупнокалиберный пулемет на бронетранспортере, и бронеколпак в неприличных надписях украшал асфальтированную площадку.   В магазинчике, оборудованном в помещении бывшего поста ГАИ, я распросил, где находится военная база, на которой продается техника. Да уж, тут, видно, все и всё знали, но сначала мне пришлось купить у наглой толстой продавщицы товара практически на тысячу рублей, рэкетиры, блин, после чего я получил подробную консультацию от довольной тетки, видно дорожка была протоптана, и о том, где продается конверсионная техника, знали и стар и млад.   Через полчаса поисков я нашел эту базу. Подъехав к воротам, я объяснил дежурному цель моего визита, и через несколько минут ожидания возле ворот нарисовался целый капитан, о как, я ожидал какого-нибудь толстого и жуликоватого прапорщика, но, видно, местное офицерство отошло от штампов старых анекдотов и взяло коммерцию в свои мозолистые руки.   С сомнением посмотрев на мою очкастую харьку, и с большим удовольствием на мою машину, капитан, облагодетельствовав меня легким выхлопом от выпитого вчерашнего, поинтересовался, какого рожна мне надо.   - Девок и водки, - ответил я ему, - зачем еще можно припереться, за триста километров на военную базу!?   Капитан улыбнулся и оттаял.   - Владимир, протянул он мне руку!   - Иван, - ответил ему рукопожатием я,- хочу посмотреть на ваш металлолом!   - А вот это ты зря, - резко перевел меня в близкие знакомые капитан, - у нас - что ни машина, так конфетка. Сам бы катался, да деньги нужны! Очень нужны! - и погладил себя по карману!   Как ни странно капитан не соврал, и техника была в приличном состоянии, даже колеса на всех машинах были накачаны. Все кабины и броня были свежо покрашены, и тенты на грузовиках были аккуратно натянуты. Солдатикам явно не приходилось скучать.   Просто удивительно для нашей российской действительности и сельской местности. Мы медленно шли между шеренг грузовиков и спецтехники, её было много, глаза разбегались. Я сразу сказал, что нужен полноприводной грузовик с кунгом, желательно обитаемым, то есть оборудованный не только для поездки, но с возможностью пожить в машине какое то время.   Капитан, которого звали Владимиром, оказался хорошим спецом и понял мои запросы с пол-тыка, так сказать, и сразу повел меня в конец базы, где стояло с десяток грузовиков, оборудованных кунгами. Тут была парочка Камазов на высоких огромных колесах, удивительно, что их продавали, они выглядели вполне новыми. Но капитан сказал, что машины пригнаны с капиталки после вывода из Чечни, и несколько Уралов в различных модификациях. Мне подходил только один Камаз, оборудованный как вахтовка, даже печка была, труба которой торчала сверху закопченным сажей рассекателем на крыше будки и такой же, но немного более подушатанный, Урал.   В конце колонны грузовиков, стоял какой-то Урал с квадратным капотом и штатным шнорхелем, выведенным из-под него, к машине по земле тянулся толстый электрический кабель времянки.   Эта машина почему-то больше всех заинтересовала меня, и я спросил Владимира, что это за аппарат.   - А это мобильная ремонтная мастерская на базе Урала.   Я очумело посмотрел на него.   - Как мастерская?   - Ну станки в нем стоят, токарный, вертикально-фрезерный и настольник сверлильный, прикручен на слесарный верстак, - объяснил мне капитан.   Неужели так не бывает?! Я попросил осмотреть машину, но капитан заранее разочаровал меня. Что они её не продают, так как постоянно пользуются станками для текущего ремонта и предпродажной подготовки автомобилей. Но что-то мне подсказывало, надо посмотреть. Я залез по лесенке внутрь будки, действительно, в конце помещения надстройки поперек его, стоял небольшой токарный станок неизвестной мне марки, судя по табличкам и надписям на них чешский, но явно рабочий, тут же слева стоял вертикально-фрезерный станок, а на металлическом слесарном верстаке, прикрученном к полу, стоял еще и сверлильный станок. Я пошатал за шпиндель, люфта не было. Да и токарный станок был на первый взгляд ухожен. Еще в кунге оставалось место под груз или даже под большой матрас. В общем, это была мечта.   Эх, чтоб мне так жить, это было именно то, чего мне не хватало в моих мечтах! Капитан ехидно смотрел на мою блаженную морду.   - Любите железо? Разбираетесь во всем этом?   - Да, немного, ответил я, - жаль, конечно, что не продается именно эта машина. Я бы её купил. Но вы говорите, что она не продается? - еще раз попытался я ухватить птицу удачи, за хвост.   - Да, - ответил Владимир, - потому как машина моя!   - Как это? - не понял я, - моя? - удивленно посмотрел я на довольное лицо капитана.   - Себе выкупил, такая корова нужна самому.   - Жаль, очень жаль, - расстроился я, - А прицепы есть у вас?   - Да, конечно есть, только в другом углу, нужно пройти туда.   С сожалением погладив Урал по капоту, я вздохнул.   - Что-то капот немного отличается от других.   - Да он ведь дизельный, стоит дизель, - и как по методичке капитан отбарабанил, - Автомастерская ПРМ на шасси Урал-4320-19-5140 предназначена для технического обслуживания и аварийного ремонта узлов различных установок и автотракторной техники, а также доставки ремонтной бригады в количестве шести человек к месту проведения работ.   Стоп, включил я свою память, но ведь изначально двигатель на таких машинах был бензиновым на АИ-76, память моя мне подсказывала, что эти грузовики на бензине были ужасно прожорливы. Я выбрал эту машину только из понимания того, что мне нужно вытащить кучу станков и другого оборудования, а другого способа, пусть и заливая в этого монстра бензин из расчета примерно литр на километр, не было. Почему этот грузовик, этот ужас внедорожный и заслужил устойчивое звание 'смерть кооператора', ввиду особо выдающихся показаний зажора бензина (норма: 78л Аи-93 на 100км), который армию в 60-е совершенно не волновал, а в 90-е - на нём можно было разориться не отъезжая от первой же заправки. Во всём виноват двигатель ЗиЛ-375Я7, который, кстати, устанавливался и в эпичный луноход. Так называли в свое время ЛиАЗ-677 - городской автобус производства Ликинского автобусного завода.   - В общем, изначально это был Урал-375А. Но после того как я забрал его себе, солдатики под моим чутким руководством скрестили кунг от автомастерской и практически новый дизельный Урал-4320, проходимость конечно упала, 375-тый был вообще зверь по проходимости, и ходовая, и коробка давали офигенную тягу, но для автомастерской потеря проходимости не критична! - порадовал меня Владимир.   Еще бы это чудо продавалось, загрустил я.      --------   дизельный Урал-4320 быстро вытеснил Урал-375Д, который, впрочем, продолжал производиться вплоть до развала СССР. Урал-375Д имел более высокую проходимость по сравнению с Урал-4320. Это связано с отсутствием регулятора частоты вращения, что позволяло регулировать силу тяги на колёсах положением дросселя. Урал-4320 оборудован всережимным регулятором частоты вращения, поэтому при увеличении дорожного сопротивления происходит автоматическое увеличение подачи топлива, что на мягких грунтах приводит к 'срыву' мягкого грунта и буксованию. По этой причине, там где пройдёт 375-й, 4320-й мог и не пройти.         - Ну хорош красавец, значит будем подумать насчет выбора другой машины, - сказал я.   - Пошли, посмотрим прицепы, - и мы отправились дальше по этому царству железа цвета хаки.   - Если все-таки продать этого красавца, какая будет цена? - опять я задал больной для себя вопрос!   - Новый бы стоил... - начал капитан, - всё, не расстраивай меня, не продаю, себе делал!   - Ух ты, а это что за ракетоносец? - мы как раз проходили мимо разукомплектованных и не очень БРДМ, тут были всякие - и с башней, и без башни. Но вот этот агрегат был что-то с чем-то. Один окрас чего стоил! Ярко красный БРДМ, за башней которого была смонтирована какая-то установка с красным же раструбом тонкостенного ствола, и позади на корме, так сказать, красовалась какая-то прямоугольная коробка.   Я очумело посмотрел на пепелац.   - Что за броненосец Потемкин? - обратился я за разъяснением к капитану.   - А это экспериментальная пожарная аварийно-спасательная БРДМ-2РХ с экспериментальной же установкой дистанционного управления брансбойтом, - начал рассказывать мне капитан, походу, он всё знал про всю технику, стоявшую здесь на базе. Оказывается крутой спец, а я думал просто барыга в погонах.   - Конкретно на этой машине стоит белорусская разработка дистанционной турели! В серии же этой версии, если можно назвать серией два десятка машин, стояли уже два стационарных неповоротных брандспойта, и водная струя направлялась разворотом машины в ту или иную сторону, на этом же стоит прототип дистанционной установки.   - Это как дистанционной? - не понял я. Чем больше я разглядывал машину, тем больше она мне нравилась. И судя по состоянию, отличному от соседок, держали ее в рабочем состоянии.   - Ну Вам-то зачем? - перестал фамильярничать капитан Владимир. - Конечно, если есть время, расскажу. У нас, правда, не музей, а я - не экскурсовод, но надо же на кого-то вывалить свои знания. А то, походу, никому неинтересно уже давно это железо, а ведь конструировали и делали умнейшие и талантливейшие люди! - капитан сел на любимого конька, и мои уши были ему в кайф, хоть он и делал вид, что недоволен вопросами, и я отнимаю его драгоценное время.   - Платформа обычный БРДМ, второй модели, соответственно двигатель на нем стоит уже дизельный! Боевое отделение внутри сделано более комфортабельным. Командирский и водительский приборы наблюдения были заменены на обзорные камеры ударо-взрывозащищенные, в качестве экранов установлены были первые ударозащищенные мониторы.   Экспериментальная дистанционная установка управления брандспойтом, дает возможность не только изнутри управлять стволом брандспойта, но есть и выносная клемма для выносного блока управления. Сама конструкция брандспойта вместе с поворотным блоком поднимается вверх, для чего за башней установлен гидромеханический подъемник ножничного типа.   В серию этот красавец не пошел, упростили, оборудовали двумя стационарными брандспойтами. Прямоугольная емкость сзади - это бак с водой. На базе дистанционного модуля управления брандспойтом белорусы разработали боевой модуль 'АДУНОК', оснащенный крупнокалиберным пулеметом. И разработали такую же установку, но под автоматическую пушку и пулемет уже.   - И откуда этот красавец здесь взялся-то? - с восхищением смотрел я, на этого красного монстра.   -Да у нас тут была экспериментальная часть, пригоняли и испытывали технику со всего Союза. Не то, что сейчас, досокращаются армию, гады, приди и бери нас тепленькими прямо в сортире! - загрустил капитан.   - И что, это продается? - смотрел я на БРДМ с явным вожделением, в голове рождалась какая-то пока туманная идея.   - Ага, эти гады штабные, все готовы распродать! Я пока им занимаюсь, поддерживаю в рабочем состоянии, мало ли, что при пожаре, ему замену трудно найти, да и с учетом того, сколько у нас тут боеприпасов хранится, - проболтался капитан, походу у Владимира этот БРДМ был одной из основных его игрушек, было видно, что человек искренне любит все это железо.   - Так сколько стоит-то такой красавец? - поинтересовался я у капитана.   - Знаешь, не трави душу, найдешь деньги и будешь покупать, цену тебе скажут в штабе, но учти, заломят так, что мама не горюй. Да и зачем тебе такой аппарат, непонятно, чего тушить-то? - капитан раздраженно отвернулся от меня.   - Ладно, пойдем, посмотрим прицеп, - примирительно сказал я.   Прицепов было много. Мы выбрали тентованный, рядом стоял прицеп от какой-то иномарки с гидравлической подъемной платформой позади. Судя по шлангам, гидравлическая система каким-то образом подключалась к буксирующей его машине, но, думаю, что цена за него зашкалила бы мои невеликие финансовые возможности.   На обратной дороге мы снова прошли мимо БРДМ и дизельного Урала автомастерской.   Мысль, крутившаяся в голове, как-то всё не вылуплялась в осознанной форме, но мне, что там не говори, нравились именно эти машины. Ну нравились, и все тут.   - А где штаб, чтоб узнать цену? - поинтересовался я у капитана, когда мы подошли к шлагбауму.   - Да тут недалеко, - сказал он, задумчиво смотря на мою машину. Я протянул руку капитану.   - Не прощаюсь, как определюсь с ценой и прикину свои финансовые возможности, так и подъеду порешать с оплатой и оформлением техники.   Капитан отвел задумчивый взгляд, от минивена.   - Дорого покупал? - кивнул он в сторону моей машины.   - Да не дороже твоего Урала, - засмеялся я.   - Это точно не дороже, хорошая тачка. В общем, Иван, в штабе торгуйся, там такие сидят, будут требовать с тебя откат себе в карман. Ты больше пяти тысяч не давай, а лучше всего подъезжай ко мне сюда на базу, мы с тобой тут по-своему порешаем и тебе, и мне, чтоб выгодно было!   - А как же штаб? - поинтересовался я.   - Тут на базе пока я - царь и бог, я рулю! Захочу все машины, будут не на ходу, нечем будет торговать козлам штабным. Штабнюки это знают, и против меня не попрут, - он на минутку задумался.   - И еще, Иван, если по-прежнему хочешь мой Урал полностью укомплектованный со всеми станками и инструментом... - он сделал паузу и посмотрел с хитринкой на меня.   - Конечно, хочу, нет слов, - ох, ты мама не горюй, в цвет-то как поперло.   - В общем, смотри, твой минивен напротив моего Урала! Не знаю, зачем он тебе, но такие машины просто так из интереса глупого не смотрят и сверху сотку тысяч налом мне, и машина твоя!   'О как всё завернулось-то!', - подумал я. Совсем без машины решать проблемы, свалившиеся на семью, будет сложно. Но и Урал был готовой мобильной мастерской, и, приехав на место, я вполне мог снять и использовать станки и верстак уже в стационарном цеху.   - Владимир, фактически мы бьем по рукам, но с этой мыслью надо переспать, - посмотрев на нахмурившегося капитана, я взял его за руку, - ты неправильно меня понял, меня сто процентов устраивает такой обмен. Но у меня сейчас много срочных дел и без машины решать их просто не реально! Но если ты не передумаешь, то, как разрешу самые неотложные дела, машина будет твоя. И деньги я готов доплатить налом. В общем, Владимир давай свой телефон, и, как я разберусь с деньгами, сразу же позвоню тебе.   Капитан повеселел! Видно деньги были очень нужны! Он быстро на листочке накидал какой-то номер и сказал, что дежурный пригласит его в любое время.   - Но у меня есть одна просьба к тебе!   - Какая еще?   - За отдельную оплату перегнать машину в город, а то у меня нет даже прав на управление такой категорией транспорта, да и техталона на неё, как я смотрю, тоже нет!   - Ну это не проблема, - задумался капитан, - за ваши деньги любой каприз, просто не тяни, так получается, что скоро я не смогу решать вопросы тут на базе! Меня эти суки тоже под сокращение подводят. Не нравится им, как я тут дела веду, не даю им на базе развернуться по-полной, давно бы все себе в карман разворовали.   - И сколько у меня времени? - поинтересовался я у капитана.   - Месяц-полтора, не больше, потом всё, будешь со штабными педалиться, они тебя так подоят, мама не горюй, - порадовал меня на прощание капитан Володя.   - Думаю, что решу все вопросы раньше, мне тянуть не приходится, - вспомнил я слова Людмилы о том, что с переходом тянуть нельзя, все дела нужно закончить как можно в более короткий срок, с чем это было связано, я не знал. Она не стала мне объяснять, но обмолвилась, что это как-то связано с сезонной погодой за ленточкой.   - Быть добру, - подал мне руку интеллектуальный капитан Владимир, и я с удовольствием пожал его крепкую мозолистую руку.   В штаб я решил не заезжать, по любому с Уралом мне надо решать с капитаном, с его слов он пока хозяин на базе, а вот БРДМ... Чем дальше я ехал, тем больше мои мысли крутились вокруг этой машины и его бортовой установки. Как я понял из общения с Людмилой, на новом месте проживания мне самостоятельно придется искать носителя этой, эээ... как её правильно назвать, лечебной составляющей, судя со слов Людмилы, это была рептилия. Фу, терпеть не могу всех этих гадов!   Мне очень дорога моя тушка, а, значит, понадобится не только надежный внедорожный, но и хорошо защищенный экспедиционный транспорт, а вот такой БРДМ с его противопульной броней, да в совокупности с дизелем, был просто мечтой. Кстати, забыл спросить капитана, плавающий он или нет, вроде как на части новых машин, водяной движитель, или как он там называется, демонтировали. Да и бак с водой на спине вряд ли придавал машине плавучести, но это была броня. А броня это очень хорошо для моего здоровья! Я теперь сожалел, что не залез внутрь и не осмотрел машину изнутри. Да и управление этим агрегатом оставалось под вопросом, кроме мотоцикла и легковой мне как-то в моей очкастой жизни не доводилось управлять другой техникой. Да какие наши годы, еще полжизни впереди!   Так же вдохновляла турель с дистанционным управлением, она вполне гармонировала бы с пулеметом или чем-то потяжелее, а то брандспойт мне вряд ли понадобится за ленточкой.   Пулемета у меня не было, но машина мысленно все больше обрастала ништяками. В качестве прицела можно было бы вмонтировать камеру наблюдения с управляемой кратностью, а в качестве средства наведения можно было бы использовать лазерную указку в ударопрочном корпусе, говорят, есть такие, на километр бьют. Надо посмотреть в интернете и камеру, и указку, тьфу, лазер. Теперь моим егозливым мыслям мешало только одно - где взять денег еще и на БРДМ.   Да уж, как понеслась жизнь по кочкам. Сменю я минивен на ярко красный БРДМ, почти стихи!   А кто его водить будет? Меня-то не два, если грузовик я бы смог вести, даже, думаю, ну надеюсь, что смогу вести и с прицепом. Водитель, блин, ездун я, а не водитель. Хотя при полном отсутствии на Урале гидроусилителя руля, это был бы тот еще спорт.   В общем, с мыслями так я и доехал до нашего степного городка.      Финансы поют романсы!      Ну вот я и дома! Поцеловав жену, я накинулся на ужин. Жена порадовала меня, что кроме вкусного ужина меня ожидали, приятные и не очень новости. Родне наша идея с отъездом крайне не понравилась, если детки отмолчались, то теща всю нашу идею взяла в штыки. Моя тещенька Нинель отличалась крайне бурным характером, внешне тихая и благообразная женщина, бывшая жена полковника, обладала просто генеральским нравом и привыкла решать всё и за всех.   А тут мы со своим проектом, да еще и без её разрешения. Но Варя вопрос нашего переезда поставила ребром. Мы всё решили, и никакие возражения не принимаются. Как устояла дверь после уходя мамы, непонятно. 'Я боялась, что нам придется ложиться совсем без неё, потому что Нинель выворотит её своим ударом', - так пожаловалась мне жена.   Правда, моя милая и сама не отличалась кротким нравом. Так что яблоко от яблони! А вот дети, оставшиеся после ухода любимой бабушки, получили от Варвары дополнительную информацию к размышлению. Варвара вынуждено рассказала им про препарат, так как любящий сын Роман никак не мог принять своим консервативным разумом банковского служащего наше авантюрное, на его взгляд, решение.   Сноха же Вера задала как профессиональный медик только один вопрос: 'Насколько этот препарат отличается универсальностью, и как он может влиять на другие органы?' Дело в том, что нашим деткам господь не давал ребенка, хотя оба, судя по анализам, были практически здоровы, насколько могут быть здоровы дети современного мира, отравленного и замусоренного всякой синтетической гадостью и промышленными отходами.   И то, что детка не получался, было для снохи болью! Для сына моей жены от первого брака, Романа ребенок был желанным, но он умел скрывать свои чувства. А вот Вере это было трудно, она иногда срывалась не по делу, стоило хоть как то заикнуться на эту тему.   Варвара пообещала, что попросит меня узнать, насколько этот волшебный препарат может помочь в деле приобретения потомков нашей семьи.   О как! Я всяко разно ожидал, но вот такого поворота событий - никак. Сердиться на жену не приходилось, просто взять и на пальцах объяснить принятие такого решения не получилось бы. Мы с женой не идиоты, чтоб в нашем возрасте срываться с насиженного места в неизвестность. Но для меня было полной неожиданностью, что Варя открыла часть нашего секрета детям.   Приятной новостью послужило то, что Роман вечером перезвонил и сказал. Что он возьмет в банке ипотечный кредит, и они выкупят у нас квартиру жены. Такое решение было для нас полной неожиданностью, и со слов жены денег мы могли ожидать буквально в течение двух дней, о как!   После ужина я сел за компьютер, просмотр личных сообщений в моем профайле принес несколько писем по продаже оборудования, и опять мне повезло, как будто кто-то взял наше непростое дело в свои надежные руки.   Одно из писем говорило о распродаже станочного парка в областном городе на одном из предприятий меднодобывающей отрасли. Город этот Малогорск давно, медленно, но уверенно погибал, как-то так оказалось, что медь, раньше расходившаяся на ура, стала просто не конкурентно способной китайской и даже какой то-там чурбанской.   В общем, завтра мне предстояла очередная поездка. Также пришло несколько писем от продавцов комплектующих. Одним из них оказался мой старый знакомец, продававший еще и макеты оружия.   Я тщательнее проглядел его продажи макетов и задал несколько наводящих вопросов по ним. Это была парочка макетов еще югославских АКС-47, один югославский же АКСУ в калибре 7,62 39 и ручной пулемет югославского же производства на базе АКС-47.   Если не получается купить комплектующие, значит есть смысл взять макеты, если цена будет приемлемая, так как по сути своей макеты являются теми же комплектующими, но, так сказать, в сборе.   Со слов продавца, деактив этих макетов заключался только в том, что были угроблены стволы, срезан газовый поршень и обрезана личинка под 45 градусов. Написал продавцу письмо, в котором поинтересовался, что если я все куплю сразу, то какая будет оптовая цена. Получив приличную скидку, попросил поставить в резерв на пять дней и посетовал, что стволы так угроблены.   В шутку, естественно, и к своему удивлению получил от продавца предложение купить стволы от финского пулемета Лахти-Салоранта М-26 и от пулемета максим, деактив которых заключался в том, что патронник был обрезан. Продавец написал, что если я возьму стволы в количестве, больше одной штуки, цена будет в районе 6000 рублей, на что я предложил 4000 р., сошлись в результате по 4500 за ствол от лахти, который мне понравился тем, что снаружи он был с продольными канавками практически по всей длине, то есть фактически являлся продольно оребренным для лучшего охлаждения, и по 5500 за ствол от максима, которые были длиннее стволов от Лахти, и диаметр которых тоже радовал. В результате за все железо набиралась приличная сумма в районе 200 000 рублей. Оставалось надеяться, что деньги действительно у меня будут в течение двух дней, и я смогу забрать это железо. После чего я сказал продавцу, что возьму только ручник на базе АКС-47 и югославский же АКСУ под семерку 7,6239, уж больно мне понравился внешний сохран этих макетов. Продавец не стал, кочевряжится, хотя то, что я уменьшил заказ, явно расстроило его. Договорились с продавцом о резерве, но не в теме продажи макетов, чтоб не привлекать внимания на конференции.   Тут в скайп вышла Людмила. Я быстренько рассказал ей о грузовике и прицепе и так же добавил свои мысли о БРДМ. Людмила попросила подождать минут десять, и через десять минут на связь со мной вышел её отец.   Профессор внимательно выслушал мои аргументы о необходимости приобретения БРДМ и сказал, что они готовы оплатить эту покупку!!!! О как все серьезно-то! Когда я закидывал удочку насчет бронетранспортера, то, в общем-то, не рассчитывал на то, что смогу вытребовать такую сумму, кстати, размер которой я так еще и не узнал, о чем не преминул сообщить профессору, чему тот немало удивился. Как так, приглядел броневик и не узнать цену? На что я аргументировал свои действия тем, что я не знал, на какую сумму материального вливания готовы профессор с дочерью. Хакимов недолго медлил с ответом. Он сказал, что я могу рассчитывать свои покупки в пределах 3000000 рублей. Да уж, 3 ляма - это не хухры-мухры, наша квартира с женой стоила максимум 2 миллиона, а тут профессор квартиру вкладывает в практически безнадежное дело.   Значит они!   а) решительно настроены, и б) они знают о том мире, что-то такое, что понимают, бронетранспортер не будет лишним приобретением и не станет непозволительной роскошью в мире за ленточкой. Теперь крепко задумался я.   Но отступать было некуда, и я спросил, когда я смогу получить деньги. Профессор сказал, что они готовы завтра перевести мне их на счет в качестве материальной помощи, я осторожно поинтересовался насчет налички.   Профессор не менее ехидно поинтересовался в ответ, как мне переправить такую сумму. Он действительно был прав, и мы сошлись на том, что они накинут на сумму 10 процентов на все разборки с банком. Порадовав Варю этой новостью, я получил от неё информацию, что чековой книжки у нас нет. Чтоб снять такую сумму, скорее всего, её придется в банке заказывать.   Вот еще дело нарисовалось. Но я удачно вспомнил, что у Варвары есть доверенность на решение любых вопросов от моего имени. Так что чековую книжку делать ей.   Тут опять пришло несколько писем. Владелец продаваемых макетов сообщил, что он может отправить мне их транспортной фирмой вместе с деактивированными стволами. Это, конечно, было слегка стремновато, но мы сошлись на том, что груз будет отправлен на подставное лицо, поиском которого я займусь.   Не то, что я боялся, что мной может заинтересоваться милиция или контора глубокого бурения, но и этого нельзя было исключать. Покупка на такую сумму макетов оружия и даже деактивированных стволов действительно может их заинтересовать, а мне совсем не нужны были любопытные Мальчиши-Плохиши в форме и без, в то время, когда я продаю квартиру, принимаю бешеные деньги на счет и, в общем-то, занимаюсь странными делами по покупке бронетехники.   Несмотря на позднее время, я решил отзвониться Владимиру, что и не преминул сделать. Обрадовав его тем, что забираю его автомастерскую, я сказал, что я готов выкупить и БРДМ, но мне нужно знать цену. Недолго подумав, Владимир сказал, что реальная цена БРДМ где-то в районе полутора миллионов рублей, но с его помощью я смогу сбить её до миллиона, если он получит бонус в размере 100 тысяч рублей. На мой ехидный вопрос, а почему он не хочет положить себе в карман пол ляма, он сказал, что за броневик придется рассчитываться безналом, а к этим деньгами штабные его не подпустят. Так что лучше иметь синицу в руке, чем журавля неизвестно где! Ясненько, значить БРДМ покупаем за безнал - и легче, и труднее. В принципе, контору мне все равно бросать на произвол судьбы. Но вот как я напишу в платежке, что я покупаю? Пришлось перезвонить еще раз Владимиру и спросить об этом. Он сказал. Что все платят как за спецтехнику без расшифровки. Я так же попросил его определиться, можно ли приспособить тот импортный прицеп с гидроподъёмником для буксировки его Уралом, и будет ли в этом случае работать механизм опускания задней платформы.   На вопрос Владимира, хватит ли у меня денег, я успокоил его, что вполне, и все зависит от него, и что я еще хотел бы купить несколько нужных мне железок, но не хотел бы говорить об этом по телефону. Решили, что завтра он сбросит мне счет со стоимостью БРДМ, и второй счет будет на один из прицепов или на импортный, если его получится адаптировать к Уралу, или второй, что попроще тентованный. День был прожит не зря, и я пошел спать.      В поисках стволов!   Ах, как хочется, хочется братцы, мне к прикладу щекою прижаться!   Южный Урал      Вопрос с транспортом был практически решен, но вот где добыть хотя бы пару единиц оружия, оставалось под вопросом. Да, Людмила в последней нашей беседе мне сказала, что за ленточкой, наверное, все можно купить, но моя чуечка опять мне подсказывала, нет, просто верещал опыт в едином хоре с моей жабой: 'За морем телушка-полушка, да рубль перевоз', а в нашем варианте будет явно не рубль стоить.   Только в дебильном криминальном кино можно было купить автоматов и пулеметов, как картошки, на развес. В нашем городе легче было потерять деньги, да и голову в придачу при таких сделках. Наш городок на границе с исламскими республиками отличался простотой нравов, но контора глубокого бурения не давала продохнуть не только исламистам, но и простым криминальным барыгам. Так что пришлось выкручиваться из своих реальных возможностей.   В плюсе был старый помповик, купленный мной... ээ..., ну непонятно, для чего купленный, потому как ИЖ-81 не отличался большой надежностью конструкции, и брал я его только на обмен, когда были деньги. У меня была лицензия на коллекционирование, и помповичок я взял, чтоб обменять его на старенькую, но очень красивую бельгийскую курковку с дамасковыми стволами. Владелец курковки на обмен не повелся и помповичок лег на дно моего сейфа.   Были раньше и ТИГР, и СКС, но наши поиски врача, который сможет сохранить зрение жене, подъели не только свободные финансы, но и свободное железо. Так канул в небытие ТИГР - коротыш от Легиона с прекрасным боем, СКС 54-го года выпуска, дудку которого я лично промерял измерительными калибрами легендарного Сковородкина. Она полностью соответствовала реальному заводскому размеру, ствол даже на выходе не был растерт. Да, слава богу, не ставили тогда на СКСы иглу в патронник, которая жутко сказывалась на бое, но оставляла такой желанный штрих на пуле для ленивых криминалистов.      Калибры - цилиндры определенного размера, которые прогоняются через нарезной ствол, чтоб определить его истинный диаметр.      И тут я вспомнил о коллекции макетов, которые лежали в гараже у друга. Приятель, собиравший их, погорел при какой-то очередной сделке, его больная любовь к железу довела его до настоящего цугундера. Вместо того, чтоб получить условный срок, счастливо распродать свою коллекцию и рассчитаться с адвокатом, он в камере, куда затолкнули его конторские ребята, не нашел общего языка с борзыми наркотами. Они подрабатывали выбиванием показаний из всяких лохов неразговорчивых за долю малую! В остатке один наркоша отбросил копыта там же, в камере, а приятель получил реальный срок, но уже не за три гуся, а за тяжелую и авторитетную 105-ю.      Три гуся - Статья 222 УК РФ. Незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств.   Статья 105. Убийство.   1. Убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку наказывается лишением свободы на срок от шести до пятнадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.      А в силу того, что разминала его контора глубокого бурения, а не обычные менты, суд вломил ему, несмотря на первоход, строгий режим и поехал знакомец мой в другую область, отдаленную от нас.   Но вот то, что осталось в его гараже, ключи от которого я имел, могло помочь мне в моей, как оказалось, небезнадежной ситуации. Я отзвонился в Малогорск на предприятие, где продавали станочное оборудование, но, увы, человека, который решал вопросы продажи, не было на месте. Я попросил секретаршу записать телефон и связать меня с ответственным за продажу оборудования. Значит, сегодня займемся гаражом друга.   В общем, делу время. Поиск запасного комплекта ключей занял всего десять минут. Мой склероз решил отдохнуть, и ключи нашлись неожиданно быстро. Предупредив жену, что отъеду по делам на часок, и чтоб она не волновалась, я отправился к заветному гаражу.      Пещера Али не бабы   Южный Урал      Отыскать место, в котором был всего один раз, в нашем курмыше оказалось непросто. Но вот проехать на территорию гаражей оказалось гораздо легче, чем найти их, шлагбаум был поднят и никто даже не вышел, когда я подъехал к нему.   Да уж, приходите, люди добрые, берите, что хотите! Ну я и пришел брать. Что хочу. Замок на старом металлическом гараже пришлось пробрызгать ВД-40, только после впитывания этой заветной жидкости он согласился открыться с жутким скрипом.   Приятель пребывал в местах отдаленных уже год, и, видно, его вторая половина или не бывала тут, или просто не знала о наличии этого гаража. Как ни странно, лампочка загорелась сразу. Барахла тут было напихано вагон и маленькая тележка: старый диван, шкаф из ДСП с кучей вещей на полках, дверки от шкафа стояли тут же. С чего начать...   В погребе он вряд ли стал бы что-либо прятать, коллекция все-таки стальная, а не золотая, так что могли и заржаветь. Первым мой взгляд привлек старый фанерный чемодан, заваленный кусками ДСП и рейками, но завален он был как-то систематично, что ль, такое чувство, что на него не швыряли как попадя, а аккуратно складывали. И только я примерился вытащить этого монстра из кучи, как за спиной раздалось покашливание.   Я обернулся   - Бог в помощь, - за моей спиной стоял дедок в телогрейке, в джинсах и кедах, как мне показалось, на босу ногу. Вот кадр - осень же на дворе!   На меня въедливо смотрели блекло голубые глаза, морщинистая небритая харька дедка лучилась ехидной улыбкой, нет, лыбой она лучилась. И вся эта харьствия выражала собой одно - что, мол, я попался на горячем.   - Без Бога разберемся, не фига упоминать в суе, - прервал я его возможное словоизлияние.   - Даже так? - посерьезнел дед, - Ну и что тогда мы тут делаем? - вставив кривые руки в не менее кривые боки, поинтересовался он. Разозлил он меня.   Одно то, что лезу я в чужую собственность по делам резко меркантильным, и так напрягало меня. Нет, это не значит, что я собирался кинуть своего кента мягко и незатейливо, не по-божески это, да и совесть для меня не пустой звук. Но вот отчитываться перед первым встречным в своих поступках тоже не видел смысла.   -А ты, почтенный, кто такой, чтоб спрашивать? - поинтересовался я у персонажа.   -Я сосед Серегин, вот мой гараж рядышком, - продышал в мою сторону дедок старым перегаром, - а вот кто ты - это вопрос. Серега-то на киче, а ты тут шуруешь, смотрю. Ключиками открыл, машинку подогнал.   - Слышь, почтенный, - закипая злостью, обратился к деду, - я-то Сереге ближний, ближе не бывает, и выросли мы с ним в этом районе, а вот кто ты, чтоб с меня спрашивать за его барахло, мне совсем непонятно.   - Дык, я вроде как, всех Серегиных корешей знаю, - опять продышал водярой дедок и махнул в мою сторону пятерней, характерно так махнул. Опа, опа. Ой, какой дедок-то - расписан на пару ходок на одной руке, это точно. Вот только судя по блеклой, но характерной наколке - игральная карта шестерка - не блистал дядя в местах отдаленных, совсем не блистал.   - В общем, так, - начал я грубо гнуть свою линию, - гараж мне даден как другу, вот и ключи от него, - ткнув пальцем в сторону престарелого седельца, - и ты мне не прокурор, чтоб я перед тобой отчет держал. Не тебе спрашивать, есть кому спросить. Ты чего сюда приполз, опохмел на шару срубить? Или тебя мусора подослали за браткиным гаражом следить? - стал напирать я на гнилого пассажира, собравшегося прокатится за счет моего кошелька к зеленому змию в гости.   После того как я обвинил деда в мусорской подставе, он как-то стух, понял, что наезд его в пустую, и ему ничего не светит.   - И еще. Я тут надолго машину буду ставить, вещи оставлять. Будешь тут жалом водить, шепну братве, что ты тут глядишь, куда не нужно - враз интерес потеряешь.   - Да ладно, чего ты, - стал примирительно бухтеть дед, - смотрю, гараж открыт, машина новая стоит чужая, ты тут очками блестишь.   Вот, блин, дались всем мои очки, с детства из-за них страдаю, сколько драк было, блин.   - Достал, всё, ты чего, старый, потерпевшего нашел? Очки ему мои не нравятся. Так щас я тебе очки надену.   Стал надвигаться я на деда, аж неудобно стало, бурею в чужом гараже, как в своем. В общем, дед испарился. Я понял, что дальше борзеть не получится, если он стукнет охране, а те позвонят в милицию, то огрести я могу проблемы на ровном месте. Я решил пока прекратить поиски.   Вышел из гаража, закрыл его и отправился в сторону домика охраны. Там я быстро нашел охранника, сказал, что снимаю гараж под таким-то номером, ключ мне дала жена владельца, и пришел я узнать, сколько долга набралось за гараж. Долг набрался приличный, не так чтоб много, но и не мало. Сказал, что готов внести половину, в выходные приехать не могу и готов оставить предоплату, если мне выпишут на эту сумму квитанцию. Обрадовав сторожа, что накину стольничек ему за хлопоты, чтоб он внес деньги за меня кассиру, узнал фамилию, имя сторожа и предупредил, что его только стольник, а остальное пусть железно внесет за гараж без всяких финтов ушами.   Сторож, спрятав стольник в карман, обещал все сделать в лучшем виде.   Так вот, ручонки мои шаловливые развязаны, и отправился я завершать свои поиски. Через гараж высунулся любопытный дедок. Я поманил его к себе пальцем, дед озираясь и припадая на правую ногу, подошел ко мне, артист, блин, от гаража мчался как сайгак, а сейчас строит из себя ветерана сталинских застенков.   - В общем, так. С охраной я определился. Теперь с тобой. Ты, я тут смотрю, постоянно крутишься. За гаражом приглядывай, если с ним что-то случится - спрос с тебя, - стал грузить я деда.   - Чего с меня-то, - возмутился дед.   - Потому как тебя ко мне никто не звал, и профессор ты у нас известных университетов, - опять наехал я на деда.   - И чё, не человек что ль, - окрысился дед.   - Нет, человек. Почему нет? Как говорят в народе, 'от сумы и от тюрьмы не зарекайся'. Но спрос я назначаю с тебя. Случись что - с тебя спрошу, - перебив снова начавшего возмущаться деда, я достал из кармана еще стольник. - А вот это, чтоб ты, старый, линзы свои протирал и смотрел, чтоб машинку мою в гараже никто не обидел, и это - не дань, чтоб ты понял правильно, а грею я старость твою из легкого моего уважения, и не больше, чтоб ты там себе ничего не придумывал.   Обретение стольника окрылило пассажира до невозможности, он начал прям пробуксовывать на месте, так ему, видно, приспичило метнуться в магазин, но я остановил его.   - Ты, старый, всосал насчет денег? Это тебе дачка, чтоб ты понял. Чтоб ты свои старые кости согрел и все. Дальше, как вести себя будешь, решу, еще дам, но потом. Всё, свободен.   За дедом только пыль метнулась. Ну не было пыли, но дед умчался, даже не хромая.   Замечательно! Открываем гараж, обидно будет, если в нем ничего не окажется, и все мои сведения про заначку Сереги окажутся пустым местом.   Поглядим, поглядим. Дверь гаража, обитая изнутри рейкой, закрывалась на щеколду. Я достал из машины старую куртку и переоделся, достал из бардачка перчатки - уж больно пыльно было в гараже. Кожанку бросил в машину и закрыл её на сигнализацию.   Ну вот, к поискам сокровищ готов.   Снова включил свет и закрыл дверь на щеколду. Сразу же потащил чемодан - он не поддавался. Толи зацепился за что-то, толи был так тяжел. Аккуратно сняв с него лишнее барахло, я попытался поставить его на верстак, стоявший возле входа. Чемодан оказался всем чемоданам чемодан, и весил он прилично. Нет, он, конечно, был из фанеры, обтянутой дерматином, но и внутри что-то явно было.   Опаньки! Подергав за язычки, я понял, что он закрыт. Выбрав с ящика длинный и тонкий гвоздь, я согнул его с двух сторон и начал открывать замки. Вот щелкнул один, а вот - второй.   В чемодане лежали свертки, в промасленные тряпки, были завернуты тяжелые предметы: два длинной с винтовку и очень тяжелые, пара свертков в форме бочки, сверток средней длинны и два свертка поменьше. Так, что у нас в среднем свертке из старого холста времен завода РТИ?   Он был обмотан черной матерчатой изолентой, изолента ссохлась, и оторвать её было сложно. Я решил не мучиться и, достав из кармана автоматический нож, выщелкнул лезвие. Китаец был тупеньким, но у меня получилось раскромсать сверток по краю. В промасленную бумагу был замотан АКСУ. Сердце моё екнуло. Блин, вот повезло-то...   Я думал, что друг спрятал в гараже только свою коллекцию макетов, а тут боевой автомат. Перевернув машинку на другой бок, я пригляделся. Увы, это действительно был макет, так называемый Думми, причем, судя по маркировке, сделанный из партии автоматов, предназначенных для продажи в Штаты. Их сделали самозарядными, то есть убрали автоматический режим огня - рычаг автоспуска. Судя по воронению и маслу, макет делали из новенького автомата. Жаль, жаль.   Значит, чемоданчик, тут потрошить дальше нет смысла, поищем еще, что есть. Вдруг найдется что-то рабочее. Как я понял, Серега не зря положил чемодан, на самом виду, практически в нем были только макеты, но попался-то он, судя по рассказу жены, с боевняком, значит надо поискать. И я систематично начал перерывать гараж. Нашлась переноска с двумя банками от немецкого МГ, тоже замотанная в тряпки. Банки чутка поржавели, но некритично, и, судя по клеймам, были новьем, то есть бундесовского производства, а вот пустые ленты, которые торчали из них, были из нержавейки, и судя по клеймам на лентопротяжках, орлы были чисто вермахт времен войны. Так, если есть переноска с банками значит...   Я снова отправился к чемодану, достал с него самый тяжелый сверток и вскрыл его с самой широкой части. Так, точно, вот она - пила Геринга МГ-42 во всей красе. Взрезав ножом сверток до середины, я слегка закатал губу - это был тоже макет, увы, клона МГ-42. Пулемет югославского производства, так называемый М-53, точная копия немца, и состояние тоже порадовало - муха не сидела. Бакелитовый приклад своей металлической частью был прихвачен сваркой к раме пулемета, чтоб не допустить его разборки, так же капля сварки была на крышке окна смены ствола.   Ясно, надо продолжать. Постепенно куча вещей переместилась от одной стенки гаража к другой. Я порядком устал, час, обещанный жене, давно закончился. К сожалению, кроме макетов и пулеметной переноски в мои руки ничего рабочего не попало.   Придвинув старый рассохшийся от времени стул, я сел и задумчиво осмотрел поле брани. Все-таки придется лезть в погреб, хотя там наверняка влажно и хранить в нём что-то ценное не сильно умно. Еще оставался небольшой штабель вагонки, возле задней стенки гаража. Страшно хотелось пить, в машине была минералка, посмотрев на вскрытые свертки в чемодане, я понял, что так их оставлять не есть гут. В машине кроме воды был еще скотч.   Я прикрыл крышку чемодана тряпкой, накрыл переноску с пулеметными коробками и открыл дверь гаража. На улице сильно потемнело, видимо набежали тучки и посвежело. После пыли гаража воздух был вкусным, как глоток свободы. У старого уголовника дверь гаража была приоткрыта, судя по звону стекла, он предавался Бахусу, ну и пусть, мне не мешает и ладно. Попив воды, я взял скотч из машины, снова закрыл её. Вошел в гараж, закрыл дверь на щеколду и решил спуститься в погреб.   Полки со старыми банками времен пугачевского восстания, какие-то бутылки с джинами или еще непонятно с чем. Закром был практически чист, немного старой картошки, проросшей ростками, которые пожухли от времени. Пол закрома был сделан из досок и покрыт крафт-мешками. Так, посмотреть что ль под досками? Одним движением я приподнял край мешков в закроме и отодвинул кучку ссохшейся картошки вправо. Доски были не на всю ширину закрома, а настелены до середины. Я потянул, зацепившись за щель пальцами, центральную, она легко поддалась, поднялась и вторая доска. Так, что ту у нас? Земля под досками, отличалась консистенцией - по центру она была явно мягче, хотя странно - в центр как раз упирались края доски и под весом картошки, земля должна была примяться сильнее. Надо копнуть, решил я, даст бог, не зря.   Поднявшись по металлической лесенке, я выбрался из воняющей старой картошкой, ямы погреба. Очки покрылись пылью, блин, и протереть нечем. Как назло, бархотку я с собой не вожу. Оглядел гараж и увидел лопатку на черенке длинной короче стандартного вдвое. Опаньки! Как раз с такой удобно управлять в погребе.   Пазлы медленно, но уверенно складывались. Я спустился в погреб и начал копать. Буквально войдя на пол штыка, лопатка уткнулась во что-то твердое. Да, от честных людей, но не будем, торопится. Свернув мешки конвертом, я напрягся и вытащил всю картошку из закрома. Несколько картофелин, скатилось из импровизированного свертка. Ну, мне тут нечего беречь, я протиснул сверток мимо металлической лестницы, скинул его на пол погреба. Так, поднимаем доски и начинаем аккуратно копать.   Буквально на пол штыка оказался вкопан металлический ящик. Я аккуратно подцепил его крышку, в нем оказались какие-то коробки. Опаньки! Добыча. Тусклый свет лампочки, падавший в люк погреба, не давал подробно рассмотреть. Я вытащил все ящики и положил их на верхнюю полку с банками. Поднявшись по лесенке, я по одному перекидал ящички на пол гаража. В свете лампы я увидел, что они зеленого цвета, слегка поржавели, но, тем не менее, сквозных дыр не было. Выбравшись из погреба, я поднял один зеленый прямоугольник на верстак.   Прекрасно! Красиво жить не запретишь! На зеленом крашеном металле ящика черными цифрами было написано 7.6254 - это значит знаменитый цинк, и, судя по тому, что он не вскрыт, края явно были заделаны в заводских условиях, он полнехонек. Перетаскал остальные коробки, судя по маркировке, у меня оказались: один цинк мосиновских, два цинка автоматных 7,6239 и три цинка автоматной пятерки.   Неплохо, неплохо, вот куркуль, где он добыл это богатство, было бесполезно спрашивать. Но еще был металлический ящик, закрытый на маленький навесной замочек, мне стало жалко курочить его. Я достал ножовку по металлу из ящика верстака, её дюралевая ручка виднелась там, полотно оказало старым, но еще не совсем стертым. На пиление дужки ушло чуть больше, чем я ожидал, она оказалась подкаленной. Но вот шкатулка с сокровищами открыта.   Так-так, полным-полна коробочка, несколько пачек Селлор Беллота, замотанного в пленку. В одних пачках, судя по маркировке, были винтовочные 857 маузер, в других - люгеровская девятка 919, так же были макаровские патроны в коробочках из серого картона. Винтовочные явно преобладали, еще было несколько небольших свертков, пропитанных смазкой, я развернул один, на руке у меня лежал, поблескивая смазкой, немецкий затвор от МГ42. Судя по тому, что я в этом понимал, полностью укомплектованный, новый и некопаный - запорные ролики отливали свежей полировкой.   В других свертках оказались: еще один, уже бундесовский затвор от МГ-3, чуть легче, чем вермахтовский времен войны, ну, мне так показалось, личинка явно от какого-то пулемета и еще несколько автоматных личинок - четыре от калаша, две под пятерку, две под семерку. Вот так, Плюшкин был Серега. Это что, он приготовил все для макетов что ль? Так их ведь не восстановить, судя по моим знаниям, оружие, из которого делались макеты, убивались насмерть перед продажей. Ну, поживем - увидим.   В общем, пока в моих руках не было ни одной полноценной единицы оружия, полна коробочка, но, увы, макетов. Патронов полно, есть целые затворы. Я присел на скрипучий стул, предварительно перекидав все винтовочные маузеровские и пистолетные патроны в чемодан к макетам. Цинки естественно туда не влезли, но тут я увидел старый вещь-мешок, висевший на сварном стеллаже возле правой стены. Ну что, пора собираться и ехать домой? Тем более, что уже прошел не час, я торчал в этом гараже уже пол дня, а то и больше!   Но что-то не давало покоя моей чуечке. Есть патроны, для чего их столько нахомячили, не для макетов же, да и пистолетные, причем в таком количестве, замотанные в пленку, явно предполагались к хранению, а не для продажи, так же как и коробки с макаровским патронами были смотаны пищевой пленкой не по одной!   Еще раз напившись воды я понял, что завершить поиск все равно неизбежно, иначе все мои ужимки и прыжки были бесполезны. Поиски, конечно, вознаграждены, но вот реального ствола я пока в руки не получил. Спустившись в погреб, я закидал лопаткой землю в закром, накрыл досками не сильно аккуратно, но сойдет.   Сведущий человек все равно поймет, что копались. Вылез из погреба и отправился к доскам. Поясница ощутимо ныла, возраст давал знать своё, да и то, что я давно не работал руками, заставляло мышцы ныть, как будто я разгрузил вагон цемента. Но надо, надо заглянуть. Я просто сдвинул кучу досок с места, перекладывать её уже не было никаких сил.   Копать начал прямо по центру, сначала в одну сторону, потом в другую, увы, передвинувшись ближе к стене, я устало всадил лопату в землю. Гараж был забетонирован только у входа, чтоб стекала вода и до спуска в погреб, за люком погреба пол так и остался земляным. Так, еще раз копнем по центру поглубже.   Бац! Лопатка обо что-то стукнула, я стал копать как стахановец, из последних сил. Еще один ящик выкапывать из земли уже не было никакого желания, я устал, как не знаю кто. Подкопав с правого бока, я отправился по гаражу в поисках рычага, нашелся отрезок металлической трубы. Поддев ею металлический ящик, я выворотил его из земли и, напрягшись последними силами, оттащил к верстаку.   Спиливать замок не пришлось, толи его специально не закрыли, но, как ни странно, он оказался просто накинут душкой и немного проржавел. Выбив его молотком с ушек, я вытащил его и откинул в сторону. Я страшно устал, в горле пересохло, сейчас меня можно было брать голыми руками, я бы даже не сопротивлялся.   Но вот крышка открыта. Поперек ящика по диагонали лежал длинный сверток, широкий с одной стороны, он сужался к другому концу. Ножом я вскрыл мешковину на широкой части. Отлично! То, что доктор прописал! На меня смотрела, хорошо смазанная муфта казенной части ствола к пулемету МГ-42, два круглых отверстия под запорные ролики затвора были ровные и чистенькие, дудка была нулевая, то есть не копаная на местах боев времен войны, да где же он достал такое, удивился я.   Поставив сверток на попа, я разглядел казенную часть ствола - в патронник была вставлена металлическая пробка и прихвачена в двух местах каплями сварки. Понял. Ладно, потом будем разбираться. В двух других свертках увы лежали просто скрученные муфты от стволов МГ-42, судя по резьбе и смазке, застывшей в ней, тоже, практически, складские. А вот дальше лежало еще несколько свертков.   Я поднял ящик и, морщась от боли в спине, дотащил его до верстака, достал из него два свертка и грубо вскрыл. Обалдеть! В одном из них в кожаной кобуре, приклепанной к деревянному прикладу, лежал настоящий Браунинг Хай Пауер с секторной планкой. Вытащив ремешок из металлической петельки, я достал пистолет из кобуры, он был обмотан тонкой и чистой тряпкой. Развернув его, я увидел вороненую сталь, местами тронутую мелкими раковинками, но магазин выщелкнулся легко. Он тоже был смазан легким слоем пушечной смазки, она не загустела, видно перед этим чем-то разбавили, скорее всего бензином, или просто смазка была неизвестного мне производителя для длительной консервации. Несмотря ну густой слой смазки, затвор пистолета легко оттянулся назад, я толкнул пальцем затворную задержку, и пистолет остался с взведённым затвором.   Так, вот первое настоявшее оружие, к которому есть патроны, нет, не просто оружие, а раритет! В такой комплектации я никогда не видел его даже в кино. Родная кобура - не канадская колодка, как на знаменитых маузерах С-96, а самая настоящая бельгийская кобура. Деревянная доска, к которой была приклепана кожаная коричневая кобура, застегивалась на ремешок, который продевался в прямоугольную рамочку, торчащую из кобуры.   Обалдеть! Отложив пистолет на верстак, я вскрыл еще один сверток.   Да уж, так не бывает - еще одна легенда АПС в кожаной кобуре с пришитыми к ней двумя подсумками под запасные магазины. Раскрыв кобуру, я молча застыл. Откуда Сергей взял этот раритет, было вообще неясно, их, судя по официальной информации, было выпущено не больше 20 тысяч штук.   Я развернул еще один сверток из вощеной бумаги. В нем лежал рамочный приклад от бесшумной версии пистолета Стечкина. Вот дела... Настоящий АПБ!   Развернув пистолет дульной частью, я увидел, что ствол выпирает из затвора, на нем что-то вроде винтовых червячных проточек, да уж, бесшумный стечкин. Это как в анекдоте про поручика Ржевского - и белый рояль в кустах.   Нереально просто! Ну я знал, что Сергей фанат, но настолько?.. Вещь, которая лежала у меня на руках, стоила как моя машина, если не больше. Макет обычного АПСа продавался в интернете в районе 80-90 тысяч рублей, и это убитая насмерть железка, а тут лежал АПБ явно боевая и целая вещь, нет, не так, Вещь с большой буквы!   Порывшись в ящике, я нашел увесистый круглый сверток, в нем оказался глушитель к стечкину. Размотав его, я кинул на верстак первую попавшуюся тряпку, разобрал пистолет и начал протирал его тряпочкой, в который был завернут Хай Пауер. Смазка снялась легко, и я тут же набил все три магазина, разорвав несколько коробок с макаровскими патронами. Собрав пистолет, я не мог налюбоваться на эту грозную машину войны.   Подумав, положил проволочный приклад в чемодан, туда же отправил и кобуру от хай пауера. Его я тоже решил почистить. Разборка была чуть труднее: оттянуть затвор, поставить, вщелкнуть в проточку на затворе специальную задержку, внутри соединявший пистолет кронштейн, как он там называется, в голове почему-то тогда крутилась 'затворная задержка'.   В общем, деталь была почти один в один, как на резиноплюйном ТТ, который долго валялся у меня без дела, пока я не решил пострелять из него на природе. Вместе с последней резинкой из ТТ что-то вылетело и затвор заклинило насмерть. Отправив его на ремонт, я отнес его потом в магазин и поставил на комиссию по чисто символической цене.   В общем, разобрав Браунинг, я вытащил из-под ствола возвратную пружину, внимательно посмотрев, как она там стоит в пазе под стволом. Вынув ствол, я внимательно осмотрел его на просвет. Не айс, но и не полное дерьмо. Ствол был хоженый - это было видно по омеднению и потемнению в конце ствола, а так вполне, вполне. Почистить его было нечем. Я взял в руки стечкин, оттянул затвор и, нарушая все нормы безопасности, заглянул в ствол. С его среза нифига я там не увидел. Не сильно я понимаю в боевом оружии.   С охотничьим куда бы ни шло, а вот с таким... Я достал из кармана завалявшийся там чек, свернул его несколько раз и, оттянув затвор, вставил бумажку в окно затвора, откуда выбрасывались гильзы, я направил пистолет окном выброса к лампочке. Ствол сиял, он был просто чудо, шесть нарезов бежали медленно, закручиваясь по всей его длине, форма была какая-то необычная, ну я не настолько сильный спец - главное, что ствол чистый и его не раздует, если там осталась смазка, вдруг, не дай мне Бог, придется использовать его по назначению.   Положив пистолеты рядом, я на минутку задумался, как и куда положить стечкин, который я решил оставить с собой, завтра получать деньги за квартиру, мало ли что!   И тут стук в дверь гаража ударил по нервам кувалдой. Я схватил стечкин с верстака, блин, столько сил было потрачено на розыск всего этого, блин, если менты, проскочила мысль, это же сразу СИЗО, как бог весть!   - Кто там, - спросил я, стараясь не волноваться и держа свой голос силой воли, чтоб не заблеять, как барану.   - Эта, - за дверью послышался голос деда - ты тут, сосед?   - Да, - чтоб тебе старый хрен! Куча нервных клеток умерло и восстанавливаться отказалось. - Что тебе нужно? - закипая, спросил я.   -Ты, эта, как закончишь, зайди ко мне, пожалуйста, - выдавил заплетающимся языком дед и икнул. - Я извинится, хочу и дело у меня к тебе есть, - попросил меня лишенец.   - Ладно, зайду, как закончу убираться, - пообещал я, матеря старого уголовника во все тяжкие.   Так, если это замануха, то я так просто не дамся, мне нужно утащить все это добро, у меня нет другого выбора. Или пан, или пропал. Значит, всё, дорожка остаться тут мне и жене отрезана, завтра забрать деньги за квартиру, прыгать в машину и валить, валить на базу, проселками, выбираясь из города. Я быстро, порезав ножом пищевую пленку, разорвал пачку с люгеровскими патронами, набил магазин к Хай пауеру, неожиданно влезло в него много, толи двенадцать, толи тринадцать патронов, на десятом перестал считать. Передернув затвор, машинально порадовался как мягко чавкнул старый пистолет, досылая патрон.   Мысли были о другом, кто снаружи, сколько их. Накрутил глушитель на АПС и дослал патрон в патронник. Хай пауер сунул за ремень с правой стороны, я левша, хоть и стреляю с правой руки, просто ведущий глаз у меня левый, да и вижу я им лучше, если что, буду шмалять с обеих рук. Так, а чемодан, коробки - суета сует, положил АПС на верстак, верчусь как вошь на гребешке, быстро сложил все, что лежало на верстаке в чемодан и ящик, подтащил их к воротам гаража.   Тут же, компактно уложил цинки с патронами, если все будет путем, быстренько перекидать все это в машину. Пистолет мешал, я подраспустил ремень, взял с верстака АПС, переложил его в левую руку, широко перекрестился.   - Ну, с Богом, прости меня Господи, если согрешу, - выключил правой рукой свет в гараже. На улице немного стемнело, мои глаза, непривыкшие к темноте, там ничего не увидят. Да уж, боевые очкарики, и стекла, покрытые пылью, совсем не прибавляли мне зоркости. Я закрыл глаза и постарался максимально расслабить мышцы лица, снять напряжение. Присев на корточки возле двери, я прислушался к звукам с улицы, если честно, ни хрена не было слышно.   Ну, никакой из меня боевик, ежиков голой попой пугать - вот, на что я горазд, и то недолго. Открыл глаза и снова прикрыл их, еще чуть-чуть выровнял дыхание. Ага! А спина-то совсем не болит! Адреналин в кровь пошел так густо, что все сразу перестало болеть и ломить. Переложил стечкин в правую руку и так же, сидя на корточках, стал медленно открывать щеколду, одновременно направляя пистолет на дверной проем.   Ничего не получилось. Вместе с глушаком АПБ просто не умещался, оглобля. Глушитель уперся в дверь, я отодвинулся не вставая с полуприседа влево и левой рукой отвел щеколду двери. Если сейчас кто-то рванет её на себя, то я уже смогу стрелять в бок нападавшему.   С улицы пахнуло прохладой, глаза, так и непривыкшие к темноте, совсем ничего не видели, но стало хорошо слышно, как в соседнем гараже дедок гремит чем-то стеклянным. Высунув, как мне показалось, немного цилиндр глушителя в дверной проем, я слился с тишиной. Ну, не могут они не сопеть, не шуршать одеждой. Мой слух, привычный к охотам, вылавливал из темноты малейший шорох. Ни фига не слышно.   Ну что, помоги мне, Господи, за други своя постоять! Если что, 'други моя' - это только жена моя и все. Ну кошки еще, грешу я и не чутка. Да о чем я думаю! Вставая с корточек, чуть не выругался от боли, ноги затекли и коленки трещали, как у старого деда. Да уж, боец я... Прижав рукоять АПБ к боку и поводя цилиндром глушителя, я слегка выдвинулся из двери, опираясь левым боком на рамку дверного проема, справа меня прикрывала дверка гаража. Так, что мы имеем слева?   Уже светят фонари, но никого нет. Если кто-то есть справа за дверкой или за машиной, то чего делать-то? Кульбитам я не обучен, да и пестик за ремнем, прижатый пузом, не прибавлял уверенности.   К тому же, я внезапно осознал, что он у меня взведен и в случае непрухи или изношенности спусковой, может бабахнуть мне прямо в ляжку. Так, левой рукой медленно достаем его, чутка выдвигаем вперед, если кто-то попытается выбить, то кинется на него, а тут мы его из шланга бесшумного и окатим!   Так, левой ногой шаг вперед, разворачиваем корпус вправо, прикрываясь дверью гаража. Блин, а что, если кто-то сейчас зарядит по ней пинчищем, и прилетит дверка мне прямо в лоб, и тут я стал оседать назад, чутка уходя в перекат, как бы падая на спину, как в юности на тренировках. Не получилось свернуться калачиком, но все равно осел практически бесшумно, умудрившись выставить оба пистолета перед собой.   Так и полежал на спине, выставив молотилки перед собой, тупо глядя в темный силуэт машины и проем двери соседа, который светился в темноте изнутри гаража. Интересно, на каком дерьме я лежу? Хотя куртка старая, но все-таки...   Да никто не собирался на меня наваливаться, кричать 'бросай оружие'. Я как-то сразу осознал, что просто пересрал самым позорным образом. Но вставал все-таки котиком, медленно и стараясь фиксировать возможность любого движения передо мной. Быстро скользнув к заднему борту крепышки, выглянул слева от неё, слава богу, в лоб ничего не прилетело, а могло вполне. Прикладом, например. Мозги перестроившись на бесовский боевой лад как-то не собирались возвращаться к мирной жизни.   Я сунул АПБ под мышку левой руки и, прижав его аккуратно, снял на хайчике курок с боевого взвода. Блин, если бы курок сорвался, прострелил бы машину на хрен.   Ох, сверху! Выхватив АПБ, развернулся вправо направляя его на козырек крыши, увы, только первые звезды ехидно подмигивали мне.   Все, хватит! Шухер закончен! Засунул хай пауер за ремень брюк и, по прежнему держа АПБ прижатым левой рукой, нашарил в кармане пульт от машины. Сигнализация пиликнула. Я открыл дверь и положил АПБ на резиновый коврик. Снял с себя куртку и кинул её поверх стечкина.   Выправив свитер из под ремня, прикрыл им второй пистолет, торчавший за ремнем, получилось не очень хорошо, но как получилось. Оглядевшись по сторонам, перетащил в машину сначала чемодан, чуть спину не свернул, за чемоданом поставил цинки с патронами, ящики с остальным барахлом и прикрыл их старой курткой.   АПБ, потянувшись через спинку, положил, точнее, скинул на заднее сидение. Пистолет упал мягко, практически неслышно. Всё. Закрыл гараж. Тут слева показался в своей двери силуэт деда.   - Ну что, сосед зайдешь на минутку? Разговор есть.   Хотелось сесть за руль и уехать, не общаясь с этим мутным пассажиром, но нужно довести блеф до конца, завершить, так сказать, картину маслом. Взял кожаную куртку из машины, надел её и переместил хайчик на левую сторону за ремень. Нет, не то. Неудобно совсем. Вынул пистолет, открыл сдвижную дверь крепышки и положил браунинг на диван заднего сиденья, а под мышку, прижав опять его, засунул стечкина.   Получилось неудобно, но если что, им работать проще, бесшумный к тому же. Ношусь с этими пестиками, как дурак - с писаной торбой. Сказывалось моё неумение обращаться с боевым оружием. Столько суеты и лишних движений. Закрыл машину на сигнализацию, щелкнули центрозамки. Ну все, пойдем проведаем старого сидельца, что там надо деду?   Подозрительность, капнувшая в душу кислотой недоверия, не отпускала меня. Дед мне не нравился совсем. Ну, как думаю, и моя очкастая харя - ему тоже, ботаники моего типа всегда были полным отстоем у синих пассажиров черных воронков.   - Что понадобилось? - спросил я синего, зайдя в его гараж. Дед был уже хорош, видно водочка попала прямо на старые дрожжи. Хотя еще не развезло, но прилично подкосило.   На удивление в гараже было чисто, возле правой стены лежал длинный деревянный ящик. Задняя часть гаража была перекрыта фанерной перегородкой, в дверном проеме которой была навешена дверь и сделано застекленное окно. Совсем не удивлюсь, если у деда там стояла койка, и он там и оставался спать когда перебирал горячего в гараже.   - Эта. Тут такое дело. В общем, Серега иногда поручал получить посылки мене!- начал не сильно понятно объяснять дед.   - Так и что? Мне то что за дело?! - я с недоумением посмотрел на деда.   - Так я её и получил, прям после того, как Серегу приняли! - выдал дед.   - Что получил? - я пока как-то не понимал, что пытался донести до меня этот пьяный организм.   - Да вот эту посылку и получил, - дед показал в сторону деревянного здоровенного ящика длиной метра два. Ничего себе посылочка, гм, и что там внутри, мне конечно было очень любопытно, что там лежало в этом ящике. Но с учетом, что машина была уже загружена стремным грузом, поиск приключений на собственное основание нужно было пока прекратить и довезти в клювике то что уже нашлось.   - И что ты хочешь от меня? - сделал я вид, что ничего не понимаю.   - Сереге, я думаю, посылочка-то уже ни к чему, а он мне платил за получение такого по тысчонке! - излился дед.   - Даже так, чужое добро толкаешь? - наехал я на дедулю.   - Да чего толкаю-то, мне тут держать негде, а вот ты для Сереги и сбережешь посылочку-то выкрутился хитрющий уголовничек.   -В общем, у меня нет тысячи, дам 300 рублей и все, - сбил я желание клиента.   -Ну триста, так триста, - походу дед находился в такой кондиции, что торговаться дальше было выше его сил.   - Только поможешь занести посылку в Серегин гараж, поставил условие я. Помощник из дедка был никакой, только кряхтел да попукивал от натуги. Да и веса в посылке было не так много, килограмм 30, максимум 40. Но и я так устал, что в пору самому испортить воздух, поддержав нижний вокал деда.   Но посылку в Серегин гараж мы совместными усилиями затащили. Смотреть, что там внутри я не стал, сил уже не было, закрыл гараж. Отсчитал деду триста рублей, сел в машину и поехал домой.      Мальчик в овраге нашел пулемет!   Южный Урал      Дома меня ждал не только ужин, но и втык за то, что я по мужскому обыкновению уехал на часок, а промотался где-то целый день. И моя радостная улыбка и довольная, но усталая харька не впечатлила ни Варвару, ни сноху Веру, которая сидела в зале и напоминала надутого от злости волчонка.   - Вы чего такие, не такие? - задал я безумно интеллектуальный вопрос.   - А ты узнал у Людмилы то, о чем тебя так просили узнать, насчет препарата. Ох, ты ж мамочка моя. Как я мог такое забыть. Присев на корточки перед снохой, я повинно опустил голову и пообещал, что вечером, мало того прям сейчас задам животрепещущий вопрос. На что получил от жены совершенно обалденную новость, что если препарат действительно универсален и может помочь нашей молодежи, то дети едут с нами.   Да уж, ни фига себе гости понаехали, скажут инопланетяне или как их там! Рано я удивлялся, Варвара еще больше вдохновила мою уставшую от вечерних моционов душу известием, что теща и мама в одном лице тоже едет с нами. Она сказала, что мы бросаем её на произвол нелегкой судьбы, и она решила ехать хоть куда, лишь бы быть с нами.   Новое место обитания как-то не торопясь приобретало старые краски! Старые не в смысле возраста тещеньки, дай бог ей здоровья и сто лет жизни, а мордочками окружающих лиц. Да еще меня ждала новость, что звонили с Малогорска и просили приехать завтра после обеда.   Я так понял, что если детки едут с нами, то кредит накрылся, о чем и не преминул сообщить жене, на что та сказала, что уже предложила риэлтору нашу квартиру и квартиру тещи.   А квартира та была поистине генеральской, 4-комнатная и широкая как моя мечта! Риэлтор долго упиралась, 4-комнатную квартиру тещи она хотела, а вот от нашей двушки в хрущевской свечке, отбрыкивалась и руками, и ногами. На что ей Варварой было сказано, или обе квартиры продаются вместе или никак. В общем, как-то так получилось, что деньги риэлтор нашла быстро, она готова была оформить генеральную доверенность и рассчитаться с нами за обе квартиры буквально послезавтра.   Да уж бывает же такое, кто-то на небе нам явно сдавал нужную карту или еще чем-то занимался крайне важным и полезным, помогая нам на всю катушку. Под пристальными взглядами жены и снохи я отправился к компьютеру, мой желудок возмущенно бурчал, вкусные запахи с кухни породили в нем бурную реакцию. Но, видно, мне придется отрабатывать свой ужин, стуча пальцами по клавиатуре.   После дневных приключений в гараже и погребе не гнулась не только спина, но и пальцы рук. Запустив компьютер, я потребовал тарелку с харчами себе прямо на место работы, на компьютерный стол. Увы, меня жестоко обломали, пока мол, не достучусь до дочки профессора, еды мне не видать как своих ушей.   Зашел в скайп, Людмилы пока не было, девчонки за моей спиной попивали чаек, желудок бурно жаловался, грозил мне умереть от вкусных запахов и бурчал во мне как старый дед.   Так, старый дед, старый дед, вот на кого мы получим стремную посылочку, на нашего старого уголовника, как-то так получилось, что даже имени его я не знал. Тем более, он сам сказал, что оказывал эту услугу Сергею. Завтра и заскочу в гараж перед поездкой в Малогорск, заодно посмотрю, что лежит в том тяжелом ящике.   Так, что нам дает почта, пришло несколько писем с предложением купить по оптовой цене мелочевку: на АК пружинки там, курки, автоспуски... Цены вкусные, даже есть затворные рамы. Написал продавцу, что готов купить все, но с условием, что получу этот товар наложенным платежом. Поскольку он знал меня, точнее мой ник давно, мы ударили по рукам и договорились, что он отправит посылку курьером, но данные для получения посылки отправит только после того, как я оплачу ему весь груз, радует такое доверие в наши непростые времена.   А вот в скайпе появилась Людмила, сразу же огорошил её вопросом об универсальности препарата. Блондинка, судя по всему, зависла от оригинальности моего вопроса. Наверное, советуется с отцом.   И точно, судя по тексту, отвечает сам профессор. Естественно, что в то место они не пытались инъецировать препарат, как-то не хватило им такой фантазии. Не то, что у нас, у мужиков голова с мыслями или сзади, или спереди.   А чего там профессор продолжает? О как, они думают, что препарат реально поможет, но вот как его лечебное воздействие отразится на будущем плоде и кого родит пациентка, находится вне их компетенции. Да уж, кто вырастет после такого лечения, мутант или супермен, они даже предположить не могут.   Профессор продолжал изливать свои научные мысли на этот счет. Но мне страшно хотелось жрать и Бог свидетель, на тарелку супа я уже заработал, о чем и не преминул сообщить жестоким девчонкам. Оставим Веру наедине с компьютером и профессором в нем. Я, истекая слюной и желудочным соком, увлек любимую на кухню, где она меня от души накормила. Ох, как я ел, натрудившись в пыльном гараже, я нагулял просто зверский аппетит!   Когда я вернулся в зал, поглаживая своё довольно урчащее пузо, передо мной развернулась трагичная картина. Варвара с Верой сидели обнявшись и ревели! Довольная улыбка стекла с моего лица.   - Девчонки, вы чего? - не то что я был тварью бессердечной, но мои браки как-то укрепили мою эгоистическую натуру, а кто- то на папу жаловался!   Первой ответила Вера, - мы едем, однозначно, даже если Ромка не сможет или не дай бог не захочет, то я все равно поеду с вами.   'С нами она поедет! А кто ей там бэби будет делать, препарат, что-ль!' - задумался я.   - Ты это решай с Ромкой, а то он немаловажная часть в процессе, так сказать, - напомнил я ей.   - А, точно, - Верочка быстро оделась и умчалась, только спина мелькнула.   - Что, не ожидал, что соберется такая компания? - смотрела на меня Варвара.   Это точно, такого я не ожидал. Детки молодые - это куда ни шло, но то, что мама Варвары тоже отправится с нами, в неизвестность как-то не поддавалось осмыслению.   Она, конечно, как бывшая офицерская жена привыкла мотаться по гарнизонам. Но в никуда, в неизвестность!.. Да, тещенька у нас с железными яй......., с железным характером женщина!   Варя подошла и обняла меня.   - Я так устала, Ванюша, пойду помолюсь и лягу спать, у тебя еще есть дела?   - Да, это, я тут хотел чутка, пошуметь с железками. Было уже 10 часов вечера, но мне так хотелось разобраться с макетами и пистолетами, которые мне так относительно легко достались.   - Да шуми, я так устала, что мне это не помешает, разрешила жена и ушла в спальню. Я нашел на балконе палатку, вытряхнул её из чехла, в него и сложу пулемет и пестики, и отправился вниз к машине. Тащить все железо домой не было никаких сил, поэтому я решил оставить его в машине, забрав только часть. Был, конечно, определенный риск, но у нас во дворе не шалили, и не было случая, пока, по крайней мере, чтоб вскрыли чью-то машину. Тем более, что задние стекла на моей машине были затонированы, и что там лежит в салоне или в багажнике было не видно. Положив в чехол пестики, макет МГ-42, ствол от него и свертки с затворами, я так же забрал макет Думми, надо посмотреть, как он деактивирован.   Пулемет вызывал у меня больший интерес и желание привести его в рабочее состояние. Вот и начнем с него. Как и оказалось раньше, это был югославский клон пулемета МГ-42. Состояние его действительно было практически идеальным, если не считать сварки, которая намертво соединяла приклад и тело пулемета, а так же подваренную дверку смены ствола. Решил разобрать его прямо дома. Заглянул в спальню к жене и опять предупредил, что немного пошумлю. Варвара вычитывала вечерний канон и только махнула рукой, валяй, мол!   На балконе я зажал в небольших тисках, прикрученных к откидному столику, корпус пулемета, предварительно обернув место зажима в наждачную бумагу зерном наружу. И корпус не поцарапаю и держаться в тисках, будет лучше. Не хотелось случайно деформировать штампованный корпус пулемета. Маленькой болгаркой, стараясь не повредить корпус пулемета и металлическую часть приклада, аккуратненько срезал сварку.   Несмотря на то, что еще не было 11 часов, любимая соседка снизу начала колотить чем-то металлическим по стояку батареи отопления. Так, теперь перевернем пилу Геринга другой стороной и аккуратно срежем две капли сварки с дверки окна извлечения ствола. Пока я аккуратно священнодействовал с болгаркой в руках, стараясь не срезать лишний металл и не зацепить лишнее, в унисон повизгиванию маленькой болгарки вступило соло соседки на трубе отопления, получился практически джазовый мотив.   Вжик, вжик! Дыц, Дыц! Хоть с концертами нам с ней выступать - болгарское соло трубы! Аккуратненько постучал по дверке текстолитовым молотком. Отлично щелкнула защелка и дверка открылась. Так, поворачиваем агрегат горизонтально, оттягиваем затвор, поддеваем и вытаскиваем ствол, а он, собака страшная, вылазить не хочет.   Что-то я проглядел! Ага, еще и муфта пламегасителя прихвачена каплей сварки. А вот сюда-то я болгаркой не подлезу. Значит надо дреммелем. Достал из ящика небольшой точило, скрутил с вала один из камней и достал гибкий вал. Так, какой инструмент зажать в цангу? Выбрал бор с алмазным напылением.   Кстати, надо бы таких насадок накупить, незаменимая вещь. Ну вот, каплю сварки как корова языком слизнула. Откручиваем муфту, о, пошла, пошла, милая. Так, теперь оттягиваем затвор и вынимаем ствол, входит и выходит - замечательно выходит!   Эк тебя изуродовали-то. Но выбрасывать не стоит, муфта целая, совершенно новая, такую еще не всякий станочник сделает, да и целый кусок ствола. Он от последней дырки, просверленной в стволе для деактивации, до конца ствольной муфты был тоже приличной длины. Целого куска ствола остается много, вполне пойдет на какую-нибудь стрелялку.   Так, теперь займемся целым стволом. Пробка в патроннике прихвачена двумя каплями сварки, снимаем их дреммелем, а пробку выбиваем прутком или трубкой. Где у нас или то, или другое? Нашел только стальную трубку, вот ей и выбиваем, выходит-то как туго. Всё, пробку выбил, смотрю в каком состоянии патронник, его никак не изуродовали? Нет, все путем. Еще раз дреммелем шлифую места сварки. Вставляю его на место пиленого ствола, закручиваю ствольную муфту. Всё, стоит как влитой, щелк, закрыл крышку.   Что у нас с затвором, и как его вынуть? Обстучал текстолитовым молотком металл приклада и нажал на защелку, так, пошел приклад назад. Всё, вот он, вынутый затвор был спилен на 45 градусов. Слава богу, у меня есть чем заменить, Серега нахомячил две штуки. Весь механизм внутри пулемета был в густой смазке, а это, как мне кажется, не есть хорошо, так, бензина дома нет, да и вонять им в квартире, заработаю от Вари по шее.   Значит, ставлю чайник и проливаю кипятком. Придумано - сделано. Прокрался в спальню, взял фен жены и высушил железо, достал из шкафчика охотничье масло с тефлоном. Покупал когда-то, не сильно дорогое, потряс его, в баллоне еще осталось. Побрызгал все детали, протирать не стал, пыли сейчас нет, а на той стороне посмотрим, чем смазывать. Вот пулемет и собран, вот я, балда, ленты-то в машине оставил, придется за ними спускать, заодно и патроны прихвачу.   Тихо закрыв на ключ дверь, метнулся к машине, вынул коробки с лентами, затолкал их в пластиковый пакет. Туда же закинул пачки с маузеровской восьмеркой. Как-то я бодренько по ступенькам скачу, что значит, любимое дело появилось! Протер обе ленты, они, конечно, были из нержавейки, но все равно грязные.   Надо бы их с Ферри помыть, но в лом на кухню идти. Открыв крышку, вставил ленту, передернул затвор, а фига, заело. Так, и чего там не так? Блин, и тут сваркой насрали, почистив дреммелем, решил полностью снять крышку и разобрать. Снял, поминая грешник чужую маму. Разобрал опять через неё же! Снял все заусенцы, разве что воронить не стал - от нагара поворонится. Собрал, передернул затвор, все работает как часы, набил обе ленты и прицепил коробку к пулемету, вставил ленту в лентопротяг. Всё! Агрегат, дай бог, к бою готов, патронов хватило ровно на две ленты по 50 штук, не густо, но у нас не война.   Погладил обласканную моими руками машину, умели немцы оружие делать, наше тоже не хуже и даже надежнее. Но вот таких законченных, совершенных линий в конструировании не у многих оружейников увидишь, а тут серийный пулемет.   Так, теперь нужно разбираться с АКСУ и потом с пистолетами на сладкое, а то время летит, скоро и спать некогда будет. Время как-то ускорилась со дня поездки в центр. Дни наполнились делами, кружится волчок. Чок, чок!   Да уж, сучку, как зовут АКСУ в народе, изуродовали более конкретно, тут без оборудования станочного практически ничего сделать нельзя. Хотя порадовало, что ствол просто заглушили, судя по всему, прутком и подварили его на конце ствола, ну это я выбью. Запорный вкладыш не был попилен. Достал личинку от АК-74, вынул из автомата затворную раму, поршень на котором снесли насмерть, ну ничего будет станок, я его сам выточу. Вставил личинку в переднюю муфту, провернул. Да и ствол со стороны патронника торцанули фрезой, щель была миллиметра два-три, без инструмента не разберешься, ладно заберу автомастерскую и тебя оживлю. Собрал автомат, еще раз погладил его по вороненой стали, люблю оружие!   Перебравшись на кухню, занялся самым вкусным, хотя после пулемета пестики были как маленькие детки.   Сначала почистим браунинг Хай Пауер. Нет, будешь ты Хайчик с большой буквы, быстро раскидал его, снял ствол, так, освинцовку чем народ снимает? Был у меня где-то латунный ершик, остался от ТТ резиноплюйного! Ершик, конечно, хорошо, но не панацея.   Опять поставил чайник, пролил кипятком ствол, согнул немного ершик, накрученный на шомпол, чтоб он не проскакивал через больший калибр и продрал несколько раз нарезку, посмотрел, опять пролил кипятком. В конце очистки, намочил ершик в Ферри и еще раз прошелся им по стволу. Пролил теплой водой, высушил феном, заглянул в него на просвет, ну вот, сверкает, как у моего Мурзика... бубенцы! Быстренько почистил остальные детали, используя старую зубную щетку и смазку с тефлоном. Собрал Хаюшку, красавец ты стальной, иди на газетку, отдыхай. Жаль, что кобуры оперативной под тебя у меня нет, ничего, пока будем джинсы портить смазкой.   Теперь, на самое вкусное АПБ4. Еще раз разобрав его, внимательно пробежался по клеймам на всех детальках. Странный агрегат, даже немецкие клейма есть.   Полез в интернет. Да уж, агрегат-то с любопытной судьбой получается. Купила его, скорее всего, немецкая фирма Трансармз3, переделала в самозарядный, удалив автоспуск, так, надо посмотреть, что там с автоспуском и замедлителем. Отстреляла его, о чем говорят клейма немецкой станции метрологии, и продала на гражданском рынке. После чего, его превратили в газовый, о чем тоже говорят немецкие же клейма, а потом кто-то взял и заменил дудку, скорее всего, на бланк от фирмы Вальтер1, почему в ней и отсутствуют стандартные отверстия внизу ствола для сброса газов в глушитель, ага, и трубки для сброса этих газов, одеваемой на ствол, тоже нет. Самопал, ну в лучшем виде, конечно, но самоделка.   Глушитель тоже нестандартный - неразборный, хотя, как и оригинал выполнен эксцентриковым, чтоб не закрывать прицельную линию, или самоделка, или сделан под заказ. И, судя по следам сварки, автоогонь тоже восстанавливали кустарно. Надеюсь, пистолет работает и надежен.   Ну и цена его соответственно упала, мне не светит отдавать за него Серегиной родне стоимость машины. Так, глушитель неразборный, судя по весу, внутри вряд ли что-то сделано не из металла, рискнем и замочим его в спирте. Сказано - сделано. Налил из пятилитровой бутылки спирт в миску и замочил в нем глушак. Потом посмотрим, что с него выльется!   Завтра возьму его с собой, проверю по дороге! Пулемет тоже бы испытать, но тащить его в другой город не хочется. Опять взял пулемет в руки, грустишь бродяга! А ты ведь у меня остался без имени.      Нохчи (чеченцы) зовут ПК Красавчиком5, а ты у меня мальчик или девочка? Внешне, больше похож на девчонку, но вот скорострельность у тебя явно пацанская. Как там по-сербски красавица? Лепота!   Нет, будешь ты у меня мужиком, а поскольку все красотки стервы, то ты у меня будешь Стервецом. Погладил пулемет по кожуху, ну что, спокойной ночи, Стервец! Спать рядом со мной не пойдешь, жена заревнует. Возьму АПБ, он без имени пока, не заслужил, больно судьба у агрегата непростая.   Кто там знает, как его на чужбине называли, вот покажет себя в деле, тогда и дам имя! Да уж совсем я больной, с оружием разговариваю. Ладно, пацанчики стальные, идите в шкаф, а я к Варюше моей. Завидуйте!      _______   1бланк от фирмы Вальтер - Фирма Лоттар Вальтер является не только производителем прекрасного спортивного, боевого и гражданского оружия но и делает прекрасные заготовки стволов.   MG-42- MG-42 был создан в малоизвестной компании 'Гроссфус' (Metall- und Lackwarenfabrik Johannes Großfuß AG). Авторы конструкции - Вернер Грунер (Werner Gruner) и Курт Хорн (Horn)[1]. Принят на вооружение вермахта в 1942 году. Пулемёт был запущен в производство на самой фирме 'Гроссфус', а также на заводах Маузер-верке, Густлофф-верке и других. Производство MG-42 продолжалось в Германии вплоть до окончания войны, и общий выпуск составил не менее 400 000 пулеметов. При этом производство MG-34, несмотря на его недостатки, полностью свернуто не было, так как он, в силу некоторых конструктивных особенностей (способ смены ствола, возможность подачи ленты с любой стороны) более подходил для установки на танках и в боевых машинах.   MG-42 разрабатывался под вполне определенные требования: это должен был быть единый пулемет, максимально дешевый в производстве, максимально надежный и с высокой огневой мощью, достигаемой относительно высоким темпом стрельбы. Хотя в конструкции MG-42 использовались некоторые детали пулемета MG-34 (что облегчало переход к производству новой модели пулёмета в условиях войны), в целом он является оригинальной системой с высокими боевыми характеристиками. Более высокая технологичность пулемета достигнута благодаря широкому применению штамповки и точечной сварки: ствольная коробка вместе с кожухом ствола изготавливались штамповкой из единой заготовки, тогда как у MG-34 это были две отдельные детали, изготавливаемые на металлорежущих станках. С целью упрощения отказались от возможности подачи ленты с любой стороны оружия, возможности магазинного питания и переключателя режимов огня. В итоге число деталей было уменьшено до 200. В результате стоимость MG-42 по сравнению с MG-34 уменьшилась примерно на 30 % (пулемёт MG-34 стоил вермахту 300 марок), а металлоемкость - на 50 %.   M-53- После 1945 года значительное количество MG-42 разошлось по Европе. Многие европейские армии взяли его на вооружение. Даже французы воевали с ним в Индокитае. Но только одна страна захватила столько пулеметов, что смогла почти полностью вооружить ими свою армию. Это была Югославия. Югославам настолько понравился MG-42, что они даже начали сборку у себя на родине. Они оставили калибр 7,92 мм и производили пулемет даже на экспорт. Югославский вариант известен как М-53 и является точной копией немецкого пулемета, как и все принадлежности к нему, включая станок.      2Хай Пауер- Browning High-Power (HP) - самозарядный пистолет конструкции Дж. Браунинга и Дидье Сэва с УСМ одинарного действия.   Конструкция пистолета базируется на разработанной Джоном Мозесом Браунингом схеме запирания со сцепленным затвором и коротким ходом ствола. После смерти Браунинга в 1926 конструкция была завершена Дидье Сэвом, главным конструктором бельгийской компании Fabrique Nationale.   Пистолет создавался под техническое задание французской армии, но на вооружение во Франции принят не был. Различные варианты использовались многими странами во время Второй мировой войны и позднее. В частности, в годы Холодной войны модель L9A1 была излюбленным личным оружием бойцов британского спецназа SAS.   Оригинальная модель High-Power P35 до сих пор производится компанией FN Herstal в Бельгии и Португалии, а также по лицензии компанией Fabricaciones Militares (FM, Аргентина).         3Трансармз - http://www.transarms.de/ - партию 'Стечкиных' приобрела немецкая фирма Transarms из Вормса... для чего бы вы думали? После удаления всех деталей, обеспечивающих ведение автоматического огня, фирме удалось получить от Федерального ведомства уголовной полиции заказ на поставку этого оружия окружному военному комиссариату. В комплект поступивших в хорошем состоянии пистолетов входит кобура-приклад, выполненная из дерева или пластика. Цена модели с пластиковой кобурой и пятью магазинами емкостью по 20 патронов, плюс сумка под магазины, составляет 1890 марок. Модель с более элегантной кобурой из дерева - на 100 марок дороже.   4АПБ (автоматический пистолет бесшумный) - во время войны в Афганистане с 1979 по 1989 гг., подразделения специального назначения широко использовали АПБ (автоматический пистолет бесшумный) - 'бесшумный' вариант АПС, оснащенный прибором бесшумно-беспламенной стрельбы (глушителем), крепящимся к выступающей дульной части ствола, а также съемным плечевым упором, который в походном положении крепился к глушителю. АПБ, имеющий индекс 6П13, был создан по заказу ГРУ МО СССР А.С. Неугодовым в ЦНИИТОЧМАШ к 1972 г. путем небольшой модернизации пистолета АПС и принят на вооружение армейских спецподразделений, разведывательных групп, а также спецподразделений МВД и КГБ СССР в том же 1972 году. В целях снижения начальной скорости пули ниже сверхзвуковой в стенках ствола были выполнены две группы идущих по дну нарезов отверстий. Первая группа из четырех отверстий расположена в 15 мм от патронника, вторая, состоящая из восьми - в 15 мм от дульного среза. При выстреле, пороховые газы проходят сквозь эти отверстия в трубку, расположенную вокруг ствола, а из нее проходят в расширительную камеру глушителя. Трубка является съемной, что необходимо для чистки. Возвратная пружина имеет увеличенный диаметр.      5Красавчик-ПК у чеченцев пользовался бешеной популярностью, недаром они прозвали его красавчиком. На многочисленных рынках оружия на территории Чечни цена за ПК доходила до 10 тысяч долларов, тогда как СВД с оптикой стоила до 3,5 тысячи долларов, ТТ - 1 тысячу, АКМ - и вовсе 300-400 долларов.      Тут я откинулся, какой базар вокзал!   Южный Урал      С утра соскочил ни свет, ни заря, поглядел на часы в мобильнике, спал всего четыре часа, а чувствую себя выспавшимся на полную катушку. Поцеловал жену, та сонная только провела рукой по моему лицу.   - Я уехал, милая, - поцеловал я её.   - Будь осторожнее, пожалуйста! - попросила она меня.   - А то, я - сама осторожность.   С удовольствием попил кофейку для бодрости, кинул в топку кусок сыра и колбасы. Взял с собой в непрозрачном пакете АПБ и два снаряженных магазина к нему. Скатился по лестнице к машине - какой я бодрый стал, как энерджайзер. Накатанный маршрут быстро привел меня в гаражи. А вот и ящичек тяжеленький! Так, дверь на щеколду закрыть. И только я собрался вскрыть крышку ящика, как в дверь гаража постучали. Ну кого там нелегкая опять принесла, я тихонько взвел АПБ и, переложив его в левую руку, правой открыл щеколду на двери.   Сказать, что я охренел, значит, ничего не сказать! Передо мной стоял Сергей.   - Чтоб тебя, чур меня, чур, - широко перекрестился я!   - Какие мы на.., религиозные на..! - поморщился друг. - Ну что, так и будем в дверях стоять как два тополя на Плющихе? Может, пригласишь меня в мой собственный гараж?   - А как ты тут оказался? - я все никак не мог отойти от удивления. Он на зоне парится должен, у него статья тяжкая, тяжелее не бывает, или в бега подался? Всё сразу промелькнуло в моей голове.   Я отодвинулся влево и развернулся. Серега прошел в гараж, судя по походке, он устал.   - Отлично и посылочка моя тут у тебя, тьфу, у меня в гараже, - он повернулся и тяжело сел на деревянный ящик посылки. Друг сильно изменился, его лицо похудело и стало каким-то серым, глаза запали и смотрели с выражением загнанного зверя.   - Закрой дверь-то, а то надует кого лишнего, - попросил он меня. Сделать это левой рукой, которая была спрятана за спину с зажатым в ней пистолетом, было нелегко. Но поскольку разборки было всё равно не избежать, то я на виду переложил АПБ в правую руку и левой закрыл дверь гаража.   - Я смотрю, ты и мой земляной банк подломил? Шуруешь тут, как у себя дома! Братан, значит, на нарах чалится, а ты тут банкуешь? - говорил он устало, без злобы.   Мы были друзьями с детства. Разные по происхождению, но улица невзирая на различия, в социальном статусе, спаяла нашу дружбу,. Серега давно жил по понятиям, уголовником он не был, но все его заработки и делишки были всегда на грани фола, вот и подвели его под зону. Бояться его, я не боялся, но меня настораживала его непредсказуемость, тот был еще кадр, а тут еще из зоны строгой каким-то образом откинулся. А ему еще сидеть и сидеть!   Я сел на старый стул и положил пистолет перед собой на его спинку, не выпуская его из руки. Сереге он ничем не угрожал даже с ящика, этот натренированный организм мог моментально дотянуться до меня. У него всегда лучше всего получались скоростные ката, двигался он как большая кошка, мне же, в силу своего плохого зрения юношеской дальнозоркости, давалось все только тяжким трудом. Мы смотрели друг на друга, я с прежним удивлением и как ни странно радостью, а Серега взглядом усталого зверя.   - Как ты смог вырваться с зоны? - спросил его я.   - Как, как. Какой назад, мордой вперед, - Серега откинулся спиной на стену гаража.   - Слава Богу, не ногами вперед! - грустно пошутил я. Честное слово, его появление было как снег на голову. Со стволами я расставаться не собирался, в крайнем деньгами отдам, но вот появление друга вносило в мою бурную не по годам жизнь волну офигенного экстремизма.   - Ты как всегда у нас зело мудр! - сказал Сергей, - в общем, так, не стану тянуть кота за хвост, но эта волына, - показал он глазами на пистолет, - нужна мне самому! А за остальное, если оно тебе нужно, а оно тебе явно нужно - не полез бы ты ко мне без крайней нужды в гараж - придется ответить деньгами.   - Деньгами легко, - АПБ отдавать не хотелось, несмотря на его вес и немаленькую ручку, пистолет начал ко мне прирастать.   - Но, может, есть смысл поговорить, и возможно я смогу тебе помочь не только деньгами, впрочем, за твоё же железо, - и я протянул братишке его пистолет. Сергей взял его правой рукой и положил его себе на колени. В его ручище огромный стечкин смотрелся как макаров.   - Помочь ты мне вряд ли сможешь, дела мои такие, что я и сам себе не могу помочь, - серые глаза Сергея все так же уныло смотрели на меня. Я понимаю, что зона не курорт. Но вот так заставить потухнуть нашего Слона? Это каким же бульдозером его там переехали?   - Братка, есть предложение, мне сейчас нужно ехать в Малогорск, у меня дела закрутились таким узлом, что надо ковать железо пока горячо! Если у тебя есть документы какие-то, то ты едешь со мной! И мы по дороге попытаемся развести наши дела, да и о твоих потолкуем не шутейно. Если же ты нарезал с зоны хвоста, то ты ждешь меня тут, пока я вернусь, мы опять же по тому же сценарию разрулим все наши непонятки. Только если я еду один, стечкина ты мне дашь в дорогу, мне все-таки хочется его обкатать. Ты с него стрелял? Как он работает? - спросил я у друга.   - Нет, не стрелял. Взял его буквально перед посадкой, в принципе из-за него на меня и вышли конторские, он был первым прикормом, на который я повелся как последний лох. Документы есть, справка об освобождении и даже не липовая, все чин чинарем. Да и паспорт мой старый дядя Коля Паровоз сберег.   - Это что за дядя Коля? - заинтересовался я.   - Да соседушка по гаражам, который мне рассказал, что ты тут у меня шуруешь в закромах не по детски, и посылочку мою тоже в гараж перетащил! - Серега встал всей башней своего роста и протянул АПБ мне. Я с уважением снизу вверх смотрел на друга, вот верста коломенская. Зря мы звали его в детстве Слон, надо было краном назвать башенным.   - Вот гад старый! А почему его Паровозом обозвали? - тоже встал со скрипящего стула я и спрятал пистолет в пакет!   - Да его когда первый раз повязали по малолетке, он так визжал в камере о подставе, что его друганы не за хрен собачий подтянули Колю своими показаниями паровозом за собой. Вот сидельцы и прозвали его Паровозом, ну так и пошло-поехало. Коля Паровоз! А ты зря на него бочку катишь, он правильный пассажир. Не смотри, что не сильно авторитетный, зато честный, не гад и не подлый, а это у урок не сильно в авторитете, там по другим законам и понятиям живут! - вздохнул Сергей.   - Ну что, здравствуй, братишка! - шагнул я к нему и обнял старого друга.   - Привет, братишка, привет, - прогудел сверху Сергей, - стоим тут разщеперились, как два кота, друг на друга, ты чуть не пестиком в меня тычешь, а я как увидел тебя, так на душе легче стало. Хоть одна родная очкастая морда, а не хари зоновские и ментовские.   Вот и этому дались мои очки, что-то я расчувствовался. От старого друга воняло потом и старой одеждой времен сэканхендов.   - Так, всё, хватит нежностей, а то не пойми чего обнимаемся, как два голубя, - отслонился я от друга.   - Ты это, братишка, не баклань по-фрайерски, об чем не понимаешь, - раскинул крутую распальцовочку Сергей, - а то я с зоны, там такие базары не в цвет! И птица эта в зоне не в почете!   - Прям настоящий бродяга стал! - заулыбался я, - голуби ему не в почете. А как же вор без голубятни, не вор? Все, стоп, - остановил я готовое вырваться с Сергея продолжение, - хватит болтать и так времени много ушло, надо собираться и ехать, забежим к твоему дяде Коле, у меня к нему дело есть. И надо перекидать то, что я тут у тебя награбил, назад в гараже, а то дома хранить никакого здоровья не хватит, туда-сюда таскать.   - Что за дело? - спросил Сергей.   - Да вот посылочку получить. Кивнул я на деревянный ящик. А что, кстати, в нем? - и посмотрел на друга   - Пулемет крупнокалиберный! - Сергей ехидно посмотрел на мою реакцию. Сказать, что я удивился, это было бы неправильно. Я откровенным образом обалдел!   - Крупнокалиберный? - как попугай, переспросил я. -А на фига попу наган? - я с недоумением и удивлением смотрел на друга.   - Если поп не фулиган, - закончил старый прикол друг, - веришь, сам теперь не знаю! Я его на второй Браунинг Хай пауер выменял, просто когда увлекаешься железом, то крыша потихоньку начинает протекать. А у меня, судя по тому, что я на зону загремел, благодаря такому увлечению, крышу с детства не покрыли.   Я с большим удивлением, нет, даже не так, я совершенно растерянно смотрел на ящик. Пазлы, чтоб им, опять складывались, непонятные пазлы судьбы. Я моментально вспомнил свою дорогу с военного городка, мысли про ништяки для БРДМ. Вот тебе и не верь в провидение.   - ДШК, КПВТ? - спросил я у друга.   - Владимиров не влез бы в такой ящик, а Дашка, увы, нет, тут авиационный Браунинг М2.   - Американец? Откуда? - еще больше удивился я, если бы был Владимиров или ДШК, даже Корд было бы логично, где живем, то и имеем. А вот такой редкий гость для нашей сельской местности - это знаете ли!   - Так и хочется сказать в твои удивленные глаза, от верблюда! - наконец-то улыбнулся друг. Далась ему улыбка нелегко. Раньше он был звездой компании, шутки с него так и сыпались, умные и не очень. Да, укатали сивку крутые горки.   - Стоял на музейном самолете американце, откуда и сперли его. Что самое интересное, даже с боезапасом. С ним три ленты полные. Ну и пролежал он где-то у кого-то, пока я его не выменял. Тебе-то он зачем? Ты же у нас насквозь мирный человек? - устало смотрел на меня Слоняра.   Ну да, а ему он прям нужен был, ну совершенно необходима такая сноповязалка в коллекции российского преступника.   - Раньше нет, а сейчас-таки да! Времена, братишка, меняются, не успеваешь поворачиваться! - хлопнул я по плечу друга. - Будем надеяться, что он действительно рабочий, оставим его пока тут, - решил я всё и за всех. Друг смотрел на меня удивленно, как многого он еще не знает, и с чем я его еще познакомлю. Я улыбнулся в предвкушении и подмигнул удивленному Сергею.   - Так, всё, выдвигаемся, - о как, хорошо я раскомандовался, генерал очкастый, главное, что Слон меня послушался и пошел за мной, как будто что-то решилось само собой. Мы быстренько перегрузили чемодан и ящики в гараж и накрыли груз пыльным брезентом. А вот и соседушка нарисовался.   Надо было видеть удивление дяди Коли Паровоза, когда мы дружно появились у него в гараже с Сергеем. Он, наверное, в своих предположениях давно закопал борзого очкарика, за что и был наказан. Я взял у него данные паспорта и его Ф.И.О. Дед был резко обломан в плане попытки увильнуть от получения другой посылки. Серега показал ему кулак и подтвердил мои полномочия. Я быстренько растолковал деду, что посылку привезет курьер, который предварительно позвонит мне на номер мобильного. Прокладка, конечно, была тупенькая и для конторы несущественная, но давала легкую фору по времени и возможности маневра для размышления и принятия решения.   Выдав деду ценные указания и осчастливив его пятихаткой, мы загрузились в крепышку и помчались в сторону Малогорска. Время уже поджимало.   Я душевно попросил друга не мудрствовать лукаво и изложить, как он дошел до жизни такой максимально просто и без затей. На его резонный вопрос, зачем мне его проблемы, я ответил, что возможно я и есть тот Буратино, у которого есть золотой ключик от двери в страну чудес! Серега пробормотал, что-то про деревянного друга девочки с голубыми волосами. Но я попросил его не отвлекаться.   Рассказ был прост и сложен одновременно. Не ту страну назвали Гондурасом!   Зона, на которую Сергей попал, была насквозь красного цвета, и рулили в ней вованы. Поскольку Сергей пошел в отказ к конторе, которая его разрабатывала, то и на зону он пришел с соответствующими документами. Должность ему не светила, хозяин, таким как Сергей, не давал получить грев с воли, а черная масть не приняла Сергея, как фраера насквозь непонятного, несмотря на тяжесть его статьи. Да и наркоша, которого Сергей пришиб в Сизо, несмотря на сучью должность, на которой тот потел с легкой руки конторы, оказался черной мастью и в авторитете, так что за Сергеем был косяк. С косяком на зоне жить нелегко. Очень непросто жить.   Тут таких залетчиков было каждый второй, а то и первый. Оказался Сергей между небом и землей, один на льдине, ломом подпоясанный, но таких крепышей, как он, и тут хватало. Да и здоровье не было гарантом, заточкой в печень мог ткнуть любой шибздик, и всё - туши свет.   Еще были на зоне муслимы, причем среди этих мусульман ваххабитского толка были не только всякие черные, но и вполне себе славяне. Вот один из таких вербовщиков и подкатил к Сергею на вопрос обрезания от христианского мира. Разговор не получился. После того как Сергей спросил у проповедника, а где находится покойная мать Сергея на взгляд религии, в которую тянет его мусульманский проповедник, тот, не подумав как следует, сказал, что в аду, естественно, где еще быть неправоверное гяурке, за что и заработал в пятак.   Тут вообще жизнь быстрого на руку Сергея свилась в тугой узел, хоть вешайся. Блатные точат пики за своего цветного авторитета, муслики пообещяли отрезать башку. Куда ни кинь - всюду клин. Тут и пригласил к себе сидельца сам Хозяин. Глядя на понурую голову Сергея, нарисовал он ему картину его тяжкого падения и даже смерти. Но тут же порадовал Сергея, что есть выход, есть!   Выход был, конечно, совсем не простой, но и не такой сложный, как через кладбище, которое просто ждет в свои объятия резкого сидельца. Сергей поинтересовался, что и как, денег ведь у него нет. На что хозяин резонно ответил, что деньги не помогут, а поможет дело, которое нужно будет сделать на воле, дело простое и незатейливое. Даже денег дадут по исполнению работы. Слону ведь не привыкать к душегубству, вот, а тут даже ручки марать не придется, просто чпок с пистолетика и все, на свободу с чистой совестью, ну или с грязной, как получится.   Причем, чпок этот надо сделать в родном городе Сергея, заказ пришел оттуда, и выбора у клиента нет, или он делает, или завтра его увезут на кладбище прямо с нар. Муслики, мол, ножи уже наточили. Тут Сергей все понял, что и проповедник обрезанный, к нему неслучайно подкатился, все было изначально подстроено. И он согласился, получил справку об освобождении, одежку своего размера и денег немного.   Хозяин предупредил, что если Серега попробует не выполнить заказ и сдернет в бега, то объявят его в федеральный розыск и брать живым при задержании не будут. В общем, попал братишка, как кур в ощип. Добрался до родного города, к жене не пошел, двинул прямо в дяде Коле Паровозу, а тот его и порадовал, что я тут шурую в его гараже, где Сергей и думал разжиться инструментом.   Хозяин пожадничал на инструмент, или, как понял Сергей, просто знал, что опера не нашли пистолет, на который поймали его как на крючок. Вот как мал мир, когда и не подумаешь, все про всех всё знают. Я дружески похлопал по АПБ, какой ты у меня известный парень, будешь ты у меня Глухарем, тебя ведь не нашли, глухарь получился у оперов.   Я бросил взгляд на Слоника, тот, выложив мне свою историю, грустно смотрел перед собой.   Ясно, что нечего тянуть хвоста за кот. Я включил поворотку, припарковался на обочине, откинулся на сиденье, повернулся к Сергею и начал рассказывать ему всю нашу с Варей историю, в том числе, куда мы собрались. Чем дольше братишка слушал и вникал, тем более светлело его лицо. После того, как я завершил свой рассказ, Слоник во все глаза смотрел на меня.   - Братка, если ты не гонишь, то есть, если ты не врешь, - переключился Сергей с блатной музыки на нормальный язык, - и этот мир действительно есть, то это мой шанс сдрыснуть от этих волков позорных, от этих гадов, - поправился он, - забожись, что не врешь!?- смотрел на меня он с непередаваемой надеждой.   - Божба грех, я тебе когда-нибудь врал? - поинтересовался я и сам задумался, врал я ему или нет.   - Разводить, разводил, - начал вспоминать братишка.   - А ты грузовик водить умеешь? - озадачил его я.   - Да, я в армии на Дальнем востоке пол службы КРАЗ по сопкам водил. Руки накачал, аж жутко вспоминать, какие банки у меня были, - ударился в вспоминания Серега. А я смотрел на себя в зеркало заднего обзора и улыбался во весь рот, ну вот скажите, что Господа нет, первый в морду дам и вторым тоже!   - Добро пожаловать на борт Ковчега, отплываем скоро, пристегни ремни, - протянул я руку для рукопожатия Слонику.   - Чего? - уставился на меня беглец и убивец.   - Того, пристегнись, балда, ты не пристегнутым с самого города едешь, - улыбнулся я, глядя как Серега начал хвататься за давно пристегнутый ремень.   - Вот опять повелся, на твои приколы! - локтем он толкнул меня в бок так, что дыхание пропало, и шутливо показал мне кулак.   - Так, вперед, труба зовет! - я запустил двигатель и начал выруливать, на трассу к Малогорску.         M2 Browning machine gun - станковый пулемёт системы Браунинг. Был разработан в завершающей стадии Первой мировой войны[1]. Состоит на вооружении ряда стран до сих пор. Дизайн имеет много официальных обозначений, в частности для современной пехотной модификации Browning Machine Gun, Cal. .50, M2, HB, Flexible. Этот пулемет эффективен против пехоты, небронированного и легкобронированного транспорта, лодок и самолетов на низких высотах.      Различные модификации этого пулемета широко использовались армией США с 1920-х годов по сегодняшний день - в течение Второй мировой, Корейской, Вьетнамской, Иракской и других войн. Этот пулемет состоит на вооружении многих стран НАТО и ряда других государств. Он, с очень немногочисленными модификациями, остается в использовании дольше, чем любые другие ручные типы вооружения в США. По конструкции подобен пулемету Браунинг M1919.       Браунинг M2 на истребителе P-51      Широко применялся в авиации США во время Второй мировой войны (P-40, P-47, P-51). Рекордным для истребителя является установка восьми пулеметов M2 на истребителе-штурмовике P-47 Thunderbolt. Защитное вооружение бомбардировщика B-17 'Летающая крепость' состояло из 13 единиц M2 Browning.               Малогорск   Эх, полным-полна (не моя пока) коробочка!   Южный Урал      Под разговоры о приключениях Сергея до Малогорска доехали как-то быстро. Не найти завод не смог бы только слепой. Он возвышался над городом как рыцарский замок над вассальной деревней. Правда, замок обветшал, в стенах цехов зияли дыры. Добравшись до проходной, мы с телефона охраны вызвали Александра Петровича, так звали ответственного за распродажу старого оборудования.   Проходная завода сияла старым коммунистическим еще шиком стенных панелей из полированного ДСП, мозаичный бетонный пол был натерт до блеска. Но на доске почета фото висели через одну. Окошко кассы было опечатано старыми полосками бумаги с синими печатями. Настенный телефон, с которого мы позвонили, был с ручкой, прикованной к аппарату стальной цепочкой. Завод еще не умер, но, судя по состоянию его основного входа, смерть была не за горами.   - Вы ко мне? - к нам обращался не старый еще мужчина в двубортном костюме и кожаном плаще старого покроя.   'Остатки былой роскоши', - подумалось мне.   - Да, мы насчет станка токарного 1К62, и посмотреть, что еще осталось на продажу.   - Да не так и много осталось, - махнул рукой мужчина, приглашая нас идти за ним.   - Это со мной, - сказал он старой вахтерше, сидевшей в застекленной будке проходной. Остальные будочки пустовали, и вертушки были закрыты. Вахтерша нажала на педаль, и мы по очереди протиснулись через скрипучую вертушку - сначала Александр Петрович, потом я, а потом, чуть не снеся вертушку с бетонного основания, протиснулся Сергей. Бабулька в будке тревожно глядела на этот процесс и пробормотала что-то вслед Сергею не сильно приятное, судя по тону.   - Нажрут, нажрут харю, - стал возмущенно комментировать слова вахтерши Сергей, - тебя бы, старая кошелка, да на зоновские харчи.   - Хм, - прокомментировал фразу Сергея Петрович. А я только показал этому болтуну кулак за спиной.   - Так что там со станком, разукомплектован или нет, в каком состоянии станция охлаждающей жидкости? - стал я отвлекать инженера от обдумывания, кто мы такие и откуда.   - Да нормальный станок, полностью комплектный, стоял у меня на инструментальном участке. Разворовать его я не дал, точнее не успели, к нему есть всё - и четырехкулачковый патрон и стандартный. Станция в порядке была, даже заправлена охлаждающим раствором.   Я начал задавать вопросы про сменные шестерни и остальное оборудование. Когда я заикнулся про люнеты, инженер с удивлением воззрился на меня, видно он не ожидал, что я буду специалистом каким-никаким. А тут еще интерес к такому специфическому оборудованию.   - Люнеты есть, даже два, а вам-то они зачем?   - Да вот хочется всего, и побольше.   Что-то мы далеко идем. Я стал крутить головой, по сторонам.   - А не проще было бы на машине заехать? Чем ноги бить? - поинтересовался Сергей, бредущий позади нас с Петровичем.   - Увы, не проще, имущество завода фактически арестовано, въезд транспорта запрещен, - порадовал меня инженер. Вот это новости! И какого мы сюда приперлись?   -А, пардон, зачем мы тогда идем смотреть на оборудование, если оно арестовано? - встал я от удивления и посмотрел на инженера.   - Не волнуйтесь, мой цех был оформлен как отдельный ООО, помещение арестовали, а оборудование я, как собственность ООО, поместил на склад, принадлежавший министерству обороны, только на него не смогли наложить руки рейдеры, - загрустил инженер.   - Ясненько, тогда ножками, ножками, - посмотрел я на Сергея, который уже не радовался, что увязался за мной в этот туристический маршрут по местам былого величия империи.   - Иван, может, я назад вернусь? - Сергей умоляюще глядел на меня.   - Увы, нельзя, все перемещения по территории только с ответственным сопровождающим, - порадовал нас инженер.   - И тут конвой! - окрысился Сергей. А я только помотал головой и покрутил за спиной у инженера пальцем у виска.   - Эээ.., - начал блеять инженер, поглубже запахиваясь в старый кожаный плащ.   - Да не обращайте Вы на него внимание, он как откинулся с зоны пять лет тому назад, так до сих пор забыть не может, взяв под руку, стал успокаивать я его интеллигентную личность.   Так под разговор о тяжких временах, постигших завод, мы пришли к старому ангару склада. Тут опять была проходная и вертушка, которую охранял дед в военной форме. У этого даже кобура, как мне показалось, от нагана висела на офицерской портупее с прорезной звездочкой на пряжке. Правда, одета эта роскошь была поверх старого, но чистого ватника.   - Что, Петрович, опять покупателей ведешь? - дед смотрел на нас поверх очков и журнала в его руках. Судя по глянцу обложки с красивой полуголой дивой, грешный мир деду был не чужд.   - Да, веду вот, надо в журнале расписываться или нет? - грустно смотрел он на деда. Остатки былой дисциплины недолго боролись внутри охранника, победил журнал.   - Да ладно, идите, - махнул он нам и нажал на педаль вертушки.   Поднявшись по пандусу, подошли к огромным воротам, калитку в которых инженер открыл своим ключом. Правая часть полупустого склада была затянута металлической рабицей поверх металлической решетки из уголка, возле которой и стоял станок. Я тут же подошел к нему. Станок был не новым, да и эту модель давно перестали выпускать, но это был именно тот станок, который я знал, как облупленный. На нем я учился в учебном комбинате и два раза проходил практику во время учебы в политехническом институте. В общем, это была рабочая лошадка. Я покрутил рукоять каретки и одним движением, повернув штурвал, двинул каретку вправо и влево. Все работало мягко. Несмотря на то, что станок находился на складе, все поверхности были смазаны солидолом, направляющие и неокрашенный металл валов тоже были смазаны этой густой смазкой. Это было именно то, что я так хотел. Я поднял взгляд на сопло, через которое на резец поступала охлаждающая жидкость. Что-то мимолетно отвлекло моё внимание от станка, и это что-то было за рабицей.   Не может быть, или это галлюцинация! Правда, галлюцинация такого размера должна вызываться грибами соответствующей величины.   Оставив станок в покое, я повернулся к Александру Петровичу.   - А там что? - показал я пальцем на станину агрегата, который так приковал моё внимание.   - Это специализированное оборудование, законсервировано тут давно еще военпредом.   - Так! - от волнения я потерял весь политес и вежливость, подошел к инженеру и начал откручивать ему пуговицу на старом кожаном плаще. Просто руки некуда было девать. Серега, уловив моё настроение, грозной скалой навис над нами и пронзительно посмотрел в худощавое лицо инженера. Не давая Слону сделать глупость, я левой рукой, продолжая правой держать инженера за пуговицу, остановил его открытой ладонью.   - Ша, братка, щас разберемся. Это пресс для дорнирования стволов? - уперся я глазами в Петровича. Тот перестал вырываться, затравлено глядя на меня и на мрачную морду Сергея, продолжавшего нагонять жути на специалиста ИТР.   - Это специальное оборудование, законсервированное тут еще после войны. Начал наводить тень на плетень Петрович. Слон положил свою лапу на его плечо, от чего инженер ощутимо содрогнулся.   - Дядя, ты не крути вола! - начал нагонять жути Сергей, шепча слова прямо в ухо инженера. - Мы тебя спрашиваем не про историю, мы не археологи, а про практику.   Каким-то чудом уловив, что мне очень интересно это железо, Слон резко включился в обработку специалиста. Не переборщил бы.   - Милейший, - я опять проникновенно, взял инженера под локоток, - Вы не пугайтесь, мы не бандиты, но реалии нашего времени таковы, что нам в нашей нелегкой жизни, просто категорически не хватает именно такого оборудования, и мы готовы заплатить за него реальные деньги и налом! В доказательство своих намерений, я достал из кармана куртки толстый бумажник, не раскрывая, показал его инженеру.   - Вы не понимаете, это оборудование принадлежит министерству обороны, - начал запугивать нас Петрович.   - Это ты не понял, - протянул руку Слон, взял бумажник из моей руки и сунул его под нос инженеру. - Мы пока только хотим вникнуть, что это за железо! - он приобнял инженера за плечо и доверительно стал говорить ему прямо в ухо так, что инженер чуть не свернул себе шею, пытаясь уйти в сторону от этого негромкого голоса.   - Организуй нам экскурсию и давай посмотрим, что за старое железо скрыто в этой голубятне, - показал он своей ручищей на загородку.   - У меня нет ключа и допуска, - опять попытался увильнуть инженер.   - Щас организуем ключ. - Серега подошел к воротам загородки, тоже затянутым рабицей.   - А замочек-то от честных людей, - Слоник крутанулся на месте, поглядев по сторонам.   Увидел поддоны из-под кирпича, на которых стояло какое-то вентиляционное оборудование, он наклонился и одним движением выдернул из-под поддона тонкий электрод. Обстучал его оболочку об край железа, заставив инженера вздрогнуть, вернулся к воротам, хитрым образом согнув электрод в ушке замка, недолго поковырялся в нем. Все это время инженер затравлено переводил взгляд с замка, с которым возился Слон, на меня, так и стоявшего с бумажником в руке. Когда замок щелкнул, он сделал шаг в сторону выхода, но я вовремя перехватил его. Взял его за руку и опять начал втолковывать в его совершенно неиспорченную коммерцией голову мысль о том, как с нами хорошо и денежно дружить.   - Уважаемый, у Вас что, денег куры не клюют? Или Ваш ребенок женат на дочке китайского миллионера?   - Мой сын погиб в Афганистане,- да уж, не в масть я про ребенка.   - Ты, отец, не сердись на нас, поверь, что тебе от нас никаких проблем не будет, - вступил в разговор Сергей - Мы быстренько посмотрим, что там лежит и зачем оно там лежит. И замочек повесим на место.   Я, практически волоча за руку инженера, зашел в отгороженное помещение склада.   - Тут где-то должна быть документация, если это оборудование убирали на консервацию после войны, то тут должна быть документация.   - Не этот? - Серега показал на ящик в стеллаже, на котором большими черными буквами через трафарет было написано 'Документация'.   Пока я вникал в суть документов накладных и спецификаций, маявшегося от кажущейся безнадеги положения, инженера отвлекал разговорами Сергей.   Психолог зоновский, Серега, убрав свою феню подальше, задушевно раскручивал Петровича на рассказы о семье и о работе. Инженер медленно, но верно отключился от нервного желания убежать от нас грозных и страшных и включился в разговор. Серега вытащил из него всю подноготную жизни. Единственный сын у дядьки погиб в Афгане, жена, не перенеся горя, сгорела буквально за несколько месяцев непонятно от какой болезни. Наверное, от той, которую называют просто Горе.   У Александра Петровича, инженера экспериментального инструментального участка, остался один смысл жизни - работа. А тут год назад на предприятии начался рейдерский захват. Сначала медь, которая была нужна как воздух всей стране, внезапно оказалась недостаточно рентабельной. В общем, разрушить гораздо проще, чем реставрировать разрушенное. Завод, наконец-то, получивший новых хозяев, оказался в таком состоянии, что медь, производимая на нем, стала действительно не конкурентно способной. Это был крах.   Завод был брошен на произвол судьбы, управляющий, назначенный новыми хозяевами, только набивал свой карман, растаскивая остатки того, что не успели украсть до него.   Цех, который возглавлял Александр Петрович, спасало только то, что он ранее был выведен из состава предприятия и зарегистрирован, как отдельное юридическое лицо. Но этот плот тоже потонул после того, как завод был признан банкротом, и помещение цеха оказалось не принадлежащим ООО, возглавляемому несчастным Петровичем.   Они что-то там журчали, а я, все больше вчитываясь в документацию, понимал, что это бомба!   В этих ящиках лежали остатки основного оборудования, лекала и инструменталка того самого цеха, который во время войны производил в Малогорске знаменитые СВТ-40. Тут были чертежи не только самой винтовки, но и технологические карты процессов её изготовления, это был клад с большой буквы. А на полу стоял действительно горизонтальный гидравлический пресс, но не для дорнирования, а для протяжки стволов. В ящиках лежала оснастка для изготовления основных деталей винтовки, а так же остатки заготовок стволов, сверла и развертки для их изготовления.   - Господи, как я хочу это железо, - воззвал я к Господу. Стыдно было просить Создателя. - Я знаю, что я грешу, прося у тебя материальное. Но как не тебе, напоившему и накормившему голодных и страждущих, не понять меня и моего посыла в желании иметь эти проклятые железки. Это лодка моя, и это сеть моя, помоги мне, Господи!   - А чего Вы тут делаете? - на нас смотрел тот самый дед, сидевший в будке с глянцевым журналом.   - С оборудованием разбираемся. Что тут и как, - встав с ящика, я убрал в него папку с документацией и бережно поставил ящик на полку.   - А чего с ним разбираться, и кто вам открыл склад? - дед буравил нас своим взглядом, как дулами винтовок.   - Купить хотим, - направился я к выходу. Инженер и Слон тоже попытались проскользнуть мимо грозного деда.   - Купить?! Все бы Вам, торгошам, покупать, продавать. Всю страну просрали, проторговали, - начал закипать дед.   - Дед, ты чего бухтишь, лучше будет, если все это добро новые хозяева возьмут и выкинут на помойку? - воззвал я к гражданской совести деда.   - Я им выкину, я им так выкину, что мало им не покажется! Да мы на этих станках не одну тысячу винтовок сделали, да мои стволы самыми лучшими считались, только на снайперские шли.   - Не понял, какие твои стволы, на какие снайперские? - я очумело смотрел на деда.   - А ну пошли отсюда, токарный станок посмотрели? Всё! Больше вам тут нечего делать! - дед чуть не вытолкал меня со склада. Вслед за нами выскользнули Петрович и Сергей. Грозный дед раздухарился не на шутку. Достал откуда-то ключ и закрыл замок на воротах из рабицы. Я грустно смотрел на эти ворота, только что за ними закрылась мечта любого нормального и ненормального оружейника.   - Немедленно очистите помещение склада министерства обороны! - продолжил командовать героический дед и принялся на полном серьезе лапать кобуру. Это же сколько ему годков было, что он делал на этом прессе стволы для винтовок? Мальчишка совсем. Так и получается, в войну мальчишки стояли за станками, подкладывая под ноги ящики, чтоб дотянутся к ручкам станков. Мальчишки и девчонки рука об руку ковали Победу над фашизмом, которую так легко просрали наши дерьмократы, за ножки Буша и пакетики с юппи рассчитались оружейным плутонием, и порезали на металлолом подводный щит Родины.   - Мы медленно шли к вахтерской будке. Каждый в этом момент думал о своем. Если в войну ему было 14-15 лет, то сейчас ему 77-78. Что-то он бодренько выглядит для такого почтенного возраста.   - Дед, а дед. А сколько тебе лет-то было, когда ты работал на этом оборудовании?   - Военная тайна. 14 мне было! На фронт не взяли, а отец погиб, вот и пришлось работать за взрослого.   Делать стволы для винтовок в 14 лет. Да я, по большому счету, даже не помню, выносил ли я мусор на помойку в 14-то лет. Значит деду 77. Так как же выкружить это оборудование, даже примерную цену я за него не знал, а уж если делать попытки купить его официально, то никаких денег не хватит, да и не продадут мне такое, как частному лицу. Близок локоток, да не укусишь.   - Я так понял, токарный станок вы не берете, не интересен он вам? - обратился ко мне инженер.   - Да нет, станок мы купим, даже за наличку! - порадовал его я.   - А когда? - обрадовался инженер. Я в крайней задумчивости шел к воротам предприятия. Серега смотрел на моё озабоченное лицо и чему-то улыбался.   - Да завтра получим деньги и послезавтра приедем за станком, готовьте все документы и пропуск на вывоз, а то этот дед и станок нам не даст вывезти.   - Да, Семен Михайлович он такой, - заулыбался в кои-то веки Петрович, - как жена его померла, так он вообще на склад перебрался, бессменный часовой.   - Угу, как Буденного зовут деда-то, - блеснул эрудицией Сергей.   - Точно, наш малогорский Буденный, - градус настроения Александра Петровича шел вверх.   Расстались практически друзьями. Перед отъездом я пожал его руку, пристально глядя в глаза, спросил.   - Будет шанс поменять место и начать работать по специальности, решитесь?   - Даже так? Вы знаете, терять мне вроде нечего, у меня, так получилось, даже квартиры нет, живу в общежитии завода, - с грустью посмотрел на меня инженер бывшей империи, - телефон мой у Вас есть, звоните! Насчет станка. Был бы смысл, а так просто менять шило на мыло нет резона, - он пожал мне руку и, сгорбившись, ушел.   Всю дорогу домой думал я думу тяжкую, и ничто не дарило мне никакого оптимизма. Ну нет никакой возможности законной и незаконной выдернуть это оборудование с этого проклятого склада. Сергей, поняв всю тяжесть моих мыслей, тоже молчал и о чем-то думал, глядя в окно машины. На въезде в город я остановился рядом с салоном сотовой связи, вышел из машины и купил телефон и сим-карту на свой паспорт. Сев в машину, протянул коробку Сергею.   - Ну что, в гаражи? - посмотрел он на меня, взяв в руку цветную коробку.   - Да нет, поедем ко мне, искупаешься, постираешь одежду и поешь по-человечески.   - А удобно?   - Спать придется на полу в зале, дам тебе спальник туристический. А так, думаю, Варя не выгонит нас сковородкой по башке.   - Да не грусти ты, - ткнул меня в плечо Серега. - Бог не выдаст, свинья не съест. Выдернем мы как-нибудь это оборудование, если оно тебе так нужно.   - Блажен, кто верует, - вспомнил я слова классика, - тепло ему на свете!   - Даже так? - удивился Сергей.   - Да. 'Горе от ума'. Незабвенный наш мученик Грибоедов.   - А-а, это которого чурки заколбасили? - поразил меня своим интеллектом друг.   - Не чурки, персы вообще-то, сейчас их все иранцами зовут, но в целом правильно.   Моё появление дома в комплекте с ручным Слоном не сказать, что удивило Варвару, но вот маму её удивило очень. Она пришла делать мне допрос, как и куда грузить вещи для переезда. А тут я с практически посторонним человеком. Сил отвечать не было, я умоляюще посмотрел на жену. Та обрадовала меня, что звонил Владимир, срочно просил меня ему перезвонить. Так же он сбросил два счета на БРДМ и прицеп и она их оплатила. А еще она, показав глазами на Сергея, сказала, что пришла весточка от профессора. Я сразу не понял о чем это она. Но потом, увидев, как Варя потерла указательный палец о большой, сразу понял.   - Так, дружище, отправляйся купаться, а мы тут поговорим. - Серега сначала чуть не обиделся. Но я показал ему глазами на Варину маму. Братишка все понял и с выделенным ему полотенцем отправился в ванную. Обломав любимую тещу тем, что нет ну никакой возможности долго обсуждать переезд, и что сможем затолкать в прицеп и грузовик с тем и отъедем, под полное её неодобрение я отправился звонить Владимиру.   А вот тут меня ждал сюрприз. Капитан Вова почему-то очень нервничал, правда, спросил первым делом, что с деньгами. Получив на это положительный ответ, что и бронник и прицеп оплачены, волноваться почему-то не перестал. Насчет прицепа он сказал, что да, можно забрать импортный и солдатики даже его лифтуют, чтоб он полностью соответствовал Уралу, но вот нужна наша, моя помощь.   - Это какая? - поинтересовался я. - Лифтовать прицепы я не умею.   - Нужны наличные деньги, - ответил мне Владимир.   - Так я и привезу, как договаривались, сотку тысяч доплату за Урал, генеральную доверенность на машину. А что еще?   На что меня порадовали, что возникли небольшие проблемы. Есть люди, которые хотят перекупить прицеп и дают большую цену.   - Вова, ты чего меня разводишь-то! - Стал возмущаться я. - Жена прицеп оплатила, какие доплаты?   - В общем, так, завтра вечером или послезавтра с утра приедем. Чтоб все документы на машину, бардак и прицеп были готовы. С деньгами порешаем на месте. Бардак, надеюсь, тоже обслужите, поменяете масло. Да, естественно, что за это доплатим наличкой.   Что-то Владимир своей недосказанностью меня сильно напрягал. Такое чувство, что он хотел что-то мне сказать, но никак не мог решиться.   - Самое главное, ты обещал помочь с перегоном техники к нам в город. Да, естественно, за отдельную плату, и нужно будет выписать транзитные номера, пускай военные. Я согласен.   На этом разговор закончился.   Я раздраженно вышел с кухни, за столом в зале сидели Варя и свежепомытый Сергей. Тещи уже не было. Наверное, я так орал на Владимира, что теща решила перенести разговор об отъезде на завтра.   - Я тяжело сел на стул, сегодняшняя поездка никак не выходила из моей головы и то, что рядом с техникой началось какое- то нездоровое шевеление меня тоже выводило из себя.   - Иван, завтра получать деньги за квартиры, - напомнила мне жена.   - Вот как, совсем вылетело из головы, - расстроился я, - Прикроешь меня, если что, - обратился я к Сергею.   - Да нет вопросов, братишка.   - Слава богу, а то одному с такой суммой ну очень непросто. Варенька, покормишь нас? - посмотрел я на жену.   - Давно все готово! Разогревала уже пару раз.   Мы в темпе поели. Точнее я, а Сергей ел не торопясь, смакуя домашнюю еду. Попросил добавки, которую получил незамедлительно. После еды я показал ему, где взять спальник. На балконе их было два. А мы с Варварой пошли посоветоваться о том, что было сделано в течение дня, и спланировать наши дела на завтра.   В общем, деньги от профессора Варя не только получила, но и успела, как говорила раньше, оплатить обе платежки - за БРДМ и прицеп. Так же оплатила через Сбербанк макеты и запчасти, которые я отложил. Остальную сумму она обналичила. Банк, конечно, попытался ерепениться и затянуть срок обнала, мол, сумму такую надо заказывать. Но Варя сказала, что перегонит деньги в другой банк более сговорчивый на счет наших друзей. Процент за обнал зарядили зверский. Но куда деваться.   Порешили, что на остаток денег Роман завтра купит внедорожник поновее. Я написал на бумажке предпочтительные модели. Первым в списке стояли Ниссан Патруль, Крузер 70-тка, все желательно дизельное и без всяких турбин и естественно на ручке. Роман сам неплохо разбирается в технике, но как мне не дать ЦУ. Прав, правда, у него нет, но решили, что будем просить хозяина машины подогнать джип к дому, и в страховку меня тоже внесут, чтоб я мог управлять машиной.   Вроде как обо всем договорились, поцеловав жену, я отпросился к компу и Сергею. Нужно было пообщаться с Людмилой.      Слон и Стервец.   Южный Урал      Когда я зашел в зал, Серега сидел на спальнике, держа в руках пулемет. Крышка приемника была открыта, и он внимательно разглядывал приемник пулемета.   - Ты как его нашел? - удивился я!   - Да пошел за спальниками на балкон и увидел, что лента из чехла торчит, вот и не удержался. Никак не думал, что ты его уже расшевелил! - захлопнул он звонко крышку пулемета.   - Да тихо ты, балда! - показал я ему кулак.   - Ой. Прости, пожалуйста, - заволновался Сергей, но рук с пулемета не убрал. - Возьмем его завтра с собой?   Вот я старый склеротик. АПБ-то мы так и не испытали. Придется брать и пулемет, и Хай пауер. Все три ствола не отстреляны. И самым надежным пока казался браунинг. Да и глушитель нужно достать из миски со спиртом. Я включил компьютер и пошел на кухню вылавливать проспиртованный глушитель от АПБ. Когда я вернулся в зал, Серега уже раскидал на газетке рядом со спальным местом пулемет и протирал непонятно откуда взятой тряпкой его детали.   - Затвор военный поставил! - крутил он в руках личинку от затвора. И когда успел раскидать. Детали, просто мелькали в его больших руках. Я как зачарованный смотрел на это священнодействие.   - Откуда ты так знаешь эту машину? - я смотрел во все глаза на то, как Слон словно жонглер управляется с многочисленными деталями пулемета.   - Да я с таким в Сербии воевал, - порадовал меня новыми этапами своей биографии братишка. О как, вот авантюрист. А я-то думал, куда он так пропал тогда на целый год.   - Правильно сделал, что фашистский затвор поставил, он тяжелее бундесовского, из-за этого скорострельность не намного, но меньше.   - Все ясно с тобой, встретил старого друга! - порадовался я за Сергея.   - Да не удержался, когда увидел точно такой же пулемет в макетах. Вот и купил.   - Ладно, разбирайся с ним пока! А я пойду, пообщаюсь с Людмилой, - вытерев глушитель, я положил его в пакет к стечкину.   - Кстати, Глухаря пользовали, грязи с глушака много натекло, - порадовал я Сергея.   - Какого Глухаря? - удивился Слон.   - Да вот этого, - показал я рукой на пакет с АПБ.   - Ты как всегда со своими кличками, - улыбнулся братишка.   Людмила меня уже ждала в скайпе и откровенно нервничала. Я порадовал её, что все в порядке, деньги получены, техника оплачена и мне уже в принципе нужно знать, где находится база перехода на другую сторону, чтоб рассчитывать маршрут выдвижения для техники и нас в ней.   База на удивление оказалась не так далеко от нашего города, на границе между нашей областью и республикой, где пребывали Людмила с отцом.   Не так далеко - это километров триста-четыреста, на тяжелой технике добираться часа четыре. От Малогорска, кстати, еще быстрее, можно срезать угол по второстепенной трассе и доехать за час-полтора.   - Ну что, к завтрашнему дню готов? - смотрел я на Серегу, вытянувшегося на коротком для него спальнике с блаженной улыбкой и пулеметом, который он положил рядом.   - Как Александр Матросов, даже к пулемету бежать не нужно! Вот он, рядышком, - похлопал Серега свою новую игрушку. Рядом улегся кот Мурзик, с интересом поглядывая на Сергея, кошка Плюшка, удивленная новым человеком, спряталась на шкафу и оттуда тоже поглядывала на Слоника.   - Всё, спокойной ночи, друг. Дай бог нам завтра все порешить без проблем.   Нырнул под душ, смыл с себя грязь дня. Ничего нового в плане, как выморозить оборудование с завода, в голову не пришло. Утро вечера мудренее.      Ох, деньги, деньги, деньги, деньги, рублики.   Южный Урал      И опять я встал ни свет ни заря. Откуда только бодрость берется. Растолкав Сергея, который упорно не хотел вставать, оккупировал ванную. Вслед за мной заскочил Сергей. Быстренько поели. Взял у жены доверенность на оформление двух квартир, сзади за ремень сунул браунинг, в пакете лежал Стечкин. Серега стоял наготове с пулеметом в чехле. Да уж, ховайся, кто может!   - Раз пошли на дело! - тихонечко, чтоб не услышала жена, запел я.   - Выпить захотелось! - так же тихо поддержал меня Сергей.   - С богом! - перекрестился я.   И мы спустились к машине. Риэлтор, которой я позвонил по телефону, сказала, что будет на месте у нотариуса буквально через полчаса.   Ну и славно. Мы загрузились в машину и отправились в центр города, где была назначена встреча. Когда мы подъехали, БМВ риэлторши уже стояла, припаркованная у тротуара.   - Сергей, внимательно, не выходя из машины, оглядись по сторонам, сумма большая, риэлтора мы вроде как знаем давно, но могут возникнуть нюансы. Стечкин оставляю тебе, накрути глушитель и паси меня на выходе, я выйду с доверенностью и мы поедем в банк, я тебе позвоню, когда буду выходить от нотариуса. Все, с нами Бог! Тогда кто против нас? - я поправил браунинг, который переложил за ремень вперед и прикрыл его выпуклость полой куртки.   Риэлтор меня уже ждала. Как выяснилось, нотариус тоже. Тетка риэлтор была как-то странно возбуждена, или у меня это легкая паранойя начинается.   - Деньги где будете забирать, у меня в офисе или прямо в банке? - поинтересовалась у меня она.   - Естественно в банке, я даже буду присутствовать при выдаче, кассиру придется потерпеть моё присутствие в кассе.   - Хорошо, хорошо как Вам будет удобно! - залебезила риэлтор, как-то она себя нервно ведет, как будто такая сделка у неё в первый раз.   Нотариус быстро оформила генеральные доверенности на обе квартиры на риэлтора. Я дополнительно по знакомству попросил оформить генералку на мою машину на Владимира. Нотариус немного покочевряжилась непонятно с чего, но доверенность сделала. Риэлтор опять как-то странно отреагировала на то, что я еще и машину собрался продавать Ей-то какое дело.   Выйдя от нотариуса, мы каждый отправились к своей машине. Я сел за руль.   - Сзади стоит тонированная в хлам приора, не могу сказать точно, но, по-моему, пасут нас, - сказал мне Сергей.   - Если это хулиганы, им нет сейчас смысла нас бомбить. А вот когда я выйду с деньгами из банка, то надо держать ушки топориком, - повернулся я к другу.   - Привыкли руки к топорам и старушку по макушке пару-рам! - пропел Сергей, держа в руках стечкин.   К банку доехали быстро, денег, несмотря на крупные купюры, было много. Когда я пошел в банк, то думал, брать пистолет с собой или не брать. Но в банке вполне мог быть металлодетектор на входе, и я не стал рисковать. Обменяв доверенности на деньги, я отправился к выходу, риэлтор задержалась, и вдруг на выходе я увидел в зеркальном отражении стекла дверей, что риэлтор кому-то звонит по сотовому телефону. Походу, понеслось. Я тоже позвонил на телефон Сергею.   - Прикрой меня. - Стоило мне выйти из банка, Сергей тоже вышел из машины, пряча под полой пистолет.   Приора торчала метрах в двадцати позади нашей. Никто из неё не вышел, значит, будут работать или на трассе и попытаются окучить нас на полной скорости с автомата, и потом заберут добро с холодных тушек, или возле подъезда дома. Ага, щас, флаг вам в руки и барабан на шею.   Я, сев в машину, бросил пакет с деньгами на заднее сиденье рядом с Сергеем.   - Значиться так, нас пасут. Сто процентов - это бандиты, приготовь пулемет, открой сдвижные окна в правой и левой дверях. В корму они нам палить не станут, а обогнать себя мы не дадим. Смотри за ними, а я позвоню Варваре домой.   - Милая, это я, да все прошло хорошо, у меня к тебе просьба - из дома не выходить. Нет, ничего страшного не произошло, просто я волнуюсь, деньги большие, мало ли кто о них знает. Нет, домой мы не приедем, сразу поедем за техникой на базу. Не волнуйся, Сергей со мной и ничего плохого с нами не случится. Это хорошо, что молодежь заходила так рано. Что, уже порешили с машиной? Вот молодцы. Ладно, милая, все потом. Мы сейчас поедем, за нас не волнуйся. Буду звонить, откуда смогу. Все, целую тебя.   - Так, братишка, начнем, помолясь, - я выжал сцепление, вывернул от тротуара и поехал на выезд из города. Приора, как приклеенная, тронулась за нами.   - Слоник, не расслабляйся, но и не дергайся слишком. Щас выедем на главную, посмотри, что будут рисовать эти фулюганы!   - Рядом жил парнишка, мелкий хулиган. На крылечке чистил краденый наган, - пропел Сергей.   И вот мы, выехав на главную, прибавили скорость. Так, едут за нами. Тупые какие-то, неужели они думают, что мы их не заметили, или специально загоняют нас в засаду? А где засада? Возле дома - сто процентов.   Вот мы и проехали поворот к нашему дому, я прибавил скорость и начал играть в шахматку, резко перестраиваясь с ряда в ряд, в приоре явно заволновались. Там тоже подбавили копоти и, уже не скрываясь, рванули за нами.   А вот и пост ГИБДД на выезде, я сбросил скорость и аккуратно проехал скучающего гаишника. А тонированную боевую машину братвы мент тормознул, я, обрадовавшись этому, только прибавил скорость. Но недолго мне пришлось расслабляться. Приора буквально через десять минут снова повисла у нас на хвосте.   - Вот липучки, блин. Сергей, давай делаем так. Я торможу на обочине, мы оба выскакиваем из машины!   - И я делаю из тонированной жестянки дуршлаг! - закончил мою фразу Сергей.   - Ни в кого ты стрелять не будешь, они же не дебилы, переть на пулемет. Просто попугаешь, ткнешь в их сторону Стервецом.   -Кем, кем ткну!? - закуражился братишка.   - Не кем, а чем, пулеметом ткнешь!   - А если они тупые, как бараны? Я их гашу в хлам? - с надеждой поинтересовался Сергей.   - Нет и еще раз нет, ты что, не сможешь прострелить им колеса одной очередью?   - Вообще-то могу, но зависит от скорости, на которой они будут двигаться, могут просто влететь в очередь, а тогда я ничего не смогу гарантировать, это не по неподвижной цели стрелять.   Я выбрал удачный момент, когда на трассе - и за нами, и на встречной оказалось мало машин, и резко притерся к обочине. Мы одновременно выскочили из машины. Я навел на машину преследователей ствол браунинга и взвел курок, патрон уже был в патроннике, и начал двигаться навстречу автомобилю преследователей. Сергей шел с пулеметом, вложенным в плечо, его левая рука держала пулемет за сошки, а правая лежала на ручке управления огнем. Моего мгновенного взгляда, брошенного в его сторону, хватило, чтоб оценить профессионализм друга, он двигался с пулеметом, как будто сто лет им пользовался, его слегка наклоненная вперед фигура с уткнутым в цель пулеметом образовывала устойчивую и готовую к открытию огня конструкцию. Походу, драматизм картины оценил не только я, водитель приоры нажал на тормоза так, что машину зашвыряло вправо-влево, и вот он резко выкрутил руль влево и с пробуксовкой резко вырулил на встречную полосу, чудом разминувшись с грузовиком, неторопливо ковылявшим по встречной полосе.   - Все, хватит красоваться, быстро в машину! - крикнул, я братишке и, подбежав к машине, заскочил за руль. Сзади хлопнула сдвижная дверь.   - Зассали хулиганы, по-полной в штаны наложили, - довольно гудел сзади Сергей.   Так, придется позвонить Варваре и попросить её, чтоб она обзвонила всех наших и предупредила, чтоб они не выходили из дома. Не дай бог, эти отморозки захотят взять заложника. Тогда все наши ужимки и прыжки под хвост пойдут.   - Да, милая, да пытались нас перехватить, мы не остановились. Да нет, просто увидели фигуру Сергея и испугались.   - Я жутко страшный, РРРРР, - зарычал сзади Слон.   - Да нет же, он смеется просто, не волнуйся, пожалуйста, но и из дома не выходите, особенно дети и мама, и никому, слышишь, никому не открывайте, особенно риэлтору - это может быть подстава.      Эгей, эгей, на бронетранспортере!   Южный Урал      Бронетранспортера у нас еще не было, но мы приближались к нему медленно, но верно.   По дороге заехали в карьер и испытали и пулемет, и АПБ. Слава богу, и Глухарь, и Стервец работали как часы. АПБ вообще удивил своей работой. Я сделал пару выстрелов одиночными. Пистолет культурно выдал, что-то типа 'дут-дут' и 'чпок-чпок' затвором. Очередью тоже получалось достаточно тихо, полного глушения не было, да и откуда ему взяться, патроны-то обычные. Очередью он стрелял не только тихо, но и точно. Отстрелявшись, я начал снаряжать отстрелянный магазин, глядя, как Сергей готовится стрелять из пулемета.   - Эх, жаль, ремня нет, - посетовал Сергей. Опять телом изобразил ту же фигуру, которой пугал наших преследователей на трассе. Пулемет в его руках выдал две короткие очереди. Правда, улетело в этих коротких очередях почти пол ленты. Не Стервец, а Обжора с большой буквы.   Пулеметом Сергей остался доволен. Не знаю, куда он там целился из него, но, судя по довольному виду Слоника, попал куда хотел.   Мы сели в машину и вырулили на трассу. Я думал о том, кто же сдал сделку бандитам, судя по всему выходило, что наша знакомая риэлтор. Вот и доверяй после всего этого людям. Мы её лет пять знали, вполне себе приличная дама, правда, благосостояние её росло как на дрожжах. Теперь понятно, откуда дровишки.   На подъезде к военному городку я позвонил Владимиру, тот ответил, что ждет нас. Мрачно так ответил, нерадостно.   Возле въезда на территорию базы половину левого подъезда к воротам перегораживал тяжелый грузовик фирмы Ивеко. Несмотря на длинную базу, высокие колеса и большой дорожный просвет намекали на его внедорожность. Дверь в кабине была приоткрыта так, что мы, проезжая мимо, чуть не задели крышей крепышки за эту дверцу. Бородач, сидевший в грузовике, свесив ноги из кабины, автоматически подтянул ноги и зло посмотрел нам в след. Абреки-то тут что делают?   А вот и Владимир, он уже ждал нас у КПП в волнении, прохаживаясь как лев в клетке. Мы с Сергеем вышли из машины и отправились к капитану, поздоровались, я представил Владимиру моего друга.   Володя был явно чем-то напуган, странно, хозяин базы, круто ругавший штабных крыс, вдруг превратился в неуверенного в себе мужичка.   - Как дела с нашими новыми игрушками? - поинтересовался я.   - Да все в принципе хорошо, двигатели и ходовую обслужили, БРДМ полностью, а не только двигательную часть, прогнали по всем тестам электронику управления и обслужили дистанционную установку, даже внешний пульт нашли.   - Ты себе бардак купил? - с удивлением уставился на меня Сергей. А я достал из сумки и протянул Владимиру доверенность на машину и деньги в пакете.   - Тут ровно сто тысяч! - сказал я и внимательно посмотрел на реакцию капитана, все хуже и хуже дела творятся тут. Капитан, не считая и не глядя, сунул деньги за отворот своего бушлата, чем насторожил меня до крайности. Не он это, то есть передо мной сто процентов стоял капитан, но вот реакция его на полученные деньги была насквозь неправильной. Насколько я понял его по нашей первой встрече, он должен был не просто взять пачку, а, по крайней мере, посмотреть, что там внутри, а уж пересчитать тут же сама жаба его натуры ему велела, нет, не просто велела, а приказывала. Да и элементарный здравый смысл подсказывал посмотреть, не кукла ли это, что из себя, представляет доверенность. А тут цап и в карман, а еще он боится, он страшно боится.   - Вова. А что в принципе плохо? Что ты тут жмешься, как молодая олениха на выгоне? - Своим наглым тоном и смыслом слов я его практически оскорблял. И эту мою наглость он съел. Так, что-то тут не так. - А с прицепом, что? - про прицеп он в своем докладе промолчал.   - Да сделали, все путем, как и договаривались, мы его даже отлифтовали. Но на него претендуют новые хозяева! - выпалил, не глядя мне в глаза капитан.   - Какие новые хозяева?! - возмутился я, и придвинулся к капитану. Серега, видя мою реакцию, тоже моментально напрягся.   - Мы полностью оплатили прицеп по безналу, какие новые хозяева?   Тут на моё плечо сзади легла волосатая грязная рука.   - Э, чего ты его грузишь, с нами говорить будешь! - раздалось из-за моей спины. Я резко крутанулся, одновременно сбрасывая руку с плеча. Позади меня стояли два невысоких, но широкоплечих бородача. Нагло улыбаясь в моё лицо, тот, руку которого я сбросил, снова попытался положить свою ладонь на моё плечо. А вот этого я не мог терпеть, я не баба, чтоб меня лапали.   - Еще раз протянешь своё копыто, я его сломаю! - спокойным тоном сказал я ему прямо в лицо. Это я, конечно, загнул, не такой уж я боец. Но у меня есть ручной Слон, начинающий зло сопеть рядом. Он может сломать сразу две.   - Чё, чё ты сказал, очкарик? - стал закипать злобою владелец немытых рук.   - Чё - по-китайски жопа!!!!! Так, что чё тебе не горячо? - я спокойно наблюдал, как закипающий гневом абрек, покрывается пятнами.   Но тут вступил в разговор второй, с умными и злыми глазами. Отодвинув плечом от меня своего напарника, он спокойно посмотрел мне в глаза, то есть в очки.   - Борзеть не надо, просто всю технику мы забираем себе, в том числе и прицеп, который вы отобрали, - сказав это, он смотрел на мою реакцию, контролируя каждое моё движение, опытный бродяга. Не на того напали, под таких прогнись на чуток, вообще по жизни будешь должен.   - Технику я оплатил полностью и заберу её сегодня и спрашивать разрешения ни у кого не собираюсь.   - Э-э, русский! Разговор все равно будет! - выдал опять из-за плеча своего товарища второй наглец.   - Вас тут двое, вот и поговорите друг с другом! - я повернулся к Владимиру, стоявшему как обосранный суслик над норкой.   - Поехали в штаб получать документы и транзитные номера, - ко мне опять попытался прорваться борзый горец. Но тут между нами втиснулась туша Сергея.   - А ну свалили отсюда, пока я вам ноги не подергал, - спокойно сказал он кавказцам, кто они были там даги или нохчи, судя по правильным, хотя и грубым чертам лица, это были чеченцы. Вот еще только волков нам не хватало в нашей нелегкой жизни.   - Кому ты ноги подергаешь, - козлом запрыгал второй чех за плечом своего спокойного друга.   - Разговор не закончен. Плохо, что ты принял неправильное решение, русский, пожалеть придется! - ожег меня взглядом черных глаз второй чечен.   Я остановил за руку начавшего закипать злобой Сергея. Сейчас наговорит нам тут на третью чеченскую войну.   - Я дам вам совет, просто забудьте про нас и все. Мы заберем своё. Тихо, ни с кем не ругаясь.   Судя по ироничному взгляду умного чеха, тихо они не хотят, им как раз в силу ментальности хочется забрать все и сразу, и еще нас в должников, а то и рабов превратить. Ага, щас, гости понаехали!   - Плохо, что ты не стал говорить. Теперь сложно будет наш вопрос решить, очень сложно! - опять стал грузить меня чех.   - А нет никакого вопроса, есть вы, есть мы, а вопроса между нами нет! Так, всё, пошли все в машину, - раскомандовался я!   Когда мы дружно сели в машину, Владимир чуть не завизжал, - вы чего творите, да вы знаете, кто они, да их старший с командиром нашей части первые друзья.   - Сергей, растолкуй господину офицеру кто они такие! - а то мне подумать надо.   - А ты, - посмотрел я на капитана с сожалением, - слушай дядю и показывай дорогу к штабу.   - Бандиты они, Вова, и убийцы, не знаю я, в каких они делах с твоим командиром, но дурак он, что с ними связался. Они, конечно, могут быть честными, но только то время, пока решают, как выгоднее всего содрать шкуру с глупого барана. Так что твой командир не просто баран, а еще и глупый баран.   Сергей достал с чехла пулемет и зарядил в него новую ленту. Володя с ужасом смотрел на его манипуляции, я даже побоялся на миг, что он на ходу выскочит из машины и убежит как есть.   - Я тебе даже больше скажу, они-то считают по сути своей, что, творя беспредел, они в своем праве, - продолжил я дальше ликбез капитана, - у них мужчиной считается не тот, кто пасет баранов, а тот, кто их крадет. А воином - не тот, кто режет глотки баранам, а режет их своим врагам и рабам. Так что попал ты, Володя, по самое не хочу, и нет у тебя другого выхода, или с нами в одной лодке или с ними один на один.   Мы подъехали к штабу. Я вышел из машины и позвал очумело смотрящего перед собой Владимира за собой. Тот встал как зомби и пошел за мной на негнущихся ногах. Я показал Сергею пальцем по сторонам и потом покрутил им по окружности, Серега вроде как понял мой жест.   - Да расслабься ты, Бог не выдаст, свинья не съест.   Но Володя, видимо, впал в ступор. Да что за военный пошел такой! Так, стоп, так дальше не может продолжаться.   - Вова, что ты как гуано на палке? Cоберись, ты же офицер! - Володя посмотрел на меня, у него были не испуганные, а смертельно усталые глаза.   - Просто от меня жена недавно ушла, из-за бабок, мол, не умею кружиться, другие, вот например штабные, как сыр в масле катаются. А я, мол, тетеря и неудачник. У меня не денежное довольствие, а сплошное неудовольствие. Так сказала и уехала. Я поплыл, запил, меня поставили на эту базу, как спеца, знали, что только я смогу все это в порядок привести. Только-только начало все получаться, а тут чеченцы эти. Теперь еще вы с ними закусились. Вам-то что, сели в машины и уехали, а меня или командир сгноит, или теперь чехи убьют.   - Володь, я тебе обещаю, что я тебе дам шанс, но только один, не воспользуешься - твои проблемы! А теперь пошли в штаб дела решать.   Все документы уже были готовы. Но лейтенант, который должен был нам их выдать, что-то крутил вола, то есть делал вид, что в документах чего-то не хватает. Транзитные номера на технику, выданные ВАИ, мол, не подписаны. Я уже начал закипать, время сжалось как пружина. Но тут, наконец-то, включившийся в процесс Володя, потер пальцем о палец. Блин, да чего я так туплю-то! Я достал из кармана три купюры по тысяче рублей, но Володя показал раскрытую пятерню. Я добавил две купюры и положил их веером перед лейтенантом. Как деньги испарились и куда, было достойно искусства Гудини. Вот они были - вот их нет. Натренировались тут, клопы в пагонах.   - А это на сдачу, - и я забрал со стола еще один комплект транзитных номеров. Лейтенант, только попробовал возмутиться, как я достал из-за пояса браунинг и заткнул его за ремень с противоположной стороны.   - Неудобно, тяжелый, гад, - посетовал я лейтенанту. Тот только откинулся на спинку стула и, как мышь на кобру, смотрел на пистолет. Вот крыса штабная, чего они такие пугливые-то. Володя, стоя уже на выходе, только головой покрутил.   Да уж, понтарь я дешевый, зато еще один комплект номеров на всякий случай есть.   Только мы вышли из штаба, как, объехав нас, на стоянке остановился шестисотый мерседес, из него вышел нестарый ещё кавказец в папахе, фу ты ну ты, и двое наших небритых знакомых.   Они, что-то говоря аксакалу по-своему, показали на нас некультурно пальцем. Сами вы такие.   Мы заскочили с Володей в машину, где уже от нетерпения ерзал Сергей. Я резко развернулся и поехал обратно на базу. В зеркало заднего вида я увидел, как нохчи заскочили в мерседес, и рванули за нами, от этого аппарата нам будет нелегко оторваться.   - Серега, ты готов, если что?   Друг утвердительно кивнул головой. Володя, сидя рядом со мной с напряжением смотрел перед собой. Ткнув его локтем в бок, я отвлек его от неудачных в данный момент мыслей.   - Говори, где нам свернуть, чтоб с этими горцами можно было поговорить по душам.   - Вы что, собрались стрелять!? - удивленно уставился на меня капитан.   - Мы - пока нет, а вот они, походу, да!   600-тый мерседес, ревя двигателем, пытался обогнать нас, из опушенного окна двери пассажирского салона торчало дуло автомата. Джигит, державший его в руках, повелительно показывал нам стволом к обочине.   Ага, щас, три раза!   - Вот сейчас будет поворот к старому песчаному карьеру, там озеро, народ купался раньше, а сейчас запретили, - Володя ткнул пальцем перед собой, показывая, где нужно повернуть. Я, крутанув руль, с визгом многострадальных покрышек вписался в поворот, минивен чуть не опрокинулся во время поворота. Мерин, не ожидавший такого маневра, пролетел мимо нас, но видно, что за рулем сидел ас. В зеркало заднего вида я увидел, как мерин, резко сдав назад с пробуксовкой, развернулся багажником налево, и вот водитель кинул его, ревя двигателем, в погоню за нами.   Ой ..ля...., - контролируя погоню, я чуть не вписался в столб на повороте, а вот и карьер. За спиной лязгнул затвор пулемета. Я, достав из пакета между сиденьями АПБ, бросил его перед собой на приборную панель. Капитан загипнотизировано смотрел на оружие.   - Валить будем? - спросил сзади Сергей.   - Ни в коем случае! Работаем так же как на трассе с приорой, выскакиваем разом, наводим на их машину стволы. Если они не слиняют, выпрыгнут с машины и начнут действовать, то я бью по колесам, а ты первой очередью стараешься прижать их к земле. Я тебя, блин, умоляю, валишь их только в крайнем случае, кровников нам еще не хватало для полного счастья! - все это я выпулил со скоростью пулемета, бешено вращая руль. Вот и карьер. Мы с разгона ухнули вниз по спуску, подняв тучу пыли. Пусть на несколько минут мы опережали преследователей, почему они не стреляли, было непонятно, наверное, машину хотят забрать. Щазззз!   Я крикнул в сторону Сергея, бешено вращая руль в развороте.   - Валить только в крайнем, слышишь, в крайнем случае!   И мы практически одновременно, я, схватив стечкин, который скатился к лобовому стеклу и Серега с пулеметом, хлопнув дверьми, выпрыгнули с машины. Мерин уже съезжал по спуску, абреки, увидев наведенные на них стволы пулемета и пистолета, попытались затормозить. Но на песке у них не получилось, тяжелый мерин скользил по нему, как по катку, видно основание дороги было твердым.   Мгновения растянулись на века, воздух стал материально плотным. Вот хлопнули двери мерседеса. С обеих сторон с автоматами грамотно вывалились на землю оба чеченца, а тот который сидел в папахе за рулем, упал на переднем сиденье на бок, укрываясь за двигателем. И тут, я увидел, как правый бандит, пытается направить на меня ствол автомата, тут же перекинув предохранитель на авто огонь, не понял, как у меня это получилось, я короткой очередью ударил по правой дверке машины.   'Дут-дут', - сказал АПБ, выстрелы прозвучали тихо, но хлесткие удары по металлу машины побудили Сергея тоже открыть огонь, вот его аргументы прозвучали более весомо, чем мои!   Сложно передать, как звучит МГ-42, стреляющий маузеровской восьмеркой. Очень неприятно он звучит, 1500 выстрелов в минуту, для цели, прижатой к земле его плотным огнем!!!   Чехи не стали испытывать судьбу! Прижатые к земле двумя короткими очередями поверх голов, они вжались в матушку землю, просто попытались врасти в песок.   - Лежать, лежать, не вставать! - крикнули мы одновременно и медленно двинулись к машине, обходя её по наитию по дуге, оставляя машину в центре. Чехи и не собирались геройствовать, только мой старый знакомый злобно сверкал на меня глазами. Автомат, старый потертый АКС, лежал рядом.   - Слоник, осторожно, третий внутри, фиксируй и его.   Подойдя к правому бандиту, я ногой откинул автомат в сторону. С моей стороны дверь машины была пробита только снаружи, мягкие ПМ-овские пули не взяли немецкую сталь. Ясно, какие еще патроны могли подсунуть Сергею вместе с пистолетом конторские, наверняка ППО с мягким сердечником. Третий чеченец лежал, скрючившись, на переднем сиденье. Как ему рычаг переключения скоростей не мешает? 'Жить захочешь, не так раскорячишься', - вспомнил я фразу из фильма.   - Слон, как ты? - я подобрал автомат с земли и, не отводя цилиндра глушителя от цели, повесил его на левое плечо. Мне все равно было, с какой руки стрелять. Предохранитель на АКС стоял в положении авто-огонь, мы переиграли наших внезапных друзей буквально на секунды. Еще минута промедления и они полили бы нас с обоих стволов, как водой из шланга.   - Все путем, ответил Сергей, - ему поднять автомат с пулеметом в руках было непросто, и он, судя по бряканью, просто откинул автомат в сторону. Я толкнул ногой абрека в плечо. Тот повернулся на бок и зло посмотрел на меня, ну понятно, убитый я его бы больше порадовал.   - Медленно, не делая глупости, встал, взял ключи от машины и пошел к багажнику.   Стараясь не отворачиваться от меня и фиксируя цилиндр глушителя, направленный на него, чех медленно встал с земли, правой рукой потянулся к замку зажигания и вынул из него ключ.   - Найдем вас, я тебе башку рэзать буду.   Я не отвечая, больно ткнул его дулом автомата в поясницу.   Третий абрек в папахе благоразумно лежал, стараясь не делать лишних движений. Какой разумный дядька.   - Слоник, фиксируй обоих и своего и того, что внутри.   - А ты что собрался делать со своим? - подал голос Сергей.   - Хочу запереть его в багажнике!   - Отлично, грамотный ход!   Ага, так куда еще его девать-то? Неизвестно, что у третьего в карманах. Вот мы подошли к багажнику, я махнул на него цилиндром глушителя.   - Открывай и выбрасывай аккуратно все из него на землю. Не делай глупостей, я успею выстрелить первым,- ага, рэмба нашелся очкастая. Чех аккуратно выполнил, что я ему велел сделать.   - А теперь раздеваешься до трусов и медленно залазишь в багажник.   Надо было видеть волну гнева, прокатившуюся по его гордому лицу. Но он снял куртку и джинсы с рубашкой, и, косясь на меня, аккуратно положил вещи на песок.   - Добро пожаловать на спальное место! - ткнул я пистолетом в сторону багажника. Захлопнув крышку и не расслабляясь, вернулся к дверке водителя.   - Слоник, теперь пакуй своего в багажник, только аккуратно, пусть разденется.   Пока Сергей упаковывал своего клиента в багажник, я фиксировал любителя папах. В багажнике раздавались подзатыльники и вперемешку с русский и чеченский мат, закончившийся оплеухой.   - Всё, загрузил! - наконец-то порадовал меня Сергей.   - Проверь карманы и что они там выкинули из багажника, а я пока поговорю с уважаемым человеком. Я к Вам обращаюсь, уважаемый!   Тыкать дядьку за рулем пистолетом почему-то не хотелось. Абрек в папахе правильно понял, что я разговариваю именно с ним. Он медленно стал выпрямляться в кожаном кресле машины. Что мы имеем? Красивое и очень гордое лицо. Взгляд умного и властного человека. Ох, непростой дядька нам попался. Ткнув в его сторону пистолетом, я показал глушителем на заднее сиденье.   - Уважаемый, вы медленно выходите из-за руля машины, поворачиваетесь ко мне спиной. Осторожно одной рукой снимаете ремень с брюк и подаете его мне. Если поняли меня, кивните головой.   Дядька в пахе величественно кивнул головой.   - Начали!   Вот я скрутил ему руки, с трудом орудуя одной левой рукой, хоть я и левша, но делаю все правой, а тут пришлось сложно.   - Теперь вы медленно, не делая глупостей, садитесь на заднее сиденье, а то в ногах правды нет! Прошу вас убедительно, не вынуждайте меня стрелять. Я совершенно не хочу ссориться с вашим тейпом. Просто ваши молодые соплеменники вынудили нас поступить так, как получилось.   - Молодые, горячие! - аксакал был достаточно молод, возраста ему прибавляла седина.   - Вот и разогрели ситуацию до невозможности! А я ведь так их просил оставить нас в покое и дать нам спокойно уехать! - я с укором смотрел в умные глаза вожака.   Закончив обыск, рядом со мной встал Сергей, на его плече висел милицейский, тоже сильно потертый АКСУ.   - Увидели, как вы отдаете деньги капитану, решили, что Вы - лохи, которых можно будет в легкую подоить, - глядя мне в глаза сказал вожак.   - Ясно, но теперь у нас нет другого шанса разойтись с вами, кроме как, связать вас тут и уехать побыстрее!   - Мы все равно достанем вас, хоть из-под земли, вы смертельно оскорбили нас, такое оскорбление смывается только кровью, Ха вир'ен т'ен д'оъл! - с чувством выдал аксакал.   - Ага, надо было дать себя ограбить до последней нитки, тогда бы ваши гордые души не были бы оскорблены, и вы, может быть, оставили бы нам наши жизни, - сказал я, смотря в глаза главарю, но тот смотрел на меня все так же вызывающе.   Ясно, что договориться не получится! А жаль, наживать себе врагов не хочется и дело не в моей трусости, я ведь не один, у меня жена и дети с тещей.   - Так, Слоник, пакуем его. Вяжем ноги, найди тряпку для кляпа! - попросил я друга.   - Не нужно тряпки, я не стану кричать, - с гневом глядел на меня вожак.   - Кричать, не кричать, а вот развязаться с помощью зубов, вполне реально. Так что придется Вам потерпеть.   - Русский, мы найдем вас, где бы вы ни прятались! - прошипел вожак перед тем, как Сергей заткнул кляпом его рот и связал ноги.   Ага, дай нам бог быстро перебраться на ту сторону, а там ищи свищи нас!   - Блин, забыл, - хлопнул себя по лбу Сергей пошел в сторону багажника мерседеса, вернулся он оттуда, держа в руках сумку и кожаный богатый портфель. Когда связанный вожак увидел, что в своих руках держит братишка, он задергался как под электротоком, казалось, его глаза готовы испепелить нас.   - Зачем тебе всякий хлам? - посмотрел я на довольную мину Слоняры.   - Трофеи, братишка, святое дело, в сумке магазины и патроны к автоматам, а в портфеле какие-то бумажки, по мне так обычная мародерка.   Если бы я заранее знал, как нам всем придется пожалеть о повышенной хапучести Сергея!      Миллионеры   Южный Урал      - Да, Сергей, я могу сказать тебе точно, что ты своей смертью не помрешь. Ты хоть представляешь, голова бедовая, на какую ты сумму чехов обнес? - посмотрел я устало на Слона.   - Да ладно, ну сколько в этом маленьком портфеле может денег лежать? - удивленно уставился на меня Сергей.   - В этом портфеле, который ты затрофеил у чехов, - тут я сделал паузу, - лежит ровно 50 миллионов рублей.   Я смотрел на голову бедовую не то что с сожалением, просто одно дело, ну получилась у чеченцев птица обломинго, ну постреляли мы более удачно, чем они. Но вернуть этот портфель, эти бумаги и векселя теперь никак не получится. Убьют они нас, не прощают нохчи такой борзости и беспредела. Им беспредельничать можно, они же самые крутые мужчины и воины на всем зеленом шарике. Это они так думают. А мы для них просто бараны, которых они стригут.   А теперь по понятиям получилось, что мы их постригли, а точнее, побрил их Слоник налысо, учитывая сумму в векселях и документы на отчуждение военного имущества, которые лежали в этом портфеле. Эти документы, по сути, являлись рейдерским комплектом документов. По ним в любой военной части можно было забрать невоенного имущества (то есть не оружия и боевой техники) на сумму, которую по борзости своей вписал бы владелец этих документов в чистые бланки с печатью министерства обороны. Бланки к ним тоже прилагались. Насколько я разбирался в этом, вся эта папочка была оригиналом или высококлассной подделкой, уму непостижимо, как такое можно было получить в министерстве обороны. Да, я знал, что у чехов волосатые руки, но чтоб настолько, да еще и в самом сердце нашей армии!   Сергей стоял, раскрыв портфель, и судорожно пытался разобраться в его содержимом.   - Да где ты тут 50 миллионов увидел? - рядом с ним топтался удивленный Володя. Он тоже понял, судя по его скорбной роже, что он попал вместе с нами и просто отболтаться - я не я, и лошадь не моя - не получится.   - Зеленая папка с векселями Сбербанка, каждый номиналом миллион, в графу получатель может вписать себя любой человек с паспортом гражданина России, - ткнул я рукою в нашу головную боль. Хотя чехи её просто лечат, отрезают вместе с головой. Головную боль. Надо же было видеть, как обрадовалось это слонопотамской чудовище!   - Так мы что теперь богаты? - расплылся он в улыбке.   - Не мы, а ты богат, но, боюсь, что ненадолго. Кстати, можешь забрать себе всю технику на базе совершенно бесплатно, - порадовал я его.   - Это как всю? Всю, всю?! - удивился Слоняра.   - Даже вместе с асфальтом и ангарами, всё, кроме оружия и боевой техники. В портфеле комплект документов на отчуждение движимого имущества министерства обороны.   - А асфальт каким образом стал движимым имуществом? - не врубился удивленный Сергей.   - Да просто отдерешь его от земли ручками и унесешь.   Дела наши ускорились до невозможности, понос какой-то получается из дел. Надо срываться скорее на базу перехода, а дел еще куча, многое не завершено. Вот удружили мне, нам Серегины шаловливые ручки. В голове не укладывалось, что и быстрее всего надо делать, я попинал раздраженно колесо БРДМ. Все планы этот слон разбил и перекурочил как ту посудную лавку.   - Так что получается, мы теперь сможем забрать твоё оборудование в Малогорске?   Сказать, что я был ошарашен его вопросом, ничего не сказать. Во истину, этот вопрос Сергея стал моим искушением по полной программе. Я мгновенно обрадовался открывшейся возможности, но, увы, вспышка радости как зажглась, так и погасла. Да уж искушение!   - Ты можешь забрать, дружище, а вот я, увы, нет! - я грустно смотрел на портфель в руках друга, близок локоток, да не укусишь. В душе постепенно поднималась злость от своего бессилия, но вот что мне делать с собой, я не мог переступить эту заповедь.   - Почему это я могу, а ты не можешь? - удивленно смотрел на меня друг. - А, понял, ты у нас чистенький, а я уголовник, мне не грех и замараться?!   Он отвернулся от меня, по его скулам заходили желваки. Обиделся. Ну что я за человек, что не могу, как мудрец донести до друга простую истину, через которую я переступить не в состоянии.   - Прости меня! - я взял его за локоть, Серега стоял, отвернувшись от меня в пол оборота, и дышал как разгневанный бык. Еще минута, и он сделает еще одну непоправимую глупость.   - Выслушай меня, - я попытался развернуть его к себе лицом, проще было развернуть скалу. Пришлось сделать шаг и задрать вверх голову, чтоб посмотреть в глаза друга.   - Я скажу один раз, и для меня это непросто поделиться с тобой, моим другом, моими непонятными даже для меня метаниями. Но я вот как-то думаю, что все, что сейчас происходит со мной, неслучайно. Это наша с Варварой дорога и наш выбор, и как мы пройдем этот путь, от этого будет зависеть что там, в новом мире, будет для нас - Рай или Ад.   - Даже так, а я, значит, бес-искуситель, - Серега ехидно смотрел на меня.   - Не ты конечно, но вот то, что с нами происходит в подготовке этого перехода, чувствуется как белая, так и черная рука. Не зря чехи нарисовались откуда ни возьмись, явно не Господь помог.   - Ладно, не грузись! - Серега положил мне руку на плечо, - но вот я в понимании того, что ты не можешь высокоморально и рыбку съесть, и на кардан не сесть. Поэтому я сейчас беру грузовик чехов, цепляю за него наш прицеп, денег в портфельчике хватит, и дую в Малогорск, забираю на том военном складе все, что смогу утащить на грузовике и прицепе.   - Стоп! - тормознул я порыв друга.   - С этими деньгами ты можешь хапнуть проблем. За эти векселя тебе при такой скорости сделки не дадут реального номинала. Так, ты берешь четыре миллиона из моей налички. Векселя оставишь у меня, не дергайся, я к ним пальцем не притронусь.   - Чистоплюй! - Серега уже веселее смотрел на меня. Мы оба приняли решение, мне было стыдно, что я вот так, вроде как, не мараясь, переложил ответственность на друга. Точно, чистоплюй хренов.   - Так что ты решил? - я обернулся к Владимиру. Тот так же хмуро смотрел на нас.   - Если у тебя до этого портфеля был хоть какой-то шанс, то теперь ни нам, ни тебе чехи не простят, и жизни тебе тут не будет. Да и она, к сожалению, под большим вопросом.   - Гады - вы! - Владимир сложил руки на груди и наклонил голову в фуражке вперед, как будто хотел нас забодать её тульей.   - Ну да, надо было самим и деньги, и прицеп чабанам отдать, а самим голыми по миру пойти, - опять съехидничал Сергей.   - Так, Серега, ты хотел забрать чеховскую тачку, а как ты её заведешь? И у тебя же нет на неё документов?   - А это что? - Серега достал из кармана куртки фирменный брелок с эмблемой Ивеко и карточку техталона. Вот кадр, прям Вор Багдадский.   - Ясно, заводишь машину, подгоняешь её сюда, цепляешь прицеп, я пока отсчитаю деньги. Кстати, в портфеле есть бланки путевых листов.   Серега развернулся и отправился к воротам базы.   - Так, теперь с тобой, - обернулся я к капитану. Тот все так же хмуро смотрел на меня.   - Если бы мы не начали стрелять, то не факт, что нохчи не завалили бы нас, когда увидели, какие у нас деньги.   - Ну и зачем им валить нас, вас, меня? - поправился капитан.   - Нас, дорогой, нас. А из профилактики, они же не знают, чьи это деньги? Вот и привалили бы нас и тебя, чтоб концов у хозяев денег не осталось. Ты давай включай бортовой компьютер и принимай решение. Их у тебя всего два - или собираться и валить на все четыре стороны, но в этом случае не факт, что тебя рано или поздно чехи не найдут, или... - я замолчал, глядя на капитана, решение он должен принять сам. Не собирался я решать за взрослого мужика, пипка выросла, пусть сам решает.   - Я не понимаю, каким может быть второй вариант, - Володя практически дозрел. Его можно было понять, какая никакая жизнь, деньги, даже уход в запас гарантировал пенсию какие-то льготы. А сейчас жизнь выплеснули как ведро воды на землю.   - Поехать с нами! - я смотрел на капитана, мне он нафиг был не нужен, но водитель БМП с меня был никакой. Противно, конечно, было вот так разменять мимолетом жизнь человека. Но эти чехи, выскочившие со своим ограблением, как черт из коробочки, и нам, и капитану поменяли все планы.   - Куда с вами? - удивленно смотрел на меня капитан.   - Туда, где тебя не найдут, по крайней мере эти чехи. Решать тебе нужно сейчас, если у тебя есть какое-то приданое, то забирай все, тебе оно на новом месте понадобится.   - Почему я должен тебе верить? - мозги капитана скрипели от напряжения как несмазанная телега.   - А потому, что у тебя, как я уже сказал, есть всего две возможности, стоп, даже три. Третья возможность - когда абреки появятся тут на базе, попытаться доказать, что я, мол, - не я, и лошадь не моя.   Блин, чего-то устал я его уговаривать, пусть сам решает. Я повернулся и пошел в сторону мастерской. За стеной базы заревел дизель Ивеко, а вот и Серега, машина начала медленно втягиваться на территорию базы. Сзади раздались торопливые шаги, походу, Владимир принял решение.   - А ты мне гарантируешь безопасность? - о как заговорил.   - Милай, я тебе не противозачаточное средство, а совсем наоборот.   - Да пойми ты меня, - начал истерить капитан.   - Все, военный, хватит. Ты же офицер, в конце-то концов. Нашу безопасность мы себе обеспечиваем оружием. Результат ты видел. Если тебя не устраивает, то нам не по пути - нафиг мне не нужен балласт, пусть даже умеющий рулить броневиком. Нам нужен надежный товарищ, боец, а не размазня, прячущаяся за наши спины, - я опять отвернулся от Владимира и пошел к прицепу, к которому уже подъезжал Сергей.   - Я согласен, согласен я! - сказал мне в спину Владимир.   Вот кадр, он согласен. Да куда ты денешься с подводной лодки в степях России.   - Пошли, прицепим прицеп к Ивеко. А то Серега, конечно, парень здоровый, но помочь ему придется.   - А как мне забрать свои вещи? И твой минивен надо человеку продать...   Он еще и машину собрался успеть продать, прям неубиваемый оптимист.   - Сколько у тебя твоего добра и сколько нужно времени, чтоб продать минивэн? - устало смотрел я на комерса в погонах.   - Барахла тонны две, а на продажу машины потрачу полчаса-час. Напишу товарищу доверенность от руки и все.   - Сколько-сколько у тебя барахла, две тонны? - я был сражен. Ну точно прапорщик, просто маскируется под капитана.   - Сереж, ты слышал, сколько у нашего кента приданого? - обратился я к другу, стоявшему у машины.   - Сколько? - мрачно поинтересовался друг.   - Две тонны у него! Не 500, не тонна, а две! - я удивленно смотрел на капитана.   - Ну ты, Плюшкин! - развеселился Сергей. Он хлопнул Владимира по плечу так, что тот поморщился, - и чего ты там нахомячил?   - Что само шло в руки, то и брал, а что, жалко было уничтожать! Прицелы танковые, оборудование с бронетехники разное, экспериментальная оснастка, в том числе защищенные мониторы.   - Ты даешь! Не мелкого угля и много, - засмеялись мы с Сергеем.   - А пушки у тебя там нет? Танковой? - съехидничал Сергей. Но Володя на полном серьезе принялся перечислять.   - Пушки нет, есть стволы от Владимирова - два штуки, два ПКТ, один почти новый, но без ствола. Есть учебный попиленный, но с хорошим стволом и рабочими кишками, все не было времени перебрать. Гранат пол-ящика, вогов два цинка и нераспечатанный ящик американских пулеметных патронов в калибре 308 НАТО.   Мы стояли и смотрели на нашего теперь капитана с отпавшими челюстями.   - Вот дает человечище! - Серега смотрел на капитана как на... - Я думал, что я чокнутый по железу, а тут вообще маньяк и коллега по страсти.   - А что за прицел танковый? - я смотрел на капитана с удивлением.   - Прицел экспериментальный, термооптический, можно устанавливать на любую технику, полный комплект. К нему идет монитор защищенный, баллистический калькулятор. Так же есть два обычных прицела с КПВТ и ночной прицел с прожектором подсветки цели.   - Да уж. Удивил ты нас, Володь. А патроны такие откуда? Неужели так вот просто можно было где-то набомбить такое богатство?   - Верите, выкинуть хотели все это хозяйство, ну а мне жалко стало, вот и припрятал у себя на складе. А патроны от американцев остались, приезжали они на совместные учения, угробили один Хаммер на нашем полигоне, мы его тут чинили, все выложили из него, в том числе ящик патронов. А вот положить назад забыли.   - Так, всё, пора ковать железо пока горячо, - взял я в руки управление.   - Щас все вместе цепляем прицеп к Ивеко. Ты, Володь, забираешь себе один из тентованных прицепов, цепляешь его к авто-мастерской. Нужно будет за прицеп заплатить деньги, заплатим.   - Не нужно платить. Что я зря горбатился тут столько лет?   Слава богу, что Володя начал самостоятельно принимать решения.   - Не перебивай, пожалуйста, я сам запутаюсь. Подгоняешь мастерскую к своим богатствам и показываешь солдатикам что грузить, забиваешь все добро в мастерскую. Потом будем разбираться. Садишься на минивен и едешь пристраивать его. Заодно заедешь забрать свои вещи. Как понял меня? - смотрел я на решившегося капитана.   - Да все понял, - и он отправился давать указания своим подчиненным.   - Сергей, теперь с тобой. Давай посмотрим, сколько места в грузовике.   - Давай.   Сказано - сделано. И мы полезли в Ивеко. Тут нас опять ждали новости, тентованный кузов грузовика на одну треть от кабины был уставлен зелеными ящиками явно военного образца.   - Наша пропасть все ширшэ! - почесал я в уставшей от постоянных новостей и приключений голове.   - Давай хоть посмотрим что там! - потер руки Сергей.   - Потом посмотрим! Не буди лихо, пока оно тихо, - закручинился я.   - А вдруг там стволы? - Очухался друган. Раньше надо было думать.   - Сто процентов, что там не гвозди. В общем, твоя задача усложнилась. Надо тебя маскировать как-то, а то до первого гаишника.   А как его маскировать?   - Всё, солдаты сейчас подгонят мастерскую и загрузят всё моё железо, а прицеп-то зачем? - это вернулся Владимир.   - За надом. А вещи свои и тещеньки я куда буду грузить? У тебя есть комплект формы вот его размера? - показал я на Сергея.   - Да, есть, прапор мой сосед в отпуске, его форма в шкафу осталась. Он в гражданке уехал. Размер как у Сергея, пузо только больше, - ткнул пальцем в сторону Сергея капитан.   - Вы чего меня? В сундука превратить хотите? - забеспокоился Слон.   -Да для маскировки, чего ты как дите малое, - смотрел я на великовозрастного чудилу, - не в ефрейтора же!   - Так, все разбежались! - скомандовал я. - Cтоп! Номера можно скрутить военные для установки на Ивеко? - посмотрел я на капитана.   - Да чего скручивать-то, я старые в кабине нашел, они, видно, эту машину у военных отжали. Хотя слишком богатый вездеход для военных, - сказал Сергей.   Тут я стукнул себя ладонью по лбу! Совсем забыл про комплект транзитных номеров, которые я забрал в штабе.   - Так, Сергей, я остаюсь тут, а Вы с Владимиром едете на обеих машинах, пинаете мой минивен клиенту, забираете Володины шмотки и мундир его соседа по комнате, - тут я повернулся к Владимиру, - вот денег положи ему на новый мундир, а лучше всего забери повседневку, но чтоб погоны были там и знаки различия. Как понял меня?! - смотрел я, на переставшего тормозить капитана. - Всё, братцы, попы в охапку и скачками, скачками дела делать, пока чичи не развязались. Мы и так им много следов оставляем, придется работать на опережение, чтоб не бить на поражение!   Мужчины быстренько заскочили, по машинам, первым выехал к шлагбауму Владимир, за ним, не отцепляя прицеп, тяжело маневрируя, выехал Серега.   Я, держа в руке сумку с автоматом и магазинами, а в другой - портфель с документами, залез на БРДМ и уселся, положив портфель рядом, а сумку с автоматом на колени. Стрелять не хотелось, я и так отдал чеченцам долг добра, предоставим им возможность отступить и не связываться с нами. Но, походу, мне попались именно те самые отморозки, про которых мне с сожалением рассказывал мой старший машинист с библейским именем Адам, под началом которого я работал в Казахстане. Не отрывая взгляда от ворот, я вспомнил, как бродил тогда меж установок нефтеперерабатывающего завода, и никто не хотел брать на работу парня, только что отслужившего в армии, пусть и с высшим образованием, но с полным отсутствием всякого производственного опыта. А взял меня на работу чеченец, начальник установки, наплевавший на все условности, которые так мешали казахам в отделе кадров. Он просто принял решение взять меня на работу, из жалости или просто по производственной необходимости. Старшим у меня стал пожилой уже чечен, бывший работник Грозненского нефтеперерабатывающего завода. Помню, как злились на меня другие русские в бригаде, когда я беспрекословно выполнял любые указания моего старшего по работе. Их возмущала моя безотказность, им казалось, что я прогибаюсь перед инородцем. Но мой старшой отличался не только истинной мужской справедливостью, но и недюжинной смекалкой в технике, он умудрялся, не зная немецкого и английского языка, разбираться в импортной технике, пусть и долго, но точно и безошибочно! Я впитывал от него знания как губка, с его подачи многие трудные для отупленного армией мозга, давались легко и просто.   Все было замечательно, по-дружески, пока не приехали земляки моего старшего. Тут мастер, как по волшебству, из по-отечески дружелюбного товарища попытался превратиться в моего хозяина. Гордо поглядев на земляков, он в приказном тоне велел налить мне всем чая. Но видно мой мирный вид ввел его в заблуждение. Вот уж в обслугу я не нанимался, наглядевшись в армии на мусульман нашей части, я достаточно устал от этой их черты, когда один на один-то они друзья, но стоит собраться всей их кодле, с какого-то зеленого бодуна они так и норовят сесть на шею, за что неоднократно с переменным успехом получали от меня или я от них в бубен. В общем, я вежливо отвел своего мастера в другую комнату и объяснил ему свою позицию, что его лично уважаю, как старшего брата, но вот прислуживать его родне не нанимался.   Помню, после отъезда его родни состоялся у нас не очень приятный для обоих разговор. Он мне рассказал про многие ипостаси их обычаев, и чем больше мы наливались чеченским коньяком и потом чачей, тем больше его пробивало на откровения. Тогда и рассказал он мне, что его в тейпе не уважают, несмотря на то, что он построил дом, выучил в институте и сына и дочь, у них, мол, в тейпе, мужчиной считаются бандиты и воры, которые занимаются уголовными промыслами.   В общем, в добрую память своего учителя по железной части, не взял я греха на душу, хотя чичи напрашивались на это всеми своими силами. Да и грязно это - брать жизнь пусть у волка, но связанного и побежденного. Я прекрасно осознавал, что своей жалостью спустил замедлитель взрывателя, который, если я не успею, окатит не только меня, но и мою семью, и друзей не просто неприятностями, а просто смертельной опасностью. Но что сделано, то сделано. Может Адаму зачтется в их мусульманском раю моя внезапная доброта к его землякам, и гурий ему там выдадут на десяток больше.   Так, под грустные мысли и периодическое полапывание потертого АКС на каждый звук двигателя проезжавших машин, и пролетело время ожидания. И вот снова в спустившихся сумерках вечера за воротами зарычал дизель Ивеко. Серега не стал заезжать на территорию и остановился за ними.   Подпрыгивая от возбуждения и радости на ходу, прибежал Владимир, удачно, видно, расторговался. Я прервал его попытки рассказа об удачной сделке. Только спросил, все ли он загрузил? Выяснилось, что он еще перекидал кое-что вкусное из гаража друга, о чем пообещал рассказать попозже.   - С формой-то порешилось? - Владимир утвердительно коником замахал головой, в пору ему 'тпру' говорить, подъедем к Ивеко, увидим. Ой, ё-ё мое, как же я забыл про внедорожник, который купил сын Варвары, а его-то кто поведет? Спертый у абреков Ивеко, увеличивал нашу грузоподъемность, но вот уменьшал количество водителей ровно на одного человека. Ладно, приедем, разберемся.   - Что, по коням! - я тяжело спрыгнул с БРДМ, встав на цыпочки, стянул сумку с автоматом и портфель. О, а пузо-то меньше стало, класс! Лучшее средство для похудения - бегать по срочным делам. Взяв сумку с автоматом в правую руку, я задумчиво посмотрел на капитана, - А ты-то у нас остался не вооруженным? - но Володя, улыбнувшись, показал мне старый потертый ПМ и, подмигнув, напомнил, что у него еще есть кое-что заначенное. Точно, прапорщик, просто талантливый, или по недоразумению звание капитана просто дали.   - Так, всё, ты у нас выдвигаешься первым, двигаешься к трассе на областной город, я за тобой, Сергей за мной. На развилке дороги, где трасса уходить на север в сторону Малогорска, тормози, если с нами что-то случится по дороге, я тебе три раза мигну дальним светом. В общем, всё, нас не жди, мы тебя догоним.   Я протянул Владимиру руку, но не став пожимать её, просто хлопнул по его ладони.   Пока я забирался в автомастерскую с прицепом за ней, Володя уже вытянул за территорию коробку БРДМ, тормознув на минутку за будкой КПП, мигнул фарами и повернул направо. Я медленно и неуверенно стал вписываться в ряд стоявшим на базе машинам. Эх, все бы их забрать! Потихоньку-полегоньку, под рев дизеля, никак не привыкну правильно давать обороты, я тоже выехал с базы. Встав, выскочил из машины и подбежал к Ивеко, какая все-таки бандура на колесах, за рулем возвышался Серега в полевой форме прапорщика, форма его преобразила и добавила не то что уверенности, а даже величия, как ни странно говорить такое о сбежавшем практически зэке.   - А куда Володя на коробочке рванул? - Серега смотрел на меня сверху вниз.   - Ты все с минивена переложил? - спросил я его. Серега хлопнул себя по лбу, у меня бы голова отвалилась от такого удара, покопавшись в салоне, подал мне пакет со стечкиным. А я, сунув руку в сумку, выбрал на ощупь, как мне показалось, магазины от АКСУ. Один мне Сергей вернул назад, это был магазин с семеркой от АКС.   - Смотри, план такой. Сейчас догоняем на трассе БРДМ и двигаемся за ним в колонне, на развилке трассы к Малогорску остановимся, обсудим, вдруг еще что-то всплывет в голове. Всё, быть добру.   Я сел в Урал, и мы, ревя дизелями, отправились догонят Володю на БРДМ.   Догнать быстро не получилось, в голове не укладывалось, но мы смогли догнать бардак только через минут двадцать. Какая бодрая коробочка мне попалась. Так и не спросил, и не посмотрел, водомет цел или демонтирован. Раздвигая сумерки позднего вечера прожекторами фар, наша колонна медленно, но верно выдвигалась в будущее, наматывая на колеса не только километры, но и часы. Вот и поворот на Малогорск. Я, мигнув фарами дальнего света Володе, стал медленно тормозить.   В общем, в дороге ничего нового в голову не пришло. Денег Сереге дал, ответственность, грешник, с плеч своих переложил на Серегины. Ладно, угольками, если что, с ним на том свете разочтемся.   Постояли немного втроем вооруженные до зубов. Стволы не светили, я автомат держал под курткой. Серега свою сучку отдал Володе, оставив себе пулемет и браунинг. Курить никто не курил, так что прощание не затянулось. Обнял друга.   - В общем, постарайся никому не проломить голову и вернуться в целости и сохранности, по ходу дела звони и держи связь. Может так получится, что тебе придется ехать прямо на базу перехода. Надо будет скоординировать время. Мы, как приедем, с утра будем грузить прицеп, а ты - разбираться на заводе с оборудованием. Всё, пока, и только ветер нам в спину!   - Смотри, братишка, как бы не застудится! - хмыкнул Сергей. - Ненавижу эту песню!   - Да ладно, слова неплохие про Россию, - улыбнулся я, - а кто написал, какая, нафиг, разница! Пока, Володь, доведи коробочку в целости и сохранности, увидимся, и не горюй о потерянном, а надейся на будущее.   - С вами, резкими, до будущего можно и не дожить, - грустно пошутил Володя.   - Да не грусти ты, на суд потомства явка-то не обязательна, - загрузил я ему капитанский процессор.   - Всё, парни, разбежались по пепелацам и алга, алга!      -Алга!- значение нар. Казахское - вперёд         Утро красит нежным светом, но не греет...   Южный Урал      Добрались поздней ночью, насчет бардака договорились за тысячу рублей со сторожами оставить его возле стоянки на повороте к нашему дому. Сторожа, ни капельки не удивившись красному броненосцу, взяли денюжку, квитанцию не дали, сказав, что смену предупредят, а хозяин греет попу на Гоа или Бали. В общем, ему на наш броневик наплевать издали, а им легкая и приятная шабашка.   Володя остался спать в мастерской возле дома тещи, как я его ни уговаривал переночевать в квартире. Спальник я ему вынес из дома.   Варвара сначала отругала меня, что я практически не звонил, только в начале, что она страшно волновалась. Обняв её, погладил по голове, стараясь успокоить жену, вот я чурбан, воюю там, а жена тут ранней сединой покрывается. Решили, что Варвара сама с утра свяжется с Людмилой и расскажет, что мы практически готовы к отъезду. А я утром найму две бригады грузчиков на разное время, сначала грузим барахло мамы, а потом наше. Детям грузить практически нечего, они оставляют квартиру родителям Веры.   Вопрос о машине, которую купили детки, повис без ответа. Из головы жены от пережитых волнений просто выскочила марка машины, которую купил Роман, но она отдала мне техталон на его имя и страховку, в которую я был вписан, и сказала, что машина стоит с торца нашего дома прямо возле торгового тонара. В талоне было написано 'Ленд Крузер, модель 70', и как сынуля Варин умудрился купить такой свежий по году джип всего за миллион 200 тысяч рублей, оставалось загадкой.   Но со слов Варвары, машину долго не могли продать именно из-за её дороговизны, она была полностью снаряжена для какой-то там грязи, вот хозяин и решил продать за те деньги, которые предложил Ромка. Роман упросил бывшего хозяина загнать машину в техцентр, где поменяли по блату старого владельца за наши деньги вне очереди все масло, расходники и прошприцевали какие-то сальники. В общем, как мне ни хотелось тут же посмотреть машину, на которую у меня не было водителя, победил сон. Я помылся, поел, что бог послал, и уснул, не успев долететь до подушки.   Утром, встав ни свет ни заря, поцеловал жену. Договорившись с ней, что она тут же закажет грузчиков к дому тещи, а вторую бригаду часа через три к нашему дому, был в ответ обрадован новостью, что сегодня привезут двух котят мейкунов и двух щенков алабаев с разных питомников, которых жена купила. С нашими котом и кошкой живности получалось много. Да уж, будет, кого воспитывать нашему Мурзику.   Поскольку комп и все наше барахлишко было уже упаковано, то пришлось отзвониться на сотовый Людмиле, извинившись, что беспокою её так рано. Рассказал, что технику забрали, и если успеем загрузиться и получу посылки, то вечером сможем выдвинуться на базу перехода. Людмила порадовала меня новостью, что все у них для инъекции препарата Варваре готово, и сделать они эту операцию смогут прямо на базе, там есть медкабинет. А я поделился с Людмилой новостью, что наша странная компания приросла еще на двух человек кроме нас и нашей родни, она сказала, что это даже хорошо, и переселенцы получат подъемные по прибытию в новый мир. А я попросил её пробить вопрос, реально ли обналичить векселя Сбербанка через паспорта переселенцев, которые проходят на ту сторону благодаря посредничеству Людмилы и её отца. Узнав сумму векселей, Людмила крепко задумалась и сказала, что ей нужно посоветоваться с отцом, и я не преминул тут же предупредить её, что векселя упали к нам в руки не совсем честным способом. Так что когда я их посвящу в детали, и они вдруг поймут, что обмен на деньги не безопасен им лично, то я закрою эту тему путем зажигалки и огня. Людмила сказала, что она осознала сложность задачи, но окончательно ответит мне на базе, точнее последнее слово остается за её отцом.   Порадовав мою красавицу новостью об инъекции, я, поцеловав её и захватив сумку с автоматом и пистолетом, отправился смотреть джип. Не успел я спустится вниз, как получил звонок от курьера, и тут же практически одновременно на телефон пришло смс от транспортной фирмы. С курьером мы договорились, что он в течение получаса привезет посылку по адресу тещи, и с транспортной компанией договорились, что груз они подвезут в гараж номер такой-то, по такому-то адресу, что я там рассчитаюсь за доставку.   А вот и джипчик. На мощных колесах, выпирающих из расширенных колесных арок, стоял квадратный земной крейсер. Бывший белым кирпич был раскрашен в жуткого зеленого в полоску тигра. Огромный багажник венчал крышу, на него сзади вела лесенка. Фирменный шноркель, лебедка и свернутый в пластиковую трубу полог завершали модернизацию этого монстра. Я открыл багажное отделение. Да уж, над джипом поработали! Внутри пол, поднятый от реального дна машины на каркасе, был выстелен листами алюминия, края которого набегали сбоку на стенку, так что мыть его можно было из шланга. Под полом лежали пластиковые канистры, которые, как я понял из того, что они состояли из шарнирных секций, можно было использовать не только под топливо, но и подкладывать их под колеса. В крыше был вставлен огромный панорамный люк, сдвинув который вперед, можно было встать на заднее сиденье и высунуться из него. А в багажнике был прорезан люк и вставлена сдвижная крышка из того же профиля, что и багажник. Эти детали я увидел, подтянувшись по лесенке, заглянув сверху. А еще багажник венчала просто огромная люстра, линзы фар которой были закрыты пластиковыми колпаками с горизонтальными прорезями.   В общем, тачка была полностью наворочена и стоила явно не миллион с копейками, крепко же прижало владельца, что он слил её за такую цену во всем фаршем, или с документами машины было что-то не так, хотя техталон в нашем ГИБДД выдали без проблем. Проверив уровень масла, я убедился, что оно за ночь никуда не убежало. Заведя дизель, чтоб прогрелся, и, пытаясь послушать, как он работает, я открыл капот. Недолго пытался услышать или увидеть в дизеле какие-то проблемы! Хотя смотреть на эту отмытую, как ни странно, железяку было в принципе бессмысленно, обидно конечно будет, если он навернется в дороге, но будем рассчитывать, что старый хозяин не сильно убил его на покатушках. Закрыв капот, посмотрел на странные стальные тросики, туго натянутые от багажника справа и слева и от капота к таранному бамперу, на который и была прикручена лебедка. В общем, Ромка умудрился купить почти за даром, как я говаривал в детстве, биздиход.   Время осмотра машины пролетело незаметно, и мне позвонил, курьер. Он уже стоял у соседнего дома. Все складывалось лучшим образом, но оставался вопрос водителя или на грузовик, или на джип. Подъехав к дому тещи, я получил посылку от курьера, а потом постучал кулаком по стенке кунга Урала, в котором дрых Владимир. Тот быстренько проснулся, я загрузил его задачей дождаться грузчиков, которые приедут с минуты на минуту. Вова честно ответил на это, что ужасно хочет есть, и умыться тоже бы не мешало. Проводил его к тещеньке, попросил её накормить офицера и дать ему ополоснуть мордочку лица. Ах, как вдохновилась тещенька, увидев военного! Запорхав вокруг Вовы, она пообещала мне его накормить. Да уж, вокруг меня так не порхали!   Скатившись по лестнице к машине, я увидел газель с грузчиками и нарезал им задачу. Те расстроились, узнав, что вторая квартира достанется другой бригаде, но я пообещал им, что за скорость заплачу две ставки, а поскольку квартира четырехкомнатная то грузить придется много, пообещав каждому лично по 150 рублей, если они уложатся в два, в крайнем, три часа. Всё, пора ехать в гаражи, получать и загружать остальное добро. Надеюсь, что дядя Коля там, и мне не придется искать его по странному адресу, который он мне написал на листочке из старого блокнота в клеточку.      Говорят, мы бяки-буки,   Как выносит нас земля?   Южный Урал      Вот и гаражи. Машина, невзирая на огромные колеса и свои габариты, к которым мне недолго пришлось привыкать после грузовика, была достаточно приемистой. Да еще и эта мысль о недостающем водителе терзала мой разум, жаль, что я не размножаюсь почкованием. Как мне пришлось пожалеть о своей рассеянности буквально через полчаса. Возле гаража дяди Коли стояла газель транспортной фирмы. Я подъехал к ней, даже не посмотрев назад. Из своего гаража вышел, позевывая, Коля Паровоз. Блин, все дрыхнут, как под крылом у ангела, только я соскакиваю юным бойцом поутру.   Просмотрев паспорт Паровоза, курьер заставил его расписаться в документах, а я рассчитался за доставку из своего кармана. Газель, шустро развернувшись практически на месте, умчалась прочь. Я даже не успел загрузить посылку в машину и дать ценные указания дяде Коле. Вдруг, сзади, ревя форсированным двигателем, к гаражу подлетела та самая тонированная приора. 'Ну ни фига себе гости понаехали!' - не успел удивится я. Из машины, как черти из коробочки, выскочили два коротко стриженых молодца с пекалями на перевес, как-то странно приседая и держа пистолеты на вытянутых руках, с криком 'Руки вверх' начали на полусогнутых надвигаться на меня. Этим крабам что надо? Денег практически нет, хотя неполные два миллиона, оставшиеся у меня, тоже не были копейками и лежали в машине в сумке с автоматом и пистолетом, а вот векселя, слава богу, я оставил дома. Блин, да что я за чудак на букву 'м', пистолеты оставил в сумке, расслабился гражданский!   Первый из молодцов, тыча в меня квадратным черным кожухом большого пистолета, обойдя меня сбоку, охлопал мою куртку и карманы.   - Где оружие и деньги?   Так и хотелось сказать в его наглую морду - 'в Караганде', но, увы, и то, и другое лежало в машине. Откупиться не получится, если это бандиты, то отберут всё, а если контора, то еще хуже. Судя по пистолетам у обоих, явно не табельным - это бандиты. Тут второй, прикрывавший своего напарника, пододвинулся к нашей компании еще ближе, как-то тесно от вас, ребята, и дядя Коля куда-то смылся, скорее всего, в открытую дверь своего гаража.   Глядя, как я туго работают мозгами, первый из нападавших решил ускорить процесс и стукнул меня пистолетом по печени, вот сука, как больно! Согнувшись от удара вперед, я чуть не упал. Пивное пузо, в которое превратился мой пресс, совсем не держало удара, и стукнул бандюга не так чтоб сильно, но резко, вот падла, так же убить можно!   - Где деньги, оружие и куда подевался твой подельник Сергей Кузнецов по кличке Слон? - задал вопрос второй. Я не успел внятно ответить на него, так как зрелище за его спиной несказанно обрадовало, меня. Первый бандит, ударив меня пистолетом, так и стоял, отведя его в сторону.   А вот это ты зря! 'БАЦ!!!!' Прикрывавший моего обидчика браток, как подкошенный, упал на землю практически плашмя.   Схватив за плечо и за руку, державшую пистолет бандита, я провел старую, но болезненную коронку уличных бойцов, ударив его в переносицу своим собственным лбом, взял на калган. Мама, как больно! И очки чуть не сломал, погнул - это точно. Чернявенький бандит обмяк в моих руках, я аккуратно высвободил из его руки черный пистолет, оказавшийся на удивление легким. Отпустил его плечо, и он упал к моим ногам. На тебе, сука, на, я раньше лежачих не бил, но моя печень требовала возмездия, да и обменялся я равноценными ударами. Правда, резкий мальчонка бил меня рукой, а я ногой, но не тянутся же моему, пораженному болью, организму к нему туда на землю.   - Дядя Коля! Дорогой ты мой человек, да мне тебя век теперь поить надо белой и чистой! - Смотрел я на Колю Паровоза, стоявшего над своим противником со страшным оружием массового поражения. Отоварил молодца старый уголовник не чем иным, как страшным оружием стройбата - БСЛ (Большой Совковой Лопатой).   - Не откажусь, но и ты не промах, как ты его на калган-то принял, прям по босяцки, душа радуется, что молодежь не забывает блатных ухваток.   Невзирая на боль, нужно было действовать быстро, недолго думая. Я подхватил с земли второй пистолет, выпавший из руки второго бойца. Как-то странно хорошо, даже стильно одеты они для бандитов.   - Тащи своего в гараж, там разберемся,- я подхватил своего со сломанной переносицей и поволок в гараж.   А вот и веревочка висит! Так, быстренько связываем руки и ноги резким клиентам. Теперь крестника дяди Коли так же пакуем. Пробежимся по карманам. Ох, вот это мы попали! В карманах кроме запасных обойм к пистолетам лежали красные удостоверения, так, откроем. Ё-моё, опера убойного отдела! Вот это мы попали. Я в полной просрации, я не ошибся, не прострация приключилась со мной в этот момент. Я застыл над телами. Живые хоть? Я потрогал шею у одного и второго, живые, пульс бьется.   - Попали мы, как последние мазурики, - заблажил дядя Коля, взяв в руки удостоверения оперов.   - Тихо, не блажи, дай подумать, - оборвал его визг я. Эти нам не простят, даже если они охотились на меня с подачи риэлторши, то есть на мои деньги, а это сто процентов то ни они, ни погоны, которые стоят над ними, нам не простят такой вот спортивной победы, один - ноль в нашу пользу. Господи, да за что мне такое, то чеченцы, то эти вот черные опера. Странные они какие-то, пистолеты у них импортные, один, судя по надписи, был 'Глок-17' с какой-то муфточкой, накрученной на выпирающий из кожуха ствол. А у второго - 'Taurus PT92', судя по надписи на затворе. Навороченные до нельзя опера. Такая же странная муфточка, как и на Глоке, украшала конец ствола другого пистолета. Я попробовал её открутить, ба, какие интересные ребята, под муфтой оказалась резьба. Не слышал я, чтоб оперов снабжали таким дорогим оружием.   Дядя Коля как сомнамбула смотрел на то, что я делаю и, чуть-чуть подвывая, качался из стороны в сторону, вот расклеился старик. Да он же меня из беды, да в беду, неизвестно какая тяжелее будет. Стоп, надо осмотреть, что у этих в машине. Тогда прояснится, может быть, зачем или за кем они охотились, за мной с моими деньгами или за друганом моим.   Я взял старика за плечо.   - Очнись, хватит выть, если бы не ты! Они бы нас по ветру пустили и меня, и тебя вместе со мной!   - Это ты, это ты, гад, виноват! - вперился в меня тяжелым взглядом Паровоз. Понеслась звезда по кочкам. - Как ты тут появился, все пошло под хвост.   В принципе, дед был прав. Но нам надо было решать быстро, очнутся эти опера и все может пойти совсем по-другому.   - Тихо, тихо! - зашипел я в лицо Николаю, - а ты когда лопатой офигачил второго, о чем думал?   - Я думал, что это братва, хотел тебя выручить! - выдавил через тремор дед.   - Ты и выручил меня, и Серегу выручил. А про этих, у тебя есть погреб? Давай пока спустим их туда аккуратно. А подумав, решим, что нам делать, тебя они тем более не видели.   - Видели они меня! - выдавил из себя Николай. А вот это становилось интересным.   - Когда? Колись! - тряхнул я деда. Тут один из молодцов застонал.   - Так, быстро их в погреб и осмотри еще раз карманы. А я посмотрю, что в машине и не делай глупостей. Я спрятал пистолеты под полы куртки, заткнув их за ремень.   Мы, открыв творило погреба, спустили вниз тела. Я подавал тушки, держа под мышки, а дед, кряхтя, принимал молодчиков снизу. Когда он, уставший, вылез из погреба, я спустился вниз к операм. Мой клиент, которого я отоварил таким непростым способом, практически очнулся. Пришлось взбодрить его парой пощечин.   - Ты понимаешь, что тебе теперь негде будет спрятаться. Мы тебя и всех твоих под землей найдем и в неё закопаем, - выплюнул из себя оборотень.   - Пока вы у меня под землей, шанс выбраться я вам оставлю. Но он будет очень маленький, так что уповайте на волю Господа, молитесь ему. Чтоб он сберег ваши жизни.   - Да пошел ты на ..уй с своими молитвами и боженькой твоим. Найдем и на куски рвать будем! - завизжал мент.   Я спрятал пистолеты под полы куртки, заткнув их за ремень, и отправился обшмонать машину. Так, а ключи-то где? А-а, они же выскочили из неё, не закрыв свою тонированную приору. Что у нас в салоне? Как тут намусорено! Ага, видеорегистратор какой навороченный, похож на видеокамеру, снимаем со стекла, посмотрим позже, что наснимали наездники боевого коня. В бардачке лежал в свернутой оперативной кобуре ПММ с запасной обоймой в кармашке. Значит, все-таки опера, а где же второй пестик? Пошарив под сиденьем, я вытянул за резинку вторую оперативку с близнецом ПММ. Хорошие машинки, но, значит, бойцы были на подработке, если не светили рабочие стволы, хотя неизвестно, какие у них рабочие, эти или те, что торчат у меня за поясом.   Так, а что у нас лежит на заднем сиденье? Папочка, а в ней мои фото перед входом к нотариусу, а вот эти раньше снимали, это риэлтор к нам идет, а это её Варвара провожает. Значит, все-таки охотились за деньгами. Ладно, папочку тоже заберем.   Теперь посмотрим в багажнике. Как он открывается-то? Ага, из салона вот этой ручкой что-ль? Нет, этой открывается капот. И тут я увидел на брелоке с ключами, торчащими в замке зажигания, дополнительную кнопку, нажал на неё, и за спиной раздался скрип. О, как круто, багажник открылся. Багажник был складом всяких интересных и полезных для дел оперативников и черных риэлторов инструментов и вещей. Тут были не только две штыковых лопаты с укороченными черенками, но и два больших черных пластиковых мешка под строительный мусор. Наверное, для нас. В такой я поместился бы, понятно, а вот Серега не влезет. За ящиком с инструментом, под крышкой которого и под пластиковым поддоном с отвертками, поднимающимся внутри, нашел я глушители к пистолетам, причем, судя по исполнению, фирменные, для пистолетов, которые я прибрал у бойцов. Так, а это что? За баллоном с пропаном был заткнут пластиковый футляр черного цвета длиной метра полтора.   Открыв его, я с нескрываемым изумлением смотрел на винтовку, которая лежала передо мной, сначала я подумал, что это короткий Тигр - охотничья версия боевой СВД, но нет, это был страшный раритет, передо мной, судя по надписи на рессивере, лежал охотничий карабин Медведь. Из трех магазинов торчали тупоконечные пули. Так, а калибр-то какой? Не детский! Раритет, да еще какой, Медведь под калибр 953, фактически 9мм пуля, точнее 9.3, была вставлена в мосиновскую гильзу. А вот магазины нестандартные, судя по тому, что я помнил про него, родной магазин был под три патрона, возможно, ошибаюсь, а эти были или магазинами от СВД, переделанными под этот карабин, или откровенной самоделкой. Судя по количеству, в магазины вмешалось, явно, не по три патрона. Да еще и ствол был короче стандартного, и перед мушкой присутствовала резьба. Пошарив под поролоном, которым был проложен футляр, я нашел длинный, похожий на фирменный глушитель и три пачки с патронами. С противоположной стороны в поролоне были вырезаны углубления под глушитель и патронные пачки.   - Любуешься? - я повернулся, на меня смотрел дядя Коля, а в руке его была зажата бандитская финка с наборной ручкой из плексигласа.   - Резать меня надумал, странный ты, сначала спасаешь, а теперь на перо решил насадить? - поинтересовался я у него. Ничего я бы не успел, одно движение и меня нет, истеку кровью, даже до пистолета не дотянусь.   - Да нет, мусорков кончить хотел и не смог! - повинился Николай.   - Да нет, менты-то они, судя по ксивам, только днем, и то не всегда, а вот основная их специальность инструментарием определена, - кивнул я на лопаты, мешки и винтовку.   - Душегубы они, дядь Коль, и правильно ты не стал их кровью руки марать, - Я взял чехол с винтовкой и ящик с инструментами и понес их к джипу.   - А мне что делать? - спросил у меня мой спаситель, надо отчество спросить, а то неудобно звать его Кольком.   - Забирай остальное и тащи ко мне в машину. - Мы дружно перетаскали даже лопаты в мой джип.   - Ого!- раздался голос дяди Коли от багажника, в руке он держал гранату с вкрученным запалом. - Да не опера, а прям натуральные бандосы!   В багажнике за баллоном с газом были спрятаны пяток гранат, две наступательных с гладкой рубашкой и три в рубчатой оболочке, рисковые пассажиры ездили на приоре, соседство гранат и баллона с газом увлекательно до опупения.   - Так, а машину куда девать? - вслух подумал я.   - А мне куда деваться-то? Ведь если они выберутся, то мне хана? - смотрел на меня Николай.   - Как тебя по отчеству? - посмотрел я на своего спасителя.   - Петрович я!   Ясно, Николай Петрович, что ж, надо решаться!   - Николай Петрович, ты можешь поехать со мной и Сергеем в другой мир! - смотрел я задумчиво на старого уголовника, превратившегося для меня за полчаса из Коли Паровоза в Николая Петровича. Петрович удивленно смотрел на меня, по лицу блуждала неуверенная улыбка. - Но это навсегда, сюда мы никогда не вернемся, - добавил я вдогонку.   - А мусора там есть? - удивил меня своим вопросом Николай. Даже задуматься пришлось.   - Мусора есть везде! - вздохнул я. - Даже перед Раем, в принципе, охранник стоит, - прости меня Господи за вольность мыслей.   - Да уж, куда не кинь, везде клин, возьмешь, что-ль с собой-то? - с надеждой посмотрел на меня Николай Петрович Паровоз.   - Конечно, возьму! Надо машину загнать в твой гараж. Забирай своё барахло, грузи в джип, а я ящик пока подтащу к машине с посылкой своей и Серегиной. Пока я разбирался с крупнокалиберным пулеметом, как его в джип загрузить - в ящике или распакованный, заскрипели дверцы гаража Николая, заработал двигатель приоры. Я, выскочив из ворот, наблюдал, как резко развернувшись, приора задом въехала в гараж Николая. Вот дает дед!   Вот еще один водитель, слава тебе Господи! Что-то он там долго копается. Николай вышел из гаража в новой рубашке, брюках и моднячих ботинках.   Смущенно глядя на меня, он потупился, как красна девица. Тут до меня дошло, как до утки на пятые сутки.   - Ты что, оперов подраздел? - со смешанным чувством я смотрел на старого уголовника.   - Да больно классные коры на куме, и размерчик мой, - застеснялся Петрович. - А с волынами их что делать? - ткнул он в сторону своего гаража.   - Да семь бед, один ответ, забирай все под чистую - раз пошла такая пьянка, режь последний огурец. Машину на творило не ставь, оставим этим гадам шанс.   Петрович как-то странно отвел от меня взгляд.   - А права водительские у тебя есть? - с надеждой посмотрел я на Николая Петровича.   - А как же! Машины нет, а права есть! Недавно старые на новые поменял! - порадовал меня Петрович.   - Ладно, таскай вещи свои в машину, забирай все, что считаешь нужным, а я тут займусь с Серегиным подарком.   Пулемет, который лежал в ящике, был крупнокалиберным вариантом пулемета Браунинг, но на конце его ствола был какой-то обтекатель из легкого металла. А, точно, он же на истребителе стоял, и ствол, как мне показалось, был короче стандартного. К нему было три ленты, забитые патронами под завязку, вперемешку шли пули с разноцветными концами. Наверное, ленту снаряжали вперемежку - бронебойно-зажигательными и трассирующими, но в таких нюансах я был не спец.   - Ого, дура! - над ящиком склонился Петрович, - и эта дура у меня год в гараже лежала!?   - Ага, подтвердил я, эту бандуру запихиваем вниз джипа, в самый низ, под дюралевый пол, там, где канистры лежат.   И мы принялись за дело. Вот и все, я сидел за рулем, рядом сидел Каманин Николай Петрович. Не мудрствуя лукаво, я вписал его в страховку, благо страховой агент оставил две свободные графы по забывчивости или специально, спасибо ей по-любому. За нашими спинами оставались не только гаражи и две черные души в погребе, но и...   Как будто кто-то долго готовил меня к этому моменту и почему-то именно сейчас, не дома, а вот тут я понял, что всё, мы безвозвратно отрезаны от этого мира и дорога нам осталась только вперед. И шанса вернуться уже не будет.   - С богом, Петрович! - я с удивлением посмотрел на сверток, который лежал на коленях сидельца.   - С богом, Иван! Не знаю. Как тебя по батюшке, - и развернул брезентовый сверток.   На зеленой материи, лежал ни много ни мало, МП-38 с легкими раковинками на гофрированной трубе ствольной коробки. Вполне боеспособный, как мне показалось. Рядом лежали два пустых магазина. Коричневый бакелит ложи пистолета пулемета с легкими потертостями был крепок и без трещин. Вспомнилась сказка из детства, что в Шанхае, поселке в бывшем карьере, можно было купить шмайсер и ведро патронов к нему.   - Патроны-то есть? - Петрович отрицательно покрутил головой. Я достал из кармана два магазина от Глока и Таураса.   - Вот, выщелкай, они должны подойти!   Всё, с богом! Я завел двигатель джипа, и мы тронулись к моему дому и к неизвестности, медленно приоткрывающей завесу тайны.      В Путь дорогу дальнюю....   Южный Урал      - Колись, Петрович, откуда ты этих оперов знаешь? - крутя баранку, посмотрел я на Николая.   - Да приезжали они ко мне, про Слона и про тебя вопросы задавали. Корочками не светили, по повадкам братва братвой. Кто же знал, что они цветной масти! - посетовал дядя Коля.   - Ясно, будем надеяться, что из погреба и гаража они сами не скоро выберутся, Господь не пропустит, - задумался я.   Когда мы подъехали к дому, грузчики практически уже загрузили все вещи с обеих квартир, рядом с прицепом стояли Варвара, теща и Роман с Верой. Возле ног Веры стояли переноски с нашими кошками и котятами, а дети держали на руках лобастеньких щенков. Я посмотрел на часы и удивился, мне показалось, что прошло всего час, не больше, а оказывается времени уехал целый вагон. Быстро решили, что джип ведет дядя Коля, с ним едут дети и теща. А мы с женой едем на Урале, Володя доезжает с нами до стоянки, забираем БРДМ и общей колонной выдвигаемся в сторону базы, с которой нас отправят за ленточку.   Попытался позвонить Сергею, но тот сказал в трубу, что все путем, но он очень занят, они грузятся, как загрузят все оборудование, то он позвонит мне. Я же поставил его в известность, что мы выдвигаемся в сторону базы по Тарской трассе, и им придется пересечься с нами по дороге.   И вот мы в пути, остановились возле стоянки, Владимир забрался в БРДМ и мы отправились в неизвестность. Впереди Тойота с дядей Колей за рулем, за ним бардак, а колонну замыкали мы с женой. Через два часа пути, когда мы практически собрались остановиться, выйти и попинать колеса, позвонил Сергей, сказал, что они полностью загрузились и выехали с Малогорска в сторону базы. Кто это мы? Договорились ждать друг друга возле перекрестка. Кто первый подъедет со своего направления, будет ждать другого. Первыми к перекрестку были мы. Но и Сергея ждать пришлось не так долго, минут сорок.   Вот его грузовик тяжело затормозил за моей машиной. Я вышел из Урала и пошел принимать доклад, что получилось забрать со склада. Через лобовое стекло Ивеко я увидел, что рядом с водительским сиденьем сидит не только Александр Петрович, бодро помахавший мне рукой, но и героический дед Семен Михайлович, злобно посмотревший на меня.   Пожав руку Слону, я махнул в сторону его пассажиров.   - С инженером все более-менее понятно, а охрану ты зачем приватизировал?   - Да он героически встал на защиту своего железа, так что пришлось упаковать его вместе с ним!   Из рассказа Сергея вся картина маслом стала понятна. С оборудованием помог разобраться инженер, поняв, что мы действительно готовы забрать не только оборудование и предлагаем ему реально, пусть и в будущем, работу. Александр Петрович помог Сергею встретится с временным управляющим и за смешные деньги - миллион наличкой в руки - Сергей забрал не только оборудование со склада, но и вывез пол тонны проката для стволов, так и ржавевшего с войны на том же складе. Как я его там не увидел?   Кроме токарного станка, который мы купили у Петровича, инженер забрал еще и остатки своего оборудования, лежавшего на том же складе в надежде, что оно пригодится, и я его куплю. Да, конечно, куплю. Как здорово, что все срослось. Остался открытым вопрос с Семеном Михайловичем, оказалось, что тот реально встал грудью на воротках склада и Сергей с его слов вынужденно упаковал деда сначала в будку, а потом и в машину. По дороге ему пришлось не только поить деда коньяком, но и рассказать обоим спутникам, куда мы едем.   Тут к нам подошел дядя Коля, и мы уже совместными усилиями рассказали, как отбивались от наезда оперов.   - Так вы их не пришили? - Сергей смотрел на нас с недоумением. - А вы представили хоть на один миг, что будет, если они выберутся из этого погреба? Мало того, что они в принципе легко могут сесть на хвост нам. Так и бизнес свой душегубский не оставят, я знаю таких, до плахи будут бомбить, пока пуля не остановит.   - С тобой, святоша, понятно! Ты у нас ботаник, руки марать не привык. Хотя тебе черным по белому два раза твоя судьба написала 'Убей!!' - Сергей с недоумением смотрел на нас. - Но ты, дядя Коля, битый же пассажир! Ты что, не понимал, как это опасно оставлять их в живых? - Сергей смотрел на нас, как на глупых никчемных мальчишек. В его глазах то, что мы отбили нападение, не имело никакого значения. Враг остался жив.   - Не смог я, Сереж, не мокрушник я! Человеку горло перерезать - не курице голову снести, - дядя Коля отвел глаза.   - Так выберутся же? - мы с удивлением смотрели на Николая Петровича.   - Да я там им пару подарочков оставил, - порадовал нас Николай Петрович, и, не дожидаясь, когда мы засыплем его вопросами, рассказал.   - Одну гранату пристроил к газовому баллону в машине и веревкой через стойку стеллажа привязал к творилу погреба. Вторую с выдернутым кольцом, положил на рычаг на творило. Судьба этим гадам выжить, выживут, нет, так нет.   - Вы понимаете, какие Вы придурки? Одному Заратустра не велит убивать, чистоплюй, чехов в багажник упаковал, вторых в погреб затолкал, упаковщик. Николай Петрович у нас мочить не умеет, растяжку поставить - это он сумел, а замочить гадов - никак! Вы понимаете, что пристрелить их проще было! - Сергей с бессильной злостью смотрел на нас. - Детсад! Ладно, у одного мозги сработали гараж заминировать. Откуда, интересно, такие знания? - Серега посмотрел на дядю Колю, - удивляете вы меня местами безмерно! В общем, дядь Коль, нам с Иваном надо серьезно поговорить!   Сделав руками жест понимания, дядя Коля ушел к джипу.   - Значится так, друг мой ситный, ты меня сам позвал с собой, и я за тобой пошел. Выбора у меня не было, а сейчас есть. Но очень напрягаешь ты меня своим новым отношением к жизни! - Серега смотрел на меня сверху вниз. - Одно дело, когда мы с тобой рискуем шкурой. Ты же прекрасно знаешь. Чеченцев надо было замочить. Ты не захотел, я не стал. Хотя мы оба понимаем, после того, что мы с ними сотворили, не простят они нам этого. Теперь еще эти опера, ты же понял, что пасли они тебя и нас вместе из-за денег. Моя жизнь не дорого стоит, но ты своим прекраснодушием подвергаешь опасности свою семью и будущее людей, которые пошли за тобой пусть и по воле случая. Но пошли. Да и душегубов этих ты обрек на мучительную смерть, гуманист хренов. Ты их в погреб спустил, а Коля его заминировал. Может они заслужили это, но себе я такой доли не пожелаю.   Да уж, сказать, что Сергей удивил меня, ничего не сказать, я никогда не считал его тупым или в чем-то умственно ограниченным. Но получить от него такую отповедь... Умнеют на зоне люди. И я откровенно почувствовал себя не в своей тарелке, гуманист-онанист.   - А теперь ты выслушай меня, дружище! Я рад, что ты со мной и мы вместе! Я уверен в тебе, в моем друге. Слава Богу, что я не один, а с семьей иду в неизвестность. Ты прав, обвиняя меня в том, что я подвергаю нас опасности. Но верю я не в Зарастустру, а в Господа нашего, Иисуса Христа! Мы с женой с самого начала сомневались, что шанс, который нам выпал, его милость. Батюшка благословил нас, и сразу же начались искушения. Чечены эти, потом менты. Как будто кто-то стоит за спиной и говорит 'убей, убей, убей', и так, в принципе, легко это сделать. Нохчей с пулемета порезать, ментов в тихую с их же глушаков завалить. Только жизнь после этого сразу станет другой, не моей она станет. Ты вот святошей меня назвал, а я даже не знаю, правильно ли я верю в него, но сердце, а не мозги мои, говорит мне, что лишить жизни врага я могу только в том случае, когда смерть в глаза мне заглянет, будет прямая угроза моей семье, всем нам. Вот в глаза мне стволы наведут, на жену мою, детей, на тебя! Тогда выстрелю, не задумываясь, а продуманно, как баранов, резать или стрелять с мыслью о возможной беде я не могу. Тогда чем я лучше буду этих чеченов или душегубов ментовских? В таком вот ключе. Иначе не могу! Не можешь понять меня, прими как есть!   - Ладно, не грузи меня и не грузись сам. Просто имея таких жирных тараканов в голове, ты элементарно можешь не успеть, вот и весь мой сказ. Давай договоримся, что ты не будешь щелкать клювом и пистолет больше не оставишь в машине, - ехидно смотрел на меня Слон.   - Кстати, насчет пистолетов, махнем не глядя? - предложил я Сергею старый пацанский прикол.   - Что на что? - удивленно смотрел на меня братишка.   - Браунинг на... - я достал из-за ремня Глок и Таурас, - на любой!   - Какие кучерявые игрушки! - несказанно обрадовался Сергей, - согласен только на оба.   - По рукам, но АПБ тоже мой.   - Грабь меня, пока я добрый.   Серега достал Хай пауер и протянул его мне. А я отдал ему оба трофея. - Серега, как истинный маньяк, закрутил в руках оба пистолета. Чуть не облизывая их от удовольствия.   - С Буденным, пока его инфаркт не хватил, нужно общаться?   - Да нет, не волнуйся! - Серега махнул в сторону своей машины, одним из пистолетов, - с коньячком отойдет. Ему все равно деваться некуда, склад пустой, охранять нечего, а он, как выяснилось, фактически жил в своей будке. Так что наш с потрохами дедуля.   Так получилось, что с остановками и разговорами на базу мы прибыли только к вечеру. Охранник возле ворот долго не хотел пускать нас на территорию, пришлось звонить Людмиле, ждать пока она поставит в известность руководство базы. А мы пока в ожидании разминали ноги, выгуливали щенков и кошек с котятами.   Вот створка ворот отъехала в сторону и охранник, идя впереди наших машин, показал, где нам припарковать нашу колонну. Мы поставили наши машины возле двухэтажного здания, которое впоследствии оказалось гостиницей. Напротив стоянки был небольшой заброшенный сквер с постаментом в центре, на котором отсутствовал обелиск, или что там стояло. Сквер был огорожен живой оградой из разросшихся кустов и нескольких деревьев с начавшей желтеть листвой. Выйдя из машин, мы с Сергеем отправились к руководству базы, куда нас сопроводил охранник. Администрация представляла собой двухэтажное здание из старого белого кирпича, чоповец, сидевший на вертушке, был вооружен сучкой АКСУ-74. Форма его, в отличие от виденных мной ранее охранников, была сшита из добротной ткани, да и снаряжение впечатляло - форма, туго обтягивающая его торс, наводила на мысль о бронежилете, как у них тут все непросто.   Мы поднялись на второй этаж, где нас встретил вальяжный, крепкий, но начавший полнеть мужчина в прекрасном костюме, кабинет настолько контрастировал с обшарпанными коридорами, по которым нас вели, что мы с Сергеем стояли, удивленно разглядывая богато оборудованный кабинет.   Хозяин кабинета представился нам Нурланом Кусаиновичем. Услышав его отчество, Серега только хмыкнул. Предложив нам сесть на стулья, стоявшие вокруг роскошного стола, он сказал, что профессор Хакимов звонил и сказал, что подъедет завтра и, к сожалению, наш перенос за ленточку отложен на два-три дня, какие-то проблемы с оборудованием. В связи с чем, нам предлагается разместиться в подобии гостиницы, естественно за отдельную плату. Так же сказал, что нужно собрать документы с переселенцев, так как нам перед транспортировкой на ту сторону необходимо получить новые документы. Сказал, что мы можем выбрать новые имена и фамилии, если кто-то нуждаемся в этом. На той стороне у всех новый шанс и новая жизнь. Попросил оружие, если оно у нас есть, не носить на виду, поинтересовавшись, есть ли у нас какие-то дополнительные просьбы. Я спросил, где мы сможем питаться, и есть ли возможность подключить мастерскую к электросети. Чтоб не терять впустую время до перехода, я решил заняться железом. Нурлан ответил, что на базе есть столовая, и никто нам не отказывает в возможности закупить продукты в городе. Подумав, он разрешил обратиться к электрику базы по вопросу подключения моей мастерской. Сергей поинтересовался, где можно будет помыться и можно ли будет поставить возле нашего транспорта палатку, чтоб разместить там часть наших вещей, так как нам надо будет переложить и пересортировать часть груза. Я с удивлением посмотрел на него, что он там собрался сортировать?   Нурлан ответил, что палатку можно будет поставить в сквере, но он рекомендует нам не расслабляться, так как завтра ожидается прибытие еще переселенцев, а охрана за наши вещи и нашу безопасность фактически не отвечает. На мой вопрос, как это не отвечает, и что за переселенцы, хозяин базы только махнул рукой и еще раз посоветовал нам не расслабляться. Даже так?!   Поселив Варвару с тещей в одном номере, а Романа с Верой в другом, сами решили разместиться в машинах и переставили их так, чтоб Ивеко стоял прицепом к стене, за ним между машиной и кустами поставили БРДМ, решив с утра им заняться и попытаться установить вместо брандспойта крупнокалиберный пулемет. Перпендикулярно Ивеко воткнули прицеп с барахлом, а потом, отстегнув прицеп, между кабиной Ивеко и этим прицепом, чтоб за инструментом далеко не бегать, воткнули автомастерскую, Урал перед этим поставив параллельно. Пока мы втроем ревели дизелями, наши старики устанавливали большую палатку в сквере. Точнее устанавливали дядя Коля и Александр Петрович, а Семен Михайлович, сидя на раскладном стульчике, давал им ЦУ. В результате у нас получилась небольшая мобильная крепость из машин, по узкой дорожке между которыми можно было пройти в сквер к палатке.   - Откуда столько туристического снаряжения? Палатка армейская, раскладные стол и стулья? - спросил я Сергея.   - Александр Петрович оказался старым туристом, вот весь его гараж и сгрузили в прицеп, покидав поверх оборудования.   -У него что, тоже есть права? - посмотрел я в сторону инженера, сидящего блаженно вытянув ноги в раскладном шезлонге рядом с дядей Колей, что-то увлеченно рассказывающего обоим дедам.   На сотовый позвонила Варя и сказала, что все устроились в номерах. Правда молодежь уже дрыхнет, а им хочется есть. Вечер был прохладный, но я предложил поужинать, чем Бог послал, всей компанией на свежем воздухе в палатке, на что Варя и теща Нинель с удовольствием согласились. Пока они хлопотали с подготовкой импровизированного ужина, вокруг Нинель лапчатыми гусями ходили оба Петровича, а Володя принес из машины примус Шмель и закопченный чайник. Мы с Сергеем переглянулись и метнулись в душ, когда вернулись, ужин был в полном разгаре, на складном столе хватало, чем закусить, а армейские кружки были полны свежезаваренным чаем. Лепота! Стульев не хватало, пришлось сидеть на свернутом спальнике рядом с женой. Все дружно делились впечатлениями о поездке, я, привалившись к теплому боку жены, мечтал лечь и уснуть.      Над чем бы ученые ни работали,   у них все равно получается оружие!   Южный Урал      Утром, проклиная помятые бока, я вылез из кабины Урала и метнулся умыться. Номера жены, тещи и молодежи были закрыты изнутри на ключ. Так что зубы пришлось чистить пальцем, найти мои туалетные принадлежности без жены было нереально. Вернувшись к машине, я принялся разбирать силовой кабель, которым можно было подключить мастерскую к местной сети, тут к машинам подошел мужичок в спецовке. Представившись местным электриком, поинтересовался, какое напряжение мне нужно, пришлось идти будить Володю, оказалось что 360. Слава богу, электрощит оказался рядом возле стены гостиницы. В общем, пока мне подключали кабель, я разбирал место возле токарного станка и верстака. Слава богу, умывшийся Володя помог распихать свои и мои вещи так, чтоб можно было спокойно работать. Решил составить список нашего оружия и боеприпасов и того, в чем мы можем еще нуждаться, у меня получилось:   1. Крупнокалиберный пулемет Браунинга - 1шт.;   к нему три ленты;   2. Пулемет МГ-53 - 1шт.;   к нему две ленты, одна на 50, сколько осталось во второй, неизвестно;   3. Карабин Медведь-2;   к нему три магазина по 10 патронов и две пачки по 50 шт.;   4. Автомат Калашникова АКС - 1шт.,   к нему 4 магазина и два цинка автоматных 7,6239, цинк патронов;   5. Автомат Калашникова АКСУ - 1шт.,   к нему три магазина и три цинка автоматной пятерки;   6. МП-38 - 1 шт.,   у Паровоза к нему два магазина;   7. Ружье ИЖ-81 12 к - 1шт.,   к нему сто патронов 12 к;   8. Пистолетов - 7 шт.;   9. Бесшумных АПБ - 1шт.;   10. Глок-17 - 1шт.;   11. Таурас 92 - 1шт.;   12. Обычных хай пауер - 1шт.;   13. ПМ - 1шт. - у Володи;   14. ПММ - 2 шт., трофеи, к ним по два магазина;   Патронов ПМ осталось две пачки.   Под пистолеты, кроме двух ПММ, не было ни одной оперативной кобуры, а так же не было у нас разгрузок, магазинов автоматных и пистолетных тоже было не густо.   У Володи стволы от Владимирова два штуки, два ПКТ, один почти новый, но без ствола. Гранат пол ящика, вогов два цинка и ящик американских пулеметных патронов в калибре 308 НАТО.    Немало получилось, но и немного. На 10 человек личного состава совсем немного, а с учетом, что два пистолета - мои, а с АКС и карабином Медведь я тоже не собираюсь расставаться, то получается, что с оружием у нас не густо. С боеприпасами еще хуже. На калаши хватает пока, а вот люгеровских патронов мало. И макаровских тоже практически нет.   Значит нужно что-то сделать.   а) посмотреть, что там еще лежит в Сережином чемодане.   б) Владимир заикался насчет пулемета танкового, точнее двух, и говорил, что еще что-то у него есть.   в) Оставались еще макеты и стволы:   - АКСУ Думми;   - РПК югославский с пропиленным стволом;   - АКСУ югославский с пропиленным стволом.   Решил устроить повторный шмон серегиному чемодану. В нем оказались макет РПД-44, к нему соответственно и был затвор. Так же два бубна с лентами. Поскольку затвор есть, то нужно подумать насчет ствола к нему. Так же в чемодане были макеты пистолетов-пулеметов Мадсен и Судаев с убитыми в хлам затворами и стволами, пропиленными вдоль. С этими пока бессмысленно разбираться. Мадсен, правда, был под люгеровскую девятку, и к нему было три магазина с целыми губками. Но патронов этого калибра у нас было не густо. Недолго думая, решил:   а) Перебрать Володины ПК танковые и сделать из двух один;   б) Попробовать восстановить РПК югославский, под него была личинка и ствол от максима, можно попробовать выточить из него замену деактивированному.   в) Попытаться восстановить РПД-44, уж больно мне нравилось его ленточное питание. Ствол можно попробовать сделать из ствола от пулемета Лахти Солоранто, правда, этот ствол, несмотря на то, что отрезанный патронник был под мосинский патрон, был, однако, внутри калибра 308.   г) АКСУ Думми под пятерку и югославский АКСУ под автоматную семерку придется оставить на потом. Ствол на сучку можно было восстановить из заваренного, а вот под юга ничего не было кроме личинки, и то, если подойдет от нашего АКМ.   Пока я разбирался, раскладывая макеты, стволы, которые хотел использовать для восстановления и личинки затворов к ним же, пришли Александр Петрович и Семен Михайлович. Увидев, чем я занимаюсь, дружно решили, что будут мне помогать. Помощники. Недолго думая, предложил им перебрать оба ПКТ и сделать из двух один рабочий. Тут объявились Володя и дядя Коля. Эти тоже заинтересовались железом. Дядя Коля попытался отжать у меня один магазин от Мадсена для примерки на МП-38. Но был мною обломан по самые не хочу, патронов и так нет. В разговоре выяснилось, что у Володи есть снайперская винтовка Мосина с хорошей кучностью, правда, молотовского производства, и два старых учебных подствольника, он забрал у приятеля в гараже. Александр Петрович оказался владельцем охотничьего СКС.   Глядя на них, как они по очереди и все вместе хватаются за железки, я понял, что этот бардельеро надо разогнать. Попросил Володю и Александра Петровича решить возможность установки Браунинга на БРДМ, а так же реально ли приспособить пулемет к дистанционной стрельбе, установив его на место брандспойта. Так же озадачил их, что нужно попытаться установить на него оптику от Владимирова, или еще какую-нибудь из Володиных запасов, потому как без оптики с него стрелять будет невозможно. Не сажать же на установку стрелка, а если еще пулемет будет смонтирован на дистанционной установке, то и оптика понадобиться с оптическим кабелем, в которую можно целиться тоже дистанционно. Глядя на изумленного инженера и капитана, осознавших величину проблемы, я успокоил капитана, что, естественно, никто не собирается отжать у него железо на халяву, и все будет оплачено. Остались Буденый и дядя Коля Паровоз. Им было предложено заняться переборкой ПКТ. Набрав инструмента, они ушли в палатку.   Наконец-то объявился Серега, позевывая, он глядел, как я, разложив макеты, думаю с чего начать. У него, как выяснилось, осталось 2750 тысяч рублей из моих четырех миллионов от сделки на заводе и оплаты станков Александра Петровича. Я предложил ему забрать из этих денег за макеты и патроны, взятые в его гараже. А остальные, вместе с теми, что остались у меня в сумке в машине, сдать Варваре и подготовить с Варварой и тещей Нинель список оборудования и продуктов. А так же Володе, как человеку воевавшему, необходимо прикинуть, что нам может понадобиться из походной одежды и обуви и спланировать поездку в город на закупки всего этого. Даст Бог, там есть такие магазины - охотничьи или туристические. По вопросу с векселями я сказал Володе, что будем решать его, когда приедет профессор с дочерью. Сергею вся эта байда мне не понравилась, но глядя на то, что он явно мешает мне, а остальные тоже занимаются делом, он тяжело вздохнул и отправился в гостиницу к девчонкам.    Первым решил сделать РПК. Чтоб не испортить ствольную коробку, решил потренироваться на кошках, то есть на сучке, точнее на макете Думми. Снял все лишнее с макета - газоотвод, цевье и, выбив ось, снял откидную крышку ствольной коробки. Выбил штифт, фиксирующий ствольный блок в передней муфте с боевыми упорами. Положил макет на тиски, штифт сразу не пошел, но, в общем, выбил и его. Встал вопрос, как вытащить ствол. Долго искал рычаг, главное было стронуть ствольный блок вперед, не погнув коробку. В общем, сдвинул. Дальше пошло проще. Посмотрев на ствол от думми, решил отложить его и заняться макетом РПК.   Сделав все так же, как и на макете думми, вынул ствол с РПК. Выбив оси, снял мушку в сборе, газоотвод и блок прицельной планки. В руках остался голый деактивированный ствол. На токарном станке выточил из ствола от максима практически копию ствола РПК. Единственное, оставил в казенной части диаметр ствола максима, проточив такое же поперечное оребрение, как и на родном стволе от макета. Остался вопрос с разверткой для патронника и газоотводным отверстием. Боковую дырку под газоотвод просверлить абы где и абы как было нельзя. Надо было попасть сверлом в поле нареза. С дульного среза отлил в снятый ствол свинцовую пробку, обмотав его предварительно мокрой тряпкой. В свинцовую пробку, пока свинец не застыл, вставил кусок длинной проволоки. Развернул дреммелем отверстие под сброс газа конической алмазной насадкой. Со стороны патронника подвел пробку с предварительно отмеченным на ней маркером выступом нареза и согнул конец проволоки под прямым углом. Получил реальный размер места, где сверлить на новом стволе. Теперь так же отлил свинцовую пробку в новый ствол. Отметил на проволоке нужный размер и загнул её конец. Так, всё, сверлим вот тут, на этом месте.   Для изготовления развертки пришлось сгубить круглый напильник. Отпустил его автогеном. На токарном станке выточил профиль развертки, проверяя его штангенциркулем, и на патроннике деактивированного ствола макета дреммелем сделал продольную канавку, в которую будет стекать стружка. Времени только на развертку убил целый час. Отполировав и закалив её в масле после нагрева автогеном, помолился, чтоб её не повело. На удивление получилось всё путем с первого раза - это чудо! Если честно, я знал теорию, но не очень верил, что получится сделать такую работу на практике. Да уж...   Тут пришли Володя с Петровичем, за ними подтянулись Семен Михайлович и дядя Коля. Решили перекусить и обсудить, что получилось. Брандспойт демонтировали, но под вопросом остался бак на БРДМ и насос для закачки и выброса воды. ПКТ тоже перебрали, но отсутствие приклада, сошек и обычного механического спуска осложняли его применение в качестве ручного единого пулемета.   Подошли из гостиницы женщины и молодежь, и мы общими усилиями накрыли стол. Закипел чайник, все уселись вокруг стола, мужчины раздобыли где-то лавки, так что места хватило всем. Прежде чем мы опять окунулись в вопросы железа, нашими дамами нам было доложено, что продукты заканчиваются, в столовой реально поесть только в обед и ужин и не факт, что столовская еда съедобна. Решили выделить Дядю Колю в качестве водителя на джипе для поездки в город, с ним поедет Сергей, теща Нинель и Роман. Вера остается присматривать за щенками и кошками, как дипломированный ветеринар. Тут опять как-то странно, как вчера вечером, у меня пиликнул телефон. На экране появился значок интернета, но эта функция у меня отсутствовала в тарифе.   После обеда каждый занялся своим делом, дядя Коля и Роман получили по пистолету ПММ в оперативках, и пошли разгружать джип от всего небезопасного, которому, как ни странно, нашлось место в одном из прицепов. Семен Михайлович присоединился к мозговому штурму Володи и Александра Петровича, занимающихся БРДМ. Я вручную занялся разверткой патронника. Серега устроил мне допрос, какого оборудования не хватает для оружейной мастерской. Я поинтересовался - это как, с полной выкладкой или по минимуму, на что Серега порекомендовал развернуть всю ширь моих желаний. Потихоньку разворачивая патронник ствола РПК, я все больше и больше увязал в своих мечтах и желаниях. Тут было все и кокильное литье, и литьевые машины для литья стали в кокиль, обрабатывающие центры с ЧПУ для изготовления деталей сложной формы, и установки для воронения и хромировки. Даже размечтался о горизонтальном молоте для ротационной ковки стволов и вспомнил про установку Булат. Пока я притирал патронник после развертки, используя для этого стальную гильзу и алмазную пасту, Сергей задавал наводящие вопросы. Тут вернулись Роман и дядя Коля. Все дружно собрались и умчались в город за покупками. Пришли Володя и Александр Петрович рассказать, что пока у них не получается установить крупнокалиберный пулемет, то есть они его смогут поставить вместо демонтированной трубы брандспойта, но вот с оптикой пока не получается. Для этого есть всё: прицел термооптический с возможностью дневного режима, системный блок обработки сигнала, поступающего с прицела через оптоволокно, два взрывозащищенных монитора, на которые можно вывести не только изображение с прицела, но и данные баллистического калькулятора. Но вот связать все это в единую систему они просто не могут. Тем более, на БРДМ обнаружилась какая-то система управлением движением. Выносной пульт дистанционного блока позволял не только крутить и поднимать дистанционную установку, но и управлять самой машиной, с этого же пульта. Блин, да что за машина нам досталась! В общем, их вердикт звучал так: нужен специалист серьезного уровня. Да где же такого взять? Бак оказался состоящим из двух секций: один под воду, а второй под пенный состав. Я предложил им подумать над тем, что бак под воду оставить как есть, а вот сегментный бак под пену использовать под соляру, как дополнительный бак, и связать его с единой топливной системой.   Еще Петрович предложил в качестве рабочей идеи установить на кожухе пулемета систему охлаждения аргоном, у него есть две емкости с этим газом. Управляемые клапана, термодатчик и змеевик они тоже могут сделать. Обтекатель, оставшийся на стволе пулемета, можно использовать как отправную точку, приделать к нему аргоновой сваркой кусок дюралевой трубы от ствола брандспойта, внутри вставить термодатчик и установить змеевик. На мой вопрос, что это даст, меня заверили, что так можно увеличить ресурс ствола. Как только температура ствола поднимется выше нормы, которая будет установлена на термодатчике в кожух вокруг ствола из баллона с аргоном автоматически по трубке в змеевик пойдет аргон. Как только температура упадет, подача газа автоматически перекроется. Ну да, оптики нет, а охлаждение ствола есть. Ладно, пусть дерзают. И я предложил установить в качестве курсового пулемет ПКТ. Благо, на нем был штатный и рабочий электроспуск. И подвести его к оставшейся в целости и сохранности кнопке управления огнем не представлялось мне трудным. Мужики умчались, загруженные новой идеей.   Почти два часа я потратил на сборку и установку ствольного блока РПК. Главное, первым делом было выставить зазор между стволом и личинкой, иначе или затвор не будет открываться, или газы буду прорываться в ствольную коробку. Пришлось за отсутствием калибров проходного и непроходного, наклеить на донце стальной гильзы бумажку. Собрав югославский РПК, я наконец-то присел. Проверять, как он стреляет, было негде.   Придется сразу, пока запал не прошел, заняться РПД-44. Вытащить ствол и снять с него блок мушки и газоотвод не представляло труда. Но вот сделать другой ствол из ствола Лахти было сложно. Дело в том, что и мушка, и газоотвод натягивались на ствол на свои посадочные места. Ствол Лахти был оребренным вдоль всей своей длины. М-да, придется переделывать газоотвод и делать его разрезным. Сказано еще не значит сделано, отрезать часть газоотвода было легко, но вот наварить металл, сделать крышку на болтиках, это было еще тем сексуальным процессом. Было бы время, проще всего сделать деталь заново. Но времени у меня практически не было. Проточил посадочные на стволе Лахти, торцанул ствол на токарном станке со стороны патронника и обточил посадочное место в ствольной коробке. Тем же способом как на РПК поймал место, где сверлить отверстие под сбор газа и развернул патронник. В пору приступать к установке мушки, и тут я понял, что укороченный ствол даст такую вспышку!.. В общем, надо делать пламегаситель. Кроме посадочного места под блок мушки нарезал резьбу под пламегаситель. Почему резьбу? Да потому, что может понадобиться установить глушитель. Ага, представил себе на минутку глушитель на пулемет. Было поздно, резьба уже украшала ствол. Выточил толстую шайбу, нарезал внутреннюю резьбу, а потом, накрутив на ствол, отметил маркером и, скрутив шайбу со ствола, отрезал болгаркой сегменты снизу и сверху. Вырезал из листовой стали верхнюю и нижнюю часть пламегасителя. На сверлильном станке просверлил отверстия под лепестки перегородок, с которыми пришлось помучиться, слесарить я хорошо не умею. Собрав в тисках конструкцию, прихватил все аргоном. Накрутил на ствол. Да, с размерами я явно дал маху, впору ставить такой набалдашник на ствол ПТР. Надеюсь, что пламегаситель в таком исполнении не развалится на стволе от первой же очереди. РПД сил моих взял вагон, одна конструкция выстрела с заднего шептала и запирание на два упора чего стоила. Это было просто садизмом, два раза хотел все бросить. Особенно когда выставлял зазор, между новым стволом и личинкой затвора. В общем, получилось все на русский авось. Даст бог, затворную раму не выдует при первом же выстреле. Стрелять буду, дергая за веревку, я не сумасшедший.   Когда на верстаке стояли два пулемета, уже вечерело. Мы довольные сидели на лавке, попивая чаек. Пришла Варвара и сказала, что вернулись из города добытчики, а самое главное, позвонил профессор и сказал, что они с дочерью буду в течение получаса. Наделив её кружкой чая с огня, я пожалел, что нет у нас самовара. Надо будет самому съездить в город и посмотреть. Тут примчался Сергей и, разведя руками так широко, как будто показывал размер судака, сообщил, что там приехала такая красавица со старым хрычом. Судя по его улыбке во всю слонярскую морду, Людмила сразила его. Не знаю, в какое место Сереге влетела стрела Амура, точнее, знаю, но скромно промолчу. Надо вести знакомить профессора и его дочку с народом.         Накатить бы стакан и заесть обалденным закатом!   Перед тем, как отплыть в государство бессрочных теней.   Южный Урал      Познакомился народ, как ни удивительно, к обоюдному удовольствию! Серега был сама предупредительность и внимание, пытаясь обволочь Людмилу своим слоновьим обаянием, он шутил в тему. Как-то само собой образовалось застолье. Каждый нашел собеседника по интересам, мы с Варварой общались с профессором о предстоящей инъекции. Профессор успокоил нас, что они такое делают не в первый раз. Медпункт на базе операцию сделать позволяет, его поддерживают в рабочем состоянии. Обсудили векселя и проблемы с их обналичкой, рассказав Хакимову всю авантюрную историю их приобретения. Профессор спросил, что нам нужно на эти деньги, так как переправить приобретенное через портал они смогут вместе с переселенцами, которых они с дочерью подыскивают из медработников и отправляют на ту сторону. Я отказался от своей доли в векселях и сказал, что вся сумма принадлежит Сергею, и что его широкая душа захочет пусть то и заказывает. Серега, наконец-то, с неохотой оторвался от Людмилы, которой он шептал комплименты, воспринимаемые ею с искренним удовольствием. Сразу вспомнилась песня про девушку, которая созрела. Выложив перед профессором листочек, он начал зачитывать список оборудования, который я в пылу мечтаний вываливал ему в мастерской. Вот продуман. Хакимов пообещал, что насколько возможно, он приложит все силы в розыске такого специфического оборудования. Людмила, на короткое время освободившаяся от душного внимания Сергея, рассказала нам с Варварой, что они привезли еще и универсальную полевую лабораторию по диагностике биологического материала на совместимость с искомым биологическим материалом. Краткий курс, который нужно было пройти для использования этого оборудование, занимал месяц, но мы решили, что Людмила проведет экспресс курс с Верой. Благо определенный уровень образования был как раз у снохи. Она хоть и ветеринар, но в прошлом медсестра.   В общем, даже на вечер у половины присутствующих образовались неотложные дела. За столом со мной остались Сергей, дядя Коля с Александром Петровичем, ухаживающими за тещенькой. Варвара ушла вместе с Людмилой и Верой. Подошедший Семен Михайлович попросил у меня разрешение почистить оружие, если какое-то нуждается в чистке. Опять в кармане пискнул телефон, посмотрев на экран, увидел появившийся символ 'е'. Так настораживает появление на телефоне функций, о которых я не знаю, и которые я не оплачивал. Выдал на чистку Буденному АКС, АКСУ, МГ-42 и Медведь, в карабин дед сразу влюбился.   - Масло оружейное и обычное есть в мастерской, ветошь там же.   - Хорошо.   Буденный вцепился в карабин, видно, он произвел на него неизгладимое впечатление. Фига, дедушка, моя лялька, но я так устал, что обрадовался возможности переложить чистку оружия на плечи ветерана, раз его стволы интересуют больше, чем тещенька, значит, так тому и быть. Вернувшись за стол, стал разбираться с телефоном. Функция, появившаяся на экране, была интернетом, его я не оплачивал. Как отменить ненужную функцию, не знал. Ко мне подсел Серега. Увидев телефон в моих руках, он поинтересовался, с чем я там мучаюсь. Мой рассказ его не порадовал. Забрав телефон из моих рук, он несколько минут вглядывался в значок на экране и как будто что-то вспоминал.   - Знаешь, братан, а ведь это может быть проблемой.   - Это с какого такого какая-то буква и проблема, - посмотрел я на него с нескрываемым удивлением.   - Дело в том, что перед тем как меня взяли, на моем телефоне тоже появлялся значок интернета, а потом умные люди мне объяснили, что через провайдера, именно через функцию интернета, можно отследить местонахождение абонента телефона. Такие вот невкусные болты! - задумчиво посмотрел он на меня. Тут в нашу задумчивую компанию влился дядя Коля, который был уже порядочно навеселее. Увидев, как мы вдвоем разглядываем один и тот же символ на телефоне, он не преминул нас порадовать, что у него на телефоне светится точно такой же. Тут озадачился Сергей.   - Это с каких таких заработков у тебя появился сотовый телефон? У тебя кроме расчески и финки в карманах добра по жизни не было, - с удивлением посмотрел на него Слон. Хмель в момент слетел с дяди Коли, и он порадовал нас, что сотовый опять же снял вместе с шикарными шмотками с одного из наших подземных сидельцев. От такой новости обалдели и я, и Сергей.   - А ты симку выкинул? - поинтересовался я у любителя халявной электроники.   Поняв, что Коля Паравоз совершенно не озадачился хотя бы такой мелочью, я понял, в какой жопе мы можем оказаться, если еще не оказались.   - Да чего вы, бродяги, щемитесь, я даже не самый крутой телефон выбрал, второй был навороченный, но я не смог понять, как им пользоваться, - порадовал нас простой по жизни сиделец. Ферасе!   - А его ты куда дел? - практически одновременно спросили мы у Николая.   - На верстаке оставил, с остальным барахлом из карманов.   -А ты его выключил? - естественно этот чудак на букву 'м' не выключил телефон, хотя чего его чудачить, сам виноват, что не проконтролировал процесс до конца, правильно Серега меня чистоплюем называет.   - Бац! - Серега так долбанул ладонью по столу, что вся посуда подпрыгнула и на секунду зависла в воздухе. На нас испуганно смотрели и тещенька и Володя с Александром Петровичем.   - Какого болта вы их не замочили! - Тяжесть его взгляда просто придавливала меня прессом к стулу.   - Ты понимаешь, что все эти значки на телефоне твоем не случайно, - да уж ненужно быть гением, чтоб понять, что кто-то пытается вычислить наше местоположение, и этот кто-то или опера, или их руководство, а нам еще целые сутки ждать переноса.   - Всё, не ори, пожалуйста, сам понимаю какие мы пуделя с дядей Колей.   Забрав телефон дяди Коли, я вынул из него и моего телефона аккумулятор и симку.   - Александр Петрович! - посмотрел я на инженера, нужно у всех собрать сотовые и отключить их полностью, вынув аккумулятор. Посиделки заканчиваем, всем мужчинам вооружится, оружие на виду не держать. Володь! - посмотрел я на капитана, - нужно наладить дежурство, поставить часовых, но так, чтоб их не было заметно, а они могли видеть всё. Кроме личного оружия у часового должен быть пулемет. Сергей научит с ним обращаться. Запланированные на завтра дела не отменяем, но и не расслабляемся. Выезд в город делаем вооруженными.   - Сереж, завтра нужно будет пять векселей попытаться поменять на деньги, остальное отдадим Людмиле с отцом.   Тревога в душе запустила метроном, правда вместо мерного тик-так бухало Сердце. Бум, бум. Если эти гады выбрались и додумаются задействовать ОМОН, то нашим планам трындец.   - Ты думаешь о том же что и я? - посмотрел я на Сергея. - ОМОН?   - ОМОНа скорее всего не будет. Эти кадавры сами попробуют разобраться с нами. - утешил меня Сергей.   Хрен редьки не слаще. Так, спать придется у Варвары вооруженным, у детей тоже нужно кого-то оставить, чтоб исключить возможность захвата заложников.   - Сергей, а ты сможешь поспать на полу у Романа и Веры? - Слон утвердительно кивнул.   Пришли Володя с Буденным, у капитана под курткой спрятан АКСУ. Семен Михайлович был с Медведем. Надо будет на карабин накрутить глушитель, нам с Сергеем тоже пистолеты взять с глушителями. Если появятся упырьки, то лучше всего порешить с ними тихо, если Бог даст. Завтрашний день стал не просто тяжелым, но и чертовски опасным. Вот гады рогатые, на язык скакнули. День закончился плохо. Объяснять Варе, зачем я пришел спать на полу, не стал. Сказал, что в машине спать сил нет, не привык я. Молодежи пришлось объяснить всё чуть подробнее с условием, что они не проболтаются.   Спать с таким настроем не получилось, пару раз падал в сон, но тут же тревожно выныривал. Утром ни свет ни заря соскочил и помчался умываться. В коридоре навстречу попались какие-то чурки. Смуглые мужики, одетые кое-как, втроем тащили какие-то баулы, за ними шли две женщины в натуральной парандже, или как называется это сооружение на голове у мусульманок. Девочка лет двенадцати в платке и застиранном халатике тоже тащила узел, держа за руку двух чумазых мальчишек. Пистолет пришлось спрятать за спину и, прижавшись спиной к стене, провожать процессию, проблагоухавшую мимо меня.   - Апчхи, - непередаваемый аромат немытых тел с утра бодрит получше нашатыря. Постучав в дверь молодежи, получил от сонного Ромки информацию, что Серега уже умчался куда-то. Блин, надо купить маленькие рации, нам срочно нужна связь. Очередная поездка в город неизбежна, я не смогу поехать, Варваре будут делать инъекцию, придется ехать дяде Коле и Сергею, и Романа пусть с собой возьмут, пора банковскому трудяге пролить реальный пот.   Возле машин с утра пораньше уже суетились наши деды. В прицепе к Уралу на куче вещей был сформирован маленький бруствер, из которого торчал ствол МГ, за ним виднелась седая шевелюра Семена Михайловича. Ствол пулемета был виден только вблизи, а так его хорошо скрывала тень от тента прицепа. Обалденная картина: бруствер из двух матрасов, а между ними пулемет. Буденный, как же его фамилия, реально надо будет спросить, помахал мне рукой.   - Как ночь прошла? - спросил я его.   -Да тихо все, Володя, правда, сказали, что вокруг базы полночи какая-то тачка ездила. Ну мало ли кому не спится.   - Семен Михайлович, как Вы себя чувствуете, сорвали Вас с места? - посмотрел я в глаза ветерану.   - Да не было никакого места. Мне уж полгода зарплату не платили, что подбрасывал Александр Петрович, на то и жил. Так у него у самого уже месяца три в кармане блоха на аркане. Так что с вами я до конца, если не выгоните, - с надеждой посмотрел на меня тезка Буденного.   - Вас выгонишь, вон Вы какой грозный, - кивнул я на пулемет и на ствол Медведя, с накрученным на него глушителем. - Вы нам очень нужны, а уж то, что Вы знаете, как работать на оборудовании, которое мы купили, так Вас нам Бог послал.   - В Бога я не верю, Иван Андреевич, но то, что знаю, расскажу и покажу без всяких утаек. - Михайлович встал из-за импровизированной баррикады и потянулся до хруста в старых костях.   - Семен Михайлович, как ваша фамилия, а то мы Вас всё Буденным зовем между собой.   - Осипов я, а насчет Буденного, так мне нравится, так и зовите, - улыбнулся старик.   - У меня к Вам вопрос. Есть четыре не восстановленных автомата. Не хватает стволов, есть хорошие пулеметные стволы, но жалко их укорачивать. Может, подскажете, как мне выкрутится, прутки ствольной стали у нас есть. Токарный станок тоже. Я слышал, можно стволы продорнировать вручную или с помощью пресса вертикального. Но вот как дорн сделать, я не знаю, - с надеждой посмотрел я на старого специалиста.   - А вот это Вы по адресу! - обрадовался Семен Михайлович. - Дорн сделать я сумею. Но нужна инструментальная сталь, но если делать парочку стволов, то можно сделать из напильника.   - В общем, я на Вас рассчитываю. Как Вас сменят на посту, мы позавтракаем, а потом сразу и займемся в мастерской, - посмотрел я на старика с надеждой.   Со стороны административного здания послышался громкий голос Сергея, он шел в нашу сторону с профессором и Людмилой. Походу, народ на завтрак собирается. Возле палатки шумел примус 'Шмель', на нем стоял закопченный чайник. Надо будет напомнить Сергею насчет самовара, и дров купить, мало ли что, пить сырую воду не слишком хорошо для здоровья, а кипяточком кишки прополоскать всегда приятно.   Когда стол был накрыт, я сбегал за женой и тещей, молодежь уже собралась. Так что завтрак прошел на ура. За столом в разговоре с профессором я чуть не подавился горячим чаем, когда он мне сказал, что они с дочерью давно приняли решение, если источник препарата будет найден, то они переберутся за ленточку, и будут делать реабилитационный центр на Новой Земле. На мой вопрос, как же бросать начатое тут дело, на которое профессор положил столько сил и средств, он мне ответил, что он, прежде всего, ученый, и если препарат у него будет без ограничений, то они смогут начать серию экспериментов по изучению воздействия препарата на другие органы, и наша молодежь только подтвердила, что такие исследования жизненно необходимы. Молчавший до этого Сергей услышав, что профессор с Людмилой собираются переехать за ленточку, обрадовался как ребенок. О, как накрыло братишку, вот у кого, во истину, с огня, да в полымя - то зона и полная безнадега, и, вдруг, свобода и любовь накрыла по полной. Он так откровенно с надеждой глядел на Людмилу, что та аж запунцевела от его жаркого взгляда, извинилась, сказала, что ей пора идти подготовить всё к инъекции, встала и ушла. Серега только подорвался вслед, очарованный по самые не хочу, как я срезал полет Слона, напомнив ему о необходимости поехать в город.   Составили список необходимого - рации, армейская одежда для всех участников нашего цыганского табора. Неожиданно, в процессе составления списка выяснилось, что у Владимира есть пять старых армейских РПС с автоматными подсумками и подсумками под воги. Так же у этого хомяка оказалось пять стальных касок в чехлах и куча берцев разного размера и разной степени изношенности. Остановив поток, изливающийся из нашего капитана - и.о. прапорщика, я попросил его изложить наличие всего на бумаге, напомнив ему, принести учебные подствольники. Попытаюсь восстановить их.   Каждый занялся своими делами. Я отвел Варвару в медпункт, она очень волновалась перед процедурой, хотя, со слов Людмилы, процесс был отработан, единственным недостатком была реакция организма на препарат. Он усиливал метаболизм, соответственно, и сопряженные с ним естественные процессы очистки организма тоже ускорялись, в общем, нам предстояла бессонная ночь. Поцеловав жену, я с нелегким сердцем дал Людмиле увести её в процедурный кабинет, в котором уже все было готово.   Вернулся в нашу крепость, в мастерской уже был Буденный. Он разложил макеты автоматов на верстаке и задумчиво крутил затвор от Мадсена. Мы с головой окунулись в процесс и пришли к единому мнению, что мы можем пока восстановить только АКСУ в родном калибре и Мадсен.   Для восстановления АКСУ нужно было выточить поршень, выбить пруток со ствола, напаять шайбу на торец патронника и развернуть её до необходимого размера. С Мадсеном было чуть сложнее, придется наварить, срезанный под 45 градусов, затвор аргоном. Ствол получалось изготовить из деактивированного ствола от МГ-42. С югославским АКСУ пока ничего не получалось для его ствола жалко было портить ствол от Лахти. Можно было его сделать под еще более редкий патрон 9×39 мм, так как кусок ствола от МГ позволял, но где взять такой редкий спецбоеприпас?   Семен Михайлович занялся изготовлением дорна, использовав для этого остатки круглого напильника, который я порезал на развертку для патронника РПК. Сделав отливку в деактивированный ствол от Мадсена, он определил величину хода нарезов. Отпустив автогеном напильник, он выточил из него на токарном станке основу для дорна. Вставив заготовку, в мерительную головку, он разметил выступы на дорне, которые и будут продавливать в заготовке нарезы. Когда токарный станок освободился, я обрезал до нужного размера остатки ствола от МГ и развернул внутренний диаметр под дорнирование. Долго мучился с подбором развертки, из имеющихся в наличии инструментов, под патронник 9 люгер, увы, придется изготовить новую развертку. Пока я точил с остатка напильника профиль развертки, Буденный дреммелем нарезал канавки на дорне, аккуратно выдержав их наклон, чтоб шаг нарезов соответствовал оригинальному стволу. Отшлифовав дорн, он закалил его тем же способом, что и я калил развертку. Пока я делал развертку под пистолетный патрон, Семен Михайлович смазал заготовку внутри тавотом и аккуратно забил дорн. Мы выставили заготовку ствола на гидравлическом прессе, в качестве штанги для проталкивания дорна использовали каленую шпильку, соответствующей длинны и диаметра. Со слов Семена Михайловича, можно было, в принципе, пробить дорн через такую короткую заготовку просто кувалдой, но он боялся, что дорн изготовленный в кустарных условиях, может быть перекален. Так что проще было протолкнуть его с помощью пресса. Пока старый мастер пробивал дорном заготовку, я занялся восстановлением затвора. С ним было проще, вся проблема была в том, что нужно было для лучшей прочности наваренной детали правильно подготовить поверхность для обварки. Пришлось поработать болгаркой. Наварив срезанную поверхность, я снял остатки на заточном станке. Получилось не сильно красиво придется отшлифовать подающую часть затвора и дреммелем сформировать чашку затвора под гильзу. Заготовка ствола у старого мастера получилась на загляденье. Нарезы были просто чудо! Решили ствол оставить такой же толщины, но нарезать на конце резьбу под глушитель. На автомате со свободным затвором получить полное глушение было нереально. Но есть возможность сделать такое, значит, сделаем. Я сбегал в машину и принес глушитель от Медведя, с учетом его длины, изделие получится монструозное. В результате наших общих усилий у нас получилась еще одна единица автоматического оружия, условно бесшумная. Вес у Мадсена, с учетом цельноштампованного корпуса с накрученным глушителем от Медведя, зашкаливал за пять кило, но Серега у нас парень здоровый, ему такая газонокосилка будет в самый раз.   Час до обеда и еще три часа после мы убили на восстановление АКСУ. Основными проблемами встала напайка шайбы на казенную часть для последующей подгонки личинки затвора и восстановление автоогня. Шайбу тупо припаяли припоем. Новую развертку делать не стали, подобрав для снятия припоя развертку из готового инструмента. Разобрав патрон, использовали гильзу от него в качестве калибра, наклеив на донце пару бумажек, чтоб создать необходимый размер для регулировки эстракции гильзы. С восстановлением автоматического огня было сложнее. Пришлось не только наварить на затворной раме срезанный выступ, но и высверлить заглушки на месте третьей оси и установить купленный мной в Зипе рычаг автоогня. Я долго точил газовый поршень, это оказалось совсем непросто с учетом утраты старых навыков токаря. Все бы ничего, но нарезка резьбы на конце поршня заняла у меня больше времени, чем само его изготовление. В результате наших трудов у нас на руках оказались две дополнительные единицы оружия. Приехавший с поездки Сергей, покрутив в руках Мадсен, сказал, что ему хватит МГ-42 и двух пистолетов. Дядя Коля, увидев Мадсен-монстра в руках Сергея, потребовал и ему изготовить глушитель на МП-38. Я пообещал, что мы постараемся, но не сегодня.   Поездка оказалась удачной. Купили не только продукты, Сергей в охотничьем магазине высмотрел несколько обычных и оперативных кобур под ТТ. Их можно было переделать под наши пистолеты, кроме АПБ, естественно. Так и придется таскать его под мышкой в прорези, в которую я превратил внутренний карман куртки. Серега обрадовал меня известием, что, когда они заезжали в ворота, он видел, как Людмила ведет Варвару в гостиницу. Блин, что же мне никто не сообщил. Полдня пролетело в трудах, а я, гад, совершенно забыл о жене. Бросив всё, я метнулся в гостиницу. Людмила сидела с Варварой и Верой в номере, с удивлением посмотрев на меня, они попросили не отвлекать их от изучения методички для использования полевой лаборатории. Левый глаз Вари был закрыт повязкой, но судя по тому, что она не лежала, а сидела, внимательно слушая Людмилу, инъекция завершилась без проблем. В общем, меня выгнали взашей. В коридоре мимо меня опять прошла благоухающая потом компания азиатов. Что-то я брезгливый безмерно стал. Поглядев им в спину, я принял решение вернуться в мастерскую.   Вернувшись к машинам, я застал нашу компанию за обсуждением паранойи, якобы накрывшей нашего дядю Колю. Тот божился, что в одной из иномарок, попавшихся им на встречу в американском пикапе, он якобы видел оперов, которые нас пытались накрыть в гаражах. Так, а вот это беда, я отозвал Сергея в сторону и предложил ему озаботится нашей безопасностью, полностью вооружив личный состав и составив график дежурств. Заниматься оружием больше не хотелось. Тем более, что для двух оставшихся макетов не было заготовок для стволов, а ППС Судаев было бессмысленно восстанавливать в родном калибре ТТ за полным отсутствием у нас данного патрона.   Сергей предложил обсудить с профессором обнал векселей, так как обналичить пять штук на сумму пять миллионов в городе не получилось. В местном отделении Сбербанка сказали, что такую сумму нужно заказывать. И выполнить они смогут только в течение суток. Вот же непруха, посетовал Сергей. А я расстроился, что мы только засветили и векселя и место их нахождения. Нам еще только чехов не хватало в комплекте к операм. С операми было хреново. Если они определили наше место нахождения, и тем более не увидеть нашу машину, попавшуюся им навстречу не смог бы только слепой. Значит нужно ждать визит ОМОНа или самих оперов.   Пришлось озадачить профессора, передав ему векселя, а он обрадовал Сергея, сказав, что договорится с руководством Ордена под свою ответственность и Сергей получит за вычетом процентов сумму пяти векселей на той стороне, а на остальные деньги будет закуплено оборудование из списка Сергея. Обдумав совместно проблему оперов, решили посвятить в неё руководителя базы Нурлана Кусаиновича. Хакимов созвонился с ним и договорился о встрече.   Наши проблемы Нурлану очень не понравились. Он сказал, что, несмотря на то, что Орден заинтересован в переселенцах с активной жизненной позицией, но его, как представителя Ордена, совсем не устраивают возможные стычки на базе, и он не может гарантировать нам безопасность - это наша проблема. Но вот то, что на территории базы не будет никакого ОМОНа - это решить в его силах. Он легко может договориться с местными внутренними органами, что никакого ОМОНа ни местного, ни тем более с другой области на территорию базы он не допустит. Он тут же перезвонил по телефону и минут десять в нашем присутствии разговаривал с кем-то на местном языке. Только пару раз в разговоре проскользнули русские ругательства. Закончив разговор, он тяжело посмотрел на нас.   - Я лично попросил начальника местного УВД держать нас в курсе, если кто-то попытается получить информацию о базе. Он мой личный друг и деловой партнер, - Нурлан несколько минут смотрел на нас. По его лицу было понятно, что ему совсем не нравится эта ситуация. Но, видно, он принял решение в нашу пользу. Да уж, про чеченцев, думаю, не стоит ему рассказывать, а то этот крутой местный бай прикажет своим аскерам, и нас, как проблемы, быстро не станет на его земле. И профессор нам не сможет помочь.   - С территории базы выезжать Вам я запрещаю, если вдруг Вам придется стрелять, защищаясь, то сразу предупреждаю Вас. Используете только бесшумное оружие, если оно у вас есть, или режьтесь на ножах, канонаду устраивать я не позволю. Не дай вам бог попасть в кого-либо из моих людей, и за собой уберетесь сами. Раненых везете на ту сторону, тут мне лечить негде.   Куда девать трупы, я не стал спрашивать, дай бог обойдется.   На такой напряженной ноте расстались. Профессор попытался успокоить нас, может все обойдется и действительно нашему спутнику показалось, но мы мрачно переглянулись с Сергеем. Ночка нам предстояла еще та. Профессор сказал, что они уедут завтра и попросил остаться меня для окончательного разговора.   В разговоре выяснилось много любопытных деталей. На той стороне мы попадем на одну из баз Ордена, с неё нам нужно будет проехать несколько тысяч километров на территорию какого-то ППД в город Демидовск. Там на русской территории работает первый из отправленных профессором специалистов микробиолог. Со слов профессора, этот специалист является просто ученым, и рассчитывать на него в поисках источника препарата не приходится. Он сможет отработать привезенные мной из поиска образцы и точно определить на соответствие искомому. Так же он поможет мне закрепится на новом месте, попытается помочь найти работу для меня и моих близких. Попытаться помочь - звучало крайне оптимистично. Но я очень надеялся и рассчитывал, что, если есть оружие, то мастерская по его ремонту и модернизации понадобится на той стороне. Профессор назвал мне имя и отчество микробиолога и предупредил, что мы после перехода сможем полностью поменять свои имена и фамилии, внести их в новые документы. Мы прошли в его комнату, где он на фирменном бланке со странным логотипом вверху, изображающим пирамиду, написал гарантийное письмо на сумму 4 500 000 рублей, и, заверив печатью и подписью, попросил передать его Сергею. Да уж, нехилые проценты они тут гребут. Как будто услышав мои мысли, Хакимов Эдуард Рафаилович, полное ФИО его я прочитал в письме, обрадовал меня известием, что на той стороне с этой суммы будет взят еще определенный процент и рубли будут переведены в местную валюту. На том и расстались. К моему приходу наша компания кипела не только подготовкой к ужину, но и распределяла между собой вооружение и обмундирование. Каски, конечно, решили не надевать, а вот бронежилет для часовых совсем бы не помешал. С учетом того, что машины остаются охранять Володя и неполное отделение дедов, надежность охраны была под большим вопросом. Для вооружения решили оставить только бесшумное оружие. В импровизированный дзот, в прицепе, заступает часовой с Медведем, с накрученным на него глушителем. Для автоматов МП-38 дяди Коли и Мадсен быстро изготовили импровизированные глушители, использовали для этого два маслофильтра от машин. Я выточили два переходника с резьбой на токарном станке. Испытали тут же в сквере, зарядив в магазины по паре патронов. Псевдоглушители работали, как ни странно, вполне достойно, на полный магазин отстреляться хватит, а там, как бог даст. Распределив остатки люгеровских патронов между двумя пистолетами пулеметами, получилось по полтора магазина, не густо. Предупредили всех, что открывать огонь нужно только в крайнем случае, и не дай бог хоть кому-то попасть пулей в административное здание.   Быстренько перекусив, чем Бог послал, разбежались каждый по своим местам. Я в комнату Варвары и тещи, а Сергей лег спать в комнате молодежи, двери закрыли на замок. Расстелив спальник прямо на полу, я подготовил себе спальное место, в ствол сразу же дослал патрон и поставил на автоматический огонь. Пистолетчик с меня никакой, так что точность мне, надеюсь, сможет заменить очередь тяжелыми пулями ПМ. Варвара находилась под действием препарата, перед сном мы сходили в местный туалет, я шел, охраняя жену, по коридору, держа пистолет под полой куртки. Из-за приоткрытых дверей соседних комнат о чем-то общались между собой наши соседи.   Спать не получалось, сон не приходил ко мне, нервы стояли дыбом. Поскорее бы на ту сторону.         А вдоль дороги мертвые с косами стоят... И тишина   Южный Урал         Мимо нас, наклонив низко голову в парандже и спрятав руки под длинным халатом, что-то от нас явно пряча под ним, практически протиснулась одна из мусульманок. Она вышла из женского туалета на нашем этаже. 'Какая-то она широкоплечая', - подумал я. Варвара, опираясь правой рукой на стену, практически бежала впереди меня, так на неё побочно действовало лекарство, которое прописала ей Людмила. Мочегонный эффект у этого лекарства был таким мощным, что Варвара на отрез отказалась воспользоваться деревенским способом и сходить в ведро прямо в номере. Чистоплотность её просто зашкаливала, и, невзирая на опасность, мы уже второй раз путешествовали с ней по королевскому маршрута. И тут мне в глаза бросился отпечаток обуви на полу, он был красного цвета, и форма обуви оставившего его была мужской. Все это молнией проскочило в моей голове, нервы мои и так стоявшие дыбом, взорвались адреналиновым взрывом, я, выхватывая стечкин из-под полы куртки, левой рукой сильно толкнул Варвару вперед и вниз и закричал: 'Падай!' Сам стал валиться, как подкошенный, практически плашмя одновременно разворачиваясь лицом и правой рукой с пистолетом в сторону коридора, который мы уже прошли. Краем глаза я увидел, что тетка за нашей спиной стоит, пытаясь вытащить из-под полы халата тяжелое ружьё, в прорезь паранджи - сетка была откинута назад - на меня глядели холодные как смерть глаза опера, которого я допрашивал в погребе. Еще не доведенный до цели АПБ разразился очередью. Время, кажется, остановилось, пули, повинуясь круговому движению моей руки, выбивали пыль штукатурки из стены и медленно приближались к цели, которая уже начала поднимать тяжелое ружье, наводя его в нашу сторону. Боже, лишь бы не кончились патроны в магазине.   'Дуут, дутт, дудудудт!' - плевал смертью пистолет, и вот первая пуля, ударив цель в плечо, откинула его назад, злые глаза удивленно расширились, и тут второе попадание в горло заставило откинуться назад голову, и оборотень, судорожно выхаркнув изо рта кровь на подбородок, как подкошенный стал оседать на пол. Ружье он так и не выпустил из руки, упав вместе с ним и оно, тяжко звякнуло об бетон пола. Стреляя, я одновременно видел и слышал все и вся. Как плачет упавшая Варя за моей спиной, как толчками выплескивается кровь из пробитого пулей горла. Рука судорожно искала второй магазин, пистолет, зажатый в моей руке, со стоявшим в заднем положении затвором, как будто кричал: 'Заряди меня!' А я страшно боялся, что сраженный враг встанет, поднимет ружье и разворотит картечью самое дорогое за моей спиной. Магазин найден, судорожно нажав на кнопку внизу рукояти пистолета, пытаюсь выдрать разряженный магазин. Вот нажата кнопка останова вниз, сыто чавкает затвор, досылая патрон в патронник. Я встаю, заслоняя собой упавшую Варвару, пячусь, как рак, спиной назад, мимо открытой двери туалета жду выстрела в левый бок. Навожу пистолет на упавшее тело в женском халате. Стреляю короткой очередью ему в голову. Из комнаты Романа и Веры выскакивает Сергей, держа оба пистолета с накрученными глушителями, наводя в мою сторону.   - Второй, наверное, тут в комнате, - показываю я стечкиным на приоткрытую дверь, в которой жили мусульманки с детьми. Серега встает, прижавшись спиной к стене, раскидывает в стороны руки с пистолетами, одновременно стараясь контролировать и лестницу, и вход в третью комнату. Я пячусь назад, приседаю на корточки рядом с Варварой, глажу её по спине.   - Успокойся, милая, все закончилось!   Ага, закончилось, где-то прячется второй гад. Варвара пытается встать.   - Не вставай пока! - мне нужно её спрятать, единственное место - это туалет. Но его нужно проверить.   - Сергей! - друг поворачивается ко мне, я показываю пистолетом на дверь туалета, а левой рукой на Варвару. Потом показывая ему круговым движением, что хочу осмотреть туалет. Серега кивает головой. Держа пистолет перед собой, я ногой толкаю дверь, и вижу на кафеле пола, раскинутые ноги женщины лежащей на полу, с неестественно откинутой назад головой, она только в старом цветастом платье, под головой у неё растекшаяся по полу лужа крови. Я захожу в воняющий хлоркой туалет, он пуст, кроме трупа на полу никого нет. Пнув по очереди двери кабинок, я убеждаюсь, что они пусты. Я выхожу в коридор, Сергей вопросительно вскидывает голову.   - Там труп! - Слон качает головой.   - Я поднимаю с пола Варвару, гляжу в её заплаканный глаз, второй заклеен повязкой и она не слетела.   - Очки, - Варя показывает, рукой на пол, где лежат слетевшие очки. Я поднимаю их, целы.   - Хорошая моя, надо спрятаться в туалете. Но там труп, - зрачок Варвары расширяется от ужаса. - Девочка моя, больше негде, ты спрячешься в кабинке. Я, как разберусь с недобитком, сразу вернусь за тобой. Надо, милая, больше негде! - веду Варю за руку. Закрывая от неё страшное зрелище на полу туалета.   - Я боюсь, мне страшно! - трясясь, как осиновый лист, Варя прижимается, ко мне. И тут как будто кто-то другой, злорадно шепчет мне прямо в голове. Убил бы тогда в погребе, не было бы этого ужаса. Я зло трясу головой. Варя удивленно смотрит на меня.   - Закройся в кабинке, сядь на унитаз и никому не открывай, - да уж, нашел безопасное место рядом с трупом. Оставив Варвару в кабинке, я выхожу, страшно смотреть в сторону несчастной, горло которой перерезано кухонным ножом, который тут же валяется на подоконнике. Вот гад, заставил раздеться и перерезал горло как овце.   В коридоре я подхожу к трупу, стараясь не показываться в дверном проеме полураскрытой двери, подтягиваю ногой выпавшее ружье, сжавшее в предсмертной судороге рукоять, рука не выпускает его. Приходится за ствол практически оттянуть на себя, отведя ствол в сторону и ружье и труп. Вывернув левой рукой из ладони трупа ружье, я оказался владельцем странной барабанной пушки с коротким стволом и тактической рукоятью вместо цевья. 'Протекта', - всплывает в голове название ружья. Держать в руках эту бандуру и АПБ тяжело, левую руку оттягивает барабанная махина ружья, в правом АПБ с накрученным глушителем. Я кладу ствол ружья на плечо. В комнате слышаться возня.   - Скорее всего, он в этой комнате, - говорю я Сергею, показывая стволом.   - Догадливые какие, - раздается из-за двери. - Дайте уйти, а то застрелю эту соплячку.   - Выходи, мы тебя не тронем, - разрешает ему Сергей.   Из-за двери раздается дрожащий от волнения голос второго опера.   - Только не думайте, что Вы сможете меня обмануть, только малейшая угроза оружием, и я снесу ей голову. Дверь открываясь, тихо скрипит. Из-за неё показывается девочка, к её голове покрытой повязанным платком, прижат ствол двуствольного обреза. Рот заклеен скотчем, карие глаза переполнены ужасом. Я бессильно скриплю зубами, одно наше неверное движение, и гад начисто снесет ей голову.   - Я сейчас спущусь вниз по лестнице. Вы дадите мне уйти, иначе я убью ребенка.   - Иди, сука, тебя мы не тронем, - выдавливает из себя Сергей. В его взгляде, брошенном на меня, я вижу злость на меня и желание крови.   - Только попробуй что-то сделать девочке. Мы тебя в решето превратим! - говорю я прячущемуся за девочкой оперу.   - Да хотел бы, всех чурок уже кончил. Кто же знал, что ты такой шустряк очкастый, - опер вытолкнул перед собой из двери ребенка, не отрывая ствола обреза от её головы.   - Говорил я Витьку, не надо за Вами ломиться, плохо все кончится! - посмотрел он на своего подельника, лежавшего в луже крови.   - Отпусти ребенка, и мы дадим тебе уйти! - я с надеждой смотрел на этого гада. Попытка была жалкая, но вид убитого мной человека и стволы, прижатые к голове ребенка, вызывали во мне приступ тошноты.   - Ага, нашли придурка, друган вон мозгами по полу пораскинул. А я не хочу! - патовая ситуация.   - Тогда мы с тебя не сведем стволов, сделаешь что-то с девочкой, нашпигуем тебя пулями.   - Смотри, мы доводим тебя до ворот. Там ты отпускаешь ребенка и бежишь за угол. Мы тебе гарантируем, что не будем стрелять. Идет? - смотрю я в глаза душегуба. Не сводя с него ствола пистолета, приседаю и кладу тяжелую Протекту на пол.   - Дойду до ворот, там посмотрим, - морщится он, глядя на направленные на него глушители моего и серегиных пистолетов.   - Иди, - машу я в сторону лестницы стечкиным.   Прижимаясь спиной к стене, прикрываясь телом ребенка, он медленно скользит спиной мимо закрытых дверей наших номеров. Обрез у него прижат к виску ребенка, так как же сделать так, чтоб он хоть на мгновение отвел стволы от девочки.   Господи, помоги. Помоги, мне Господи! Есть маленький шанс на лестнице, он будет спускаться спиной назад, это крайне трудно делать по бетонным ступеням, отполированными ногами до блеска за десяток лет.   Мы с Сергеем сопровождаем каждый шаг оборотня, целясь ему в голову. Даже если я выстрелю ему в голову, он успеет нажать на курок. Шаг, еще шаг. Закрываясь щитом тела девочки, он аккуратно скользит по ступеням вниз. И вот он стоит на площадке между этажами. А мы спустились уже до середины первой лестницы.   - Дууттт! - глухо гремит выстрел в бетонном колодце лестницы. Ладонь душегуба, пробитую пулей, швыряет назад вместе с обрезом от головы девочки. Не успев толком понять, кто стрелял, я всаживаю в перекошенное от боли лицо пулю, практически рядом дважды стреляет Сергей. Я кидаюсь к девочке, оседающей на пол, Господи хоть бы была жива. Слава тебе, Господи, она жива! Прижав её тело к себе, я вижу стоящего на первом этаже Буденного с карабином Медведь, из которого он целится в нашу сторону цилиндром тяжелого глушителя. Вот дед, как он умудрился попасть так точно прямо в руку с обрезом. Точно Ворошиловский стрелок. У моих ног последняя судорога сотрясает тело душегуба. Я не выдерживаю и блюю на его труп прямо над головой ребенка.   - Тьфу, чтоб тебя, - Серега забирает из моих рук ребенка и мимоходом, пинает труп. Тоже смотрит вниз на Семена Михайловича.   - Ну ты, дед, молоток!   Я, вытирая рукавом рот, бегу вверх по лестнице. Подбираю на ходу ружье с пола. Заглядываю в приоткрытую дверь. Тут начинают открываться двери наших номеров.   - Не выходите из комнат! - громко ору я. Настырная теща все равно высовывается из своей комнаты, видя меня с ружьем и пистолетом, она открывает рот, и тут она видит тело на полу, её глаза расширяются, и она практически готова заорать благим матом. И тут проходящий мимо неё Сергей с девочкой на руках, вежливо просит её не кричать.   - Где Варвара? - вместо крика спрашивает теща. Я, бросив взгляд в комнату, вижу лежащую на постели мусульманку и двух детей, связанных скотчем. Ладно, потом разберемся, я бегу по коридору к туалету, стучусь в кабинку. Прижимаю к себе кинувшуюся мне на шею жену.   - Только не смотри на пол, - прошу я её. И так, прижав лапочку к себе, увожу её, оберегая от страшного зрелища. Серега хозяйничает в комнате переселенцев, разрезая скотч на женщине и детях. Я, проходя мимо последнего номера, пинаю дверь и вижу двух мужчин, пытающихся избавится от скотча, которым они связаны. Увидев меня с женой, ружьем и пистолетом, они замирают на полу. Ясно, не закрыли двери в отличие от нас, вот опера их и повязали. Потом мой 'крестничек' отвел одну из женщин в туалет, чтоб переодеться, непонятно зачем он туда её отвел, это все можно было проделать и в комнате, или увидел, что её нет в комнате. Решил проверить, где она. Нашел в туалете, решил переодеться в её халат и паранджу, чтоб замаскироваться и убить меня или Сергея. А зачем он зарезал эту несчастную, совсем непонятно. Душегуб, собаке - собачья смерть! Мне навстречу попался Семен Михайлович с карабином в руках. Я попросил его сбегать за пластиковыми мешками в джип, чтоб упаковать упырьков, вот и пригодятся сволочам их же мешочки, если, конечно, охрана не услышала выстрелы и не появится. А то не избежать разборки полетов. Куда их девать, у меня даже сомнения не было, закопаем как собак, прямо в сквере. А вот что делать с телом женщины, я не знал, вина мгновенно отравила мне душу, из-за меня погибла эта несчастная, девочку чуть не убили. Варя долго не могла успокоиться. Мы сидели рядом на постели, я, как мог, успокаивал её. Ну что за жизнь, хотели чуда, а получаем какой-то гангстерский боевик вместо спокойной жизни! Напротив нас сидела теща и зло смотрела на меня. Поняв, что я уже исчерпал слова утешения, она сказала мне, чтоб я шел, а она займется дочерью сама. Возле открытой двери остановился Семен Михайлович с мешком в руках, карабин он не оставил, тот висел у него за спиной.   - Иди, Вань, иди! - сказала мне жена.   - Иван Андреевич, второго там Володя с Александром пакуют. Куда их девать будем?   - Упакуем, потом разберемся! - я вышел в коридор, Серега с освобожденными азиатами шел в туалет, что-то им объясняя.   Мы затолкали труп оборотня в его же пластиковый мешок, женскую одежду с него решили не снимать. В комнату из туалета пробежал один из этих... да кто они по национальности-то, надо будет потом спросить, на узбеков не похожи. Тут вышел Сергей, увидев как мы мучаемся с тяжелым телом, подошел к двери молодежи, постучал и отдал один из пистолетов выглянувшему на стук Роману, у того глаза расширились от увиденного. Мы подхватили с Сергеем мешок и отправились вниз. Там уже ждали нас Володя с Александром Петровичем, Володя держал за стволы открытый обрез.   - Куда этих девать будем? - спросил он меня, глядя снизу вверх.   - Закопаем в сквере! Как думаете, охрана не слышала выстрелов? - спросил я их.   - Да нет, с улицы ничего не было слышно! - сказал Петрович. - Николай вон до сих пор спит.   Я с удивлением посмотрел на Буденного.   - А вы как поняли. Что у нас тут, заваруха?   - Да никак. Приспичило в туалет. Метнулся как сайгак. Ту слышу, у вас шум наверху, хорошо карабин не оставил в машине, - дальше, сами видели.   - Спасибо тебе, Семен Михайлович!   Тот только махнул рукой. В общем, вместе с Сергеем и курдами, мы полночи отмывали полы, эти невзрачные на вид мужики, оказались представителями такого гордого народа, а потом по переменке копали могилы в сквере за палаткой. Душегубам мы откопали не так глубоко, а вот курды своей женщине выкопали целый дворец на два метра в глубину и потом еще в сторону. Место работы освещали люстрой на джипе. Приходил охранник, ему сказали, что на нас было нападение, утром расскажем все Нурлану, а сейчас готовимся к переходу, никак не можем растолкать имущество, в сквер его не пустили. Курд, жену которого зарезал оборотень, и его двое спутников принесли тело, замотанное в простыню, встав вокруг, долго плакали над могилой. Удивительно, прости меня Господи, всегда считал, что настоящие муслики к женам относятся, как к имуществу. Потом Серега растолковал мне, что у курдов вера немного отличается от мусульман.   Пришел вымотанный и упал без сил на спальнике между кроватей. В Урал совсем не хотелось. Варвара взяла меня за руку и попросила, чтоб я постарался больше не подвергать нас опасности. Обещать-то я пообещал, но вот как у меня это получится, не знал.   Утро не заставило ждать, возле наших машин стоял местный хозяин в окружении трех бойцов. То, что мы похоронили нападавших прямо на территории базы, ему не понравилось, зло глядя на нас, он долго пыхтел как бык. Но, видно, ему в голову сразу не пришло решение, что делать. А когда он узнал, что тут же в сквере похоронена и одна из жертв нападения на нас, он просто взвился вверх. Не находя слов, он минут пять ругался на обоих языках, охранники его резко напряглись, но увидев ствол пулемета, направленный из прицепа, немного сдали обороты и стали ожидать решения своего хозяина. Узнав, что она мусульманка, и её похоронили по обычаю, Нурлан немного успокоился, но сразу сказал, что перехоронит её на святой земле ближайшего мусульманского кладбища. Тут я вынул из кармана пятьдесят тысяч и попросил его решить вопрос с телами нападавших. Дав команду одному из бойцов взять у нас деньги, хозяин базы развернулся и собрался уходить. Но тут я вежливо попросил его разрешения, объехать окрестности базы и попытаться найти машину напавших на нас. Уловив логику моей просьбы, найти и зачистить улики, он дал распоряжение своей охране, по-царски махнув рукой в нашу сторону.   Через полчаса наши поиски увенчались успехом. В проезде между частными домами стоял мощный четырехдверный дизельный пикап Додж Рам. По автомобильному брелоку с ключами, найденными в кармане одного из нападавших, никак нельзя было судить, что они именно от этой машины. Но я нажал кнопку, сигнализация громко пискнула, и дверь машины разблокировалась. Сергей, отобрав у меня ключи, сразу полез за руль. Машина явно подходила ему по габаритам кабины и высотой колес. Пикап был темно-зеленого защитного цвета, но хромированный бампер и выхлопные трубы, задранные вверх выше кабины с залихватски отведенными назад наконечниками, выглядели как-то комично, как будто кто-то наставил пикапу хромированные рога на всю его кабину. К моему искреннему удивлению, пикап оказался не только дизельным с шестицилиндровым дизелем Cummins, но еще и с длинной базой кузова и сдвоенными задними колесами в модификации 3500. Посмотрим, как ты, братишка, управишься с автоматической коробкой! Но когда я сел в кабину, то слева от меня торчала обычная ручка, то есть пикап был с механической коробкой передач. Удивительная конфигурация для американца. Топлива, правда, будет жрать безмерно, но и груз повезет, с учетом рамы и фаркопа, тоже достойный. В общем, покойнички, забираем, заверните. Тьфу, грех так шутить.   Серега крикнул дяде Коле, что мы едем на базу. А я увлеченно разбирал бардак на заднем сиденье. Судя по предметам, которые я нашел там, именно эта машина была показательно выездной у оперов, которых мы приголубили. Тут нашли и оперативки к обоим пистолетам -Глоку и Таурусу. Упаковка с люгеровскими патронами югославского производства несказанно обрадовала меня и Сергея. А за задним сиденьем стоял пластиковый футляр с еще одним ружьем, которым оказался монструозный Спас-15, какая-то убогая фантазия у наших 'крестников' оказалась. Жутко крутые и фактически беспонтовые ружья для ближнего боя, 12-ти зарядная Протекта, вот этот огромный Спас-15, похожий на штурмовую винтовку размерами с хорошую табуретку. Понятно, почему второй опер взял простой обрез, перелазить с такой пусть и пластиковой дурой через стену совсем неудобно. Вот и выбрал он двухзарядный, но смертельно удобный обрез двухстволки. Вчера Серега вытащил из одного патрона 12 калибра самопальную начинку, на толстой пластиковой леске висело шесть картечин. Прилетело бы мне с Протекты не по детски, разворотило бы меня насмерть. О! В спортивной сумке лежало десяток пачек с картечными патронами и самопальная кобура к обрезу. Запасливые ребята были!!!!   Когда мы въехали на двух джипах на территорию базы, нас встречала практически вся охрана во главе со своим боссом, у того от вида найденной машины просто глаза на лоб вылезли.   - Смотри, братишка, щас его жаба до смерти заквакает! - ехидно прокомментировал состояние местного хозяина Слон.   - Лишь бы не нас, до смерти! - грустно констатировал я. Нурлан махнул нам рукой. Мы остановились, возле его ног лежал канат с узлами, навязанными вдоль него, на конце этой самопальная лестница была привязана большая металлической кошка.   - Что, нашли место, где они перебрались, через стену? - спросил я возбужденного жадностью начальника, но видно здравый смысл победил. Он понял, что ему ни к чему такая приметная машина. Не знаю, волновало ли его наше мнение на этот счет, но он протянул мне запечатанный пакет.   - Тут документы на всех вас. Через час переход, будьте готовы, выстраиваетесь колонной перед тем ангаром. Выполняйте все указания оператора.   - А что с этой машиной делать? - поинтересовался я у победившего жабу начальника.   - Мне она тут не нужна, забирайте с собой, - отвернувшись от нас и даже не попрощавшись, он отправил в офис. За ним отправилась вся стайка охраны. Я, оглядевшись по сторонам, подобрал веревку с крюками на конце и забросил её в кузов пикапа, пригодится. А кто-то капитана в жадности упрекал. Сам - хомяк!   - Молчит хомяк! - выдал из окна пикапа Сергей. Вот зараза, он что, мои мысли читает?   Через час наша колонна стояла перед ангаром. Впереди Ивеко Сергея, за ним Володя на красном БРДМ с пулеметом, укутанным в брезент, за бардаком мой Урал с прицепом, а сзади нас подпирали Ленд Крузер с дядей Колей, тещенькой и молодежь со всеми кошками и собаками на борту. Кошек и щенков пришлось связать, чтоб они лежали неподвижно, чего это стоило Вере и Роману можно было ярко увидеть по их исцарапанным рукам. И замыкал нашу колонну Додж Рам зеленого цвета, которым гордо управлял Александр Петрович, а попутчиком ему был наш меткий стрелок Семен Михайлович, наш Буденный.   Провожали нас профессор и Людмила. Сергей держал руку девушки в своих огромных ручищах, что-то тихо говорил ей. Уж не знаю, какие слова нашел Слоник, но щеки девушки покрывал румянец и она смотрела на нашего друга с выражением человека, который очень жалеет, что вот так все закончится еще не начавшись. Ой, да выдумываю я все, думает, поскорее бы Слоняра уехал. Нет уж, пусть будет любовь, она так нужна Сереге.   - Пам, пам, парарараампам, пам, - забухтел я марш Мендельсона и получил легкий подзатыльник от жены.   Как всегда, сразили моё высокое понимание чуйств налету. С профессором мы еще раньше все обговорили. Так что, когда над ангаром загорелась зеленая лампа, а Серега с сожалением отпустил руку девушки и полез в высокую кабину Ивеко, мне осталось только помахать профессору рукой, дай бог тебе здоровья, хороший человек. А нам дай, Господи, обрести то, к чему мы так стремимся. Колонна, ревя дизелями, медленно втягивалась в ангар. В конце его показалась огромная арка портала, конструкция напоминала недостроенную секцию маленького ангара в ангаре. Наши машины заезжали на платформы, которые стояли на роликах огромного транспортера. И вот над аркой портала загорелся зеленый сигнал, и как будто серебрянное зеркало закрыло всю его вертикальную поверхность.   - Владыко, Господи, небесе и земли, Царю веков! Благоволи отверсти мне дверь покаяния, ибо я в болезни сердца молю Тебя, истиннаго Бога, Отца Господа нашего Иисуса Христа, света миру, призри многим Твоим благоутробием и приими моление мое, не отврати его, но прости мне, впадшему во многие прегрешения. Приклони ухо Твое к молению моему и прости мне все злое, которое соделал я, побежденный моим произволением. Ибо ищу покоя и не обретаю, потому что совесть моя не прощает меня. Аминь!   Вот наши лица коснулись серебряного зеркала. Я держал руку жены в своей руке.   Спаси и сохрани нас, Господи!!!!!   

Связаться с программистом сайта.

Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"

Устройство автомобиля - Главная 9
К чему снится Машина во сне по 90 сонникам! Если видишь
Устройство автомобиля - Главная 100
Об утверждении Правил дорожного движения, Основных
Устройство автомобиля - Главная 97
Дубинин Андрей Валентинович. В поисках Рая!
Устройство автомобиля - Главная 3
Zlobniy. Бремя лишних (за горизонт 2)
Устройство автомобиля - Главная 52
2 способа сделать репост в инстаграме Арс
Устройство автомобиля - Главная 28
Булочки из дрожжевого теста Рецепт с фото
Устройство автомобиля - Главная 42
Устройство автомобиля - Главная 56
Устройство автомобиля - Главная 24
Устройство автомобиля - Главная 46
Устройство автомобиля - Главная 38
Устройство автомобиля - Главная 91
Устройство автомобиля - Главная 46
Устройство автомобиля - Главная 43
Устройство автомобиля - Главная 54
Устройство автомобиля - Главная 87